Прокурор вправе возвратить

Прокурор вправе возвратить

Статья 221 УПК РФ. Решение прокурора по уголовному делу

1. Прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему одно из следующих решений:

1) об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд;

2) о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями;

3) о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

1.1. В случае сложности или большого объема уголовного дела срок, установленный частью первой настоящей статьи, может быть продлен по мотивированному ходатайству прокурора вышестоящим прокурором до 30 суток.

2. Установив, что следователь нарушил требования части пятой статьи 109 настоящего Кодекса, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, прокурор отменяет данную меру пресечения.

2.1. Установив, что к моменту направления уголовного дела в суд срок домашнего ареста или срок содержания под стражей оказывается недостаточным для выполнения судом требований, предусмотренных частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса, прокурор при наличии оснований возбуждает перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей.

3. В случаях, предусмотренных пунктами 2 и 3 части первой настоящей статьи, прокурор выносит мотивированное постановление.

4. Постановление прокурора о возвращении уголовного дела следователю может быть обжаловано им в течение 72 часов с момента поступления к нему уголовного дела с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением — Генеральному прокурору Российской Федерации с согласия Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). Вышестоящий прокурор в течение 10 суток с момента поступления соответствующих материалов выносит одно из следующих постановлений:

1) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя;

2) об отмене постановления нижестоящего прокурора. В этом случае вышестоящий прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд.

5. Обжалование решения прокурора, указанного в пункте 2 части первой настоящей статьи, в порядке, установленном частью четвертой настоящей статьи, приостанавливает его исполнение.

Комментарии к ст. 221 УПК РФ

1. На разрешение данного перечня вопросов и принятия по ним решения прокурору отведено десять суток. Прежде всего поэтому, когда хотя бы один из обвиняемых находится под стражей, уголовное дело прокурору с обвинительным заключением должно быть передано не позднее чем за десять дней до истечения срока данной меры пресечения.

2. В резолюции прокурора на обвинительном заключении помимо фразы «утверждаю» должны быть указаны должность, специальное звание, фамилия и инициалы прокурора.

3. По общему правилу прокурор, возвращая уголовное дело для дополнительного следствия, не вправе предрешать вопросы доказанности обвинения, достоверности того или иного доказательства и преимущества одних доказательств перед другими, а также считать установленными обстоятельства, которые подлежат проверке в ходе предварительного следствия.

4. При возвращении дела для дополнительного расследования прокурор вправе внести в адрес руководителя следственного органа представления как по поводу нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшего возвращение дела для дополнительного расследования, так и при обнаружении других нарушений закона и прав граждан, допущенных при производстве предварительного следствия.

5. Под недостатками (п. 2 ч. 1 коммент. ст.) здесь понимаются не только нарушения уголовно-процессуального закона, но и норм нравственности. Недопустимо, к примеру, где без этого можно обойтись излагать в обвинительном заключении дословно нецензурную брань, произнесением которой сопровождалось совершение преступления, и др.

6. При утверждении обвинительного заключения, постановления о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера прокурор обязан проверить наличие в деле документов, в которых отражено место нахождения вещественных доказательств, предметов и ценностей, изъятых по делу .

См.: Инструкция о порядке изъятия, учета и хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. N 34/15.

7. Прокурор лишен возможности самостоятельно составлять новое обвинительное заключение. Это полномочие — прерогатива органа предварительного следствия.

8. Возвратить же уголовное дело для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых прокурор вправе и тогда, когда требуется изменение обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от первоначального обвинения.

9. Существенно отличающимся от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать такое обвинение, которое связано с вменением преступления другого рода или изменением формулировки обвинения, нарушающими право обвиняемого на защиту.

10. Об основаниях изменения или отмены меры пресечения см. комментарий к ст. 110 УПК.

11. См. также комментарий к ст. ст. 24 — 28, 44, 97, 99, 171, 175, 220, 230, 237 УПК.

rulaws.ru

Суд вправе возвратить уголовное дело прокурору для квалификации деяния как более тяжкого преступления

02 июля 2013 г. Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности части первой ст.237 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Согласно позиции Конституционного суда РФ, суд, выявивший неправильную уголовно-правовую оценку следствием обстоятельств преступления, вправе возвратить уголовное дело прокурору для квалификации деяния как более тяжкого преступления.

Дело о проверке конституционности части первой ст.237 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Российской Федерации по запросу Курганского областного суда и жалобе гр.Узбекистана Гадаева Б.Т. было рассмотрено 03 июня 2013 г.

Оспариваемая норма УПК предоставляет суду право (по собственной инициативе или ходатайству одной из сторон) вернуть уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Ходатайство потерпевшего по уголовному делу гр-на Гадаева о возвращении дела прокурору для предъявления подсудимому более тяжкого обвинения было отклонено судом. При этом было указано, что такие требования должны мотивироваться существенными нарушениями требований УПК и не могут касаться ни фактических обстоятельств дела, ни вопросов квалификации, ни доказанности вины. Вынесенный впоследствии приговор был оставлен в силе судом второй инстанции.

Курганский областной суд проверял законность и обоснованность решения суда первой инстанции о возращении уголовного дела прокурору в связи с необходимостью квалификации действий обвиняемых как более тяжких преступлений. Придя к выводу, что оспариваемые нормы не позволяют возвратить дело по основаниям, допускающим или предполагающим в дальнейшем возможность ухудшения положения обвиняемых, он приостановил производство по делу и обратился с запросом в Конституционный Суд.

Согласно позиции Конституционного суда, суд уполномочен самостоятельно давать окончательную правовую оценку обстоятельствам дела. Безусловное следование лишь позиции стороны обвинения или защиты означало бы недопустимое ограничение самостоятельности суда как носителя судебной власти.

Нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе предварительного расследования, могут привести к вынесению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора. Одним из подобных нарушений может являться и несоответствие квалификации деяния установленным судом обстоятельствам дела. Отсутствие у суда возможности их устранения влечет неправомерное вмешательство в осуществление судебной власти, самостоятельность и независимость которой защищает Конституция РФ. При этом также нарушаются и права потерпевших от преступлений, которые лишаются возможности эффективно защитить свои законные интересы в рамках уголовного процесса.

Таким образом, оспариваемые нормы, ограничивающие возможность суда по исправлению неправильной уголовно-правовой оценки обстоятельств дела, не соответствуют Конституции РФ. Федеральный законодатель должен выработать правовой механизм устранения подобных ошибок. Впредь до внесения изменений в законодательство суды вправе возвращать уголовное дело прокурору для квалификации деяния как более тяжкого преступления. Соответствующее решение суд может принимать как по собственной инициативе, так и по ходатайству одной из сторон процесса.

И.о. начальника отдела
государственных обвинителей
советник юстиции А.В. Шкинев

www.irkproc.ru

Прокурор вправе возвратить

Более 30,8 млн. рублей задолженности по заработной плате погашено в результате принятых органами прокуратуры Вологодской области мер реагирования

В соответствии со ст. 135 Гражданско-процессуального кодекса РФ (ГПК РФ) исковые заявления определением суда возвращаются в случае, если:

— истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора;

— дело не подсудно данному суду;

— исковое заявление подано недееспособным лицом;

— иск не подписан или подписан и подан неуполномоченным лицом;

— в производстве этого или другого суда либо третейского суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям;

— до вынесения определения суда о принятии искового заявления к производству суда от истца поступило заявление о возвращении искового заявления.

Возвращение искового заявления не препятствует повторному обращению истца в суд после устранения допущенного нарушения, на которое указано в определении суда. На данное решение может быть подана частная жалоба в порядке, установленном главой 39 ГПК РФ. Срок на подачу жалобы установлен ст. 332 ГПК РФ и составляет 15 дней со дня вынесения определения судом первой инстанции.

В силу ст. 21 Федерального закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации», а также ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе оспорить решение суда только по делам, в которых он сам принимает участие.

Разъяснения подготовлены помощником прокурора области по правовому обеспечению, взаимодействию с общественностью, рассмотрению писем и приему граждан Тарасовой Е.В.

prokvologda.ru

Власть и право

«Кому-то хочется столкнуть лбами два ведомства»

Прокуратуре могут вернуть право возбуждать и прекращать уголовные дела

После марта 2018 года функции прокуратуры могут быть расширены — в частности, надзорному ведомству предполагается вернуть право возбуждать и прекращать уголовные дела. Этих полномочий прокуроры лишились после создания СК РФ. Вопрос о передаче Генпрокуратуре дополнительных полномочий обсуждался еще весной 2017 года в Совете Федерации.

Органы прокуратуры РФ может ждать реформа после выборов президента России в 2018 году. Об этом «Газете.Ru» сообщил источник, близкий к руководству надзорного ведомства. «Вероятно, что после выборов произойдет определенная реформа, в ходе которой прокуратура получит некие полномочия, которых не имеет сейчас. Это касается, в частности, права возбуждать и прекращать уголовные дела. Рассмотреть предложения о наделении прокуроров дополнительными правами обещал еще весной нынешнего года Совет Федерации, и не исключено, что после выборов президента они будут приняты», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

В конце апреля 2017 года спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила профильным комитетам верхней палаты рассмотреть предложения по законодательному расширению полномочий прокуроров. Это произошло после доклада Генерального прокурора РФ Юрия Чайки о состоянии преступности, с которым он выступил в Совфеде. Чайка тогда заявил, что прокуратуре необходимы дополнительные права для более эффективного контроля и обеспечения законности. «Именно прокурор осуществляет функцию уголовного преследования, а не следователь. Следователь — как рабочий инструмент в руках прокурора. Во всем мире прокурор выполняет одну из двух функций: сам расследует уголовное дело либо руководит расследованием. У нас, к сожалению, нет ни той, ни другой функции», — подчеркнул Юрий Чайка. Поэтому, по его мнению, необходимо внести в законодательство изменения полномочий прокуратуры.

Кроме того, глава надзорного ведомства тогда призвал дать прокурорам право санкционировать до направления в суд намерение следствия об аресте задержанных подозреваемых. «Я считаю, что при аресте у прокурора должны быть полномочия — прежде, чем вести на суд, этот вопрос должен санкционировать прокурор. Когда затрагиваются конституционные права гражданина, такие действия должен санкционировать прокурор»,— отметил он. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко тогда высказала одобрение по поводу предложений генпрокурора.

Источник «Газеты.Ru», близкий к руководству Следственного Комитета, сообщил, что, возможно, реформа будет достаточно глубокой и прокуратуре вернут в том числе и следственные функции, которые у ведомства отобрали после создания СК РФ.

«Это вполне реально. Дело в том, что сейчас нет особой разницы, в составе прокуратуры находится следствие или оно выделено в отдельное ведомство. Той самой «конкуренции» органов, которой добивались при создании комитета, по факту не получилось. А так дела будут уходить в суд быстрее, будет меньше чиновников, что поможет ускорить расследование уголовных дел, которое сейчас тянется годами», — сказал он.

«Газета.Ru» направила официальный запрос в Следственный комитет России с просьбой прокомментировать данную информацию, однако к моменту публикации материала на него не ответили. Отказались комментировать сведения о возможной реформе и в Генпрокуратуре РФ. Тем не менее, источник «Газеты.Ru» в надзорном ведомстве опроверг возможный возврат следственных функций в прокуратуру.

«Это противоречит ряду международных конвенций, которые Россия подписала и ратифицировала. По их условиям, следствие и надзор за ним должны быть разделены. И если функции СК РФ вернут в прокуратуру, то тогда надо переподписывать все эти международные договоры и конвенции, а потом заново ратифицировать их. На это никто не пойдет», — подчеркнул источник.

По его словам, слухи о том, что следствие вернется в прокуратуру, ходят уже давно. «Дело в том, что накануне выборов кому-то очень хочется столкнуть лбами два ведомства, отношения между которыми и так непростые. Это может привести к замедлению принятия важных решений по тем или иным делам, так что к подобным слухам надо относиться с большой осторожностью», — подчеркнул собеседник «Газеты.Ru».

Идея создать полностью независимое следствие принадлежала еще Петру I. 25 июля 1713 года его указом был учрежден первый специализированный следственный орган России— следственная канцелярия гвардии майора Семеновского полка Михаила Ивановича Волконского. С тех пор этот день отмечается как день работника следственных органов. А в 1929 году следственные функции передали Прокуратуре СССР. Вновь к идее независимого следствия вернулись в 1990 году, соответствующие предложения были внесены в Верховный совет Советского союза. Однако рассмотрению этого документа помешали сначала развал Советского союза, а потом и роспуск Верховного совета.

Только в 2007 году началось создание независимых следственных органов. Сначала был образован Следственный комитет, который первое время еще входил в систему органов прокуратуры. Таким образом, председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ являлся первым заместителем генерального прокурора Российской Федерации, а работники Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации — прокурорскими работниками. И лишь в январе 2011 года СК РФ стал полностью независимым от прокуратуры органом. Одновременно с этим было принято решение об ограничении полномочий прокуратуры. В частности, ее работникам запретили самостоятельно возбуждать уголовные дела и прекращать их. Надзорное ведомство вправе лишь требовать этого от других органов.

Решение же о разделении функций следствия и прокурорского надзора тогда обосновали тем, что, в соответствии с общепринятыми в развитых странах нормами, одно ведомство не может одновременно и вести следствие, и осуществлять независимый надзор за ним.

Бывший следователь прокуратуры РФ, а ныне адвокат Вадим Багатурия считает, что создание СК РФ негативно сказалось на качестве следствия по ряду причин. «Лозунги о необходимости неукоснительного разграничения расследования и надзора лично я не считаю актуальными. За время работы в следствии прокуратуры я ни разу не ощутил на себе особенного отношения со стороны прокуроров, по сравнению, например, с коллегами из МВД. Прокурор не сочувствовал никому из нас по признаку профессиональной принадлежности.

Главным позитивным отличием прокурорского следствия до 2007 года являлась кадровая политика, которая не позволяла без обязательной работы «на земле» в течение нескольких лет получать повышение. Да что там, устроиться в прокуратуру можно было, потрудившись год-два на общественных началах и зарекомендовав себя. В Следственный комитет же стали набирать, не побоюсь сказать, «по объявлению», что привело к текучке и падению уровня работ», — рассказал он.

Впрочем, по словам Багатурии, свои позитивные моменты в создании СК РФ все же были. «Например, следствие стало более открытым и улучшило криминалистические возможности за счет бюджетных ассигнований», — сказал он.

«Должны быть четкие и понятные функции прокуратуры, сейчас она фактически ни на что не имеет права, только поддерживает обвинения и направляет ходатайства. А давать прямые указания, обязательные к исполнению, она не может. Прекратить незаконно возбужденное дело тоже не может. Поэтому идут всякие конфликты, когда СК возбуждает дело, прокуратура требует его прекратить, но не прекращает, или, наоборот, прокуратура требует возбудить дело, а СК выносит отказной материал. И этот «футбол» может длиться месяцами, если не годами», — объясняет бывший следователь прокуратуры, а ныне адвокат Сталина Гуревич в беседе с «Газетой.Ru». По ее словам, проблему смогло бы решить усиление прокуратуры, которая сможет осуществлять независимый контроль за всем следствием, кто бы его ни вел — СК РФ, МВД или ФСБ.

Однако, по словам Гуревич, отбирать следствие у СК РФ и возвращать его в прокуратуру нет смысла, так как это приведет к лишним тратам из бюджета.

m.gazeta.ru

Публикации

Год назад, в промежутке с 20 по 25 января, мы неоднократно писали о предложении Генпрокурора РФ Юрия Чайки вернуть прокурорам ряд полномочий, в первую очередь — право возбуждать уголовные дела. Отдельно Чайка говорил о насущной необходимости возврата прокурорам права возбуждать и расследовать дела в отношении так называемых спецсубъектов – лиц с особым статусом и неприкосновенностью. Речь шла о следователях и их руководителях, адвокатах, судьях и самих прокурорах.

Почин, однако, поддержан не был. Спустя почти пять месяцев после того, как инициатива была озвучена, ее плавно спустили на тормозах. Поводом стало отрицательное заключение российского правительства на законопроект с поправками в УПК РФ и закон о прокуратуре, подготовленный при участии надзорного ведомства.

Новых попыток побороться за расширение собственной компетенции российские прокуроры с тех пор пока не предпринимали.

Попытка реванша

Об «очевидной необходимости» вернуть прокуратуре полномочия Юрий Чайка заговорил после того, как в недрах надзорного ведомства был подготовлен соответствующий законопроект. В администрацию президента его внесли 16 января 2012 года.

Некоторые наблюдатели расценили документ как реваншистский – прокуроры предлагали вернуть им обязанности, которых лишились в 2007 году. Напомним, что пять с лишним лет назад из Генпрокуратуры в отдельное ведомство были выделены прокурорские следственные органы. Новая структура получила название Следственного комитета при прокуратуре (СКП). За год же до описываемых событий – в январе 2011-го – СКП обрел независимость, став самостоятельной «боевой единицей» под названием Следственный комитет (СК) РФ со штатной численностью сотрудников более 22 тысяч человек.

Прокурорам же все последние годы только и оставалось, что заниматься надзором за соблюдением законности, в том числе, и на стадии предварительного следствия. Самостоятельно возбуждать уголовные дела юристы в синих мундирах не могли. По действующему законодательству в случае обнаружения нарушений или признаков преступления им следовало направлять материалы следствию. Оно и решало, есть ли основания возбуждать дело, или нет.

Авторы документа предлагали наделить прокуроров наряду со следователями полномочиями обращаться в суд с ходатайством об избрании меры пресечения, продлении сроков ареста, временного отстранения от должности, арестов на имущество и ходатайства перед судом о производстве иных следственных действий.

Смелую инициативу надзорного ведомства год назад его глава объяснял очевидным нарушением баланса полномочий. «Если прокурор проводит проверку, выявляет нарушение законности, он и вправе возбудить уголовное дело. И потом уже вместе со следователем довести его до решения суда. Сейчас, когда прокуроры лишены такой возможности, пока следователь рассмотрит материалы прокуратуры, проходит время, утрачиваются доказательства, теряется актуальность, и часто бывают отказы в возбуждении уголовного дела, а преступник уходит от ответственности», — говорил Юрий Чайка журналистам после того, как концепция законопроекта была обнародована.

Он также напоминал, что на Украине, где в свое время следствие также было выведено из ведения прокуратуры, в законодательстве жестко прописали, что прокурор руководит расследованием, а за неисполнение требований прокурора введена уголовная ответственность.

По словам Чайки, при подготовке законопроекта, в первую очередь, имелись в виду дела о взяточничестве. Поэтому, наверное, особое внимание авторы уделили лицам со специальными полномочиями – от адвокатов и судей до самих прокуроров и следователей. Концепция документа предполагала, что прокуроры получат право возбуждать уголовные дела и в отношении спецсубъектов, принимать их к своему производству и проводить предварительное расследование.

Помимо прочего, Чайка обращал внимание и на общее качество следственных действий: «Я считаю, что следователи должны расследовать, в первую очередь, дела о тяжких и особо тяжких преступлениях. Но сегодня, следствие на 60% загружено делами о преступлениях небольшой и средней тяжести. Это неправильно. Естественно, они перезагружены и не имеют возможности работать квалифицированно по сложным делам».

Резюмируя важность инициативы, генпрокурор подчеркивал, что «следствие должно развиваться… должна дальше идти реформа, в ходе которой будет создаваться единый Следственный комитет. Но то, что должен быть и сильный и эффективный прокурорский надзор — аксиома».

Взгляд со стороны

Отсутствие баланса между полномочиями прокуроров и следователей, появившееся в последние годы, отмечал, разумеется, не только Юрий Чайка. Однако после того как законопроект был обнародован, далеко не все с восторгом отнеслись к идее о том, что прокуратура очень скоро может превратиться в доминирующе следственное ведомство.

К примеру, глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников счел рассмотрение вопроса «на данном этапе не актуальным».

«Думаю, что нет нужды каждый раз на короткие сроки перебрасывать с одного органа на другой подобные полномочия. Более эффективным было бы укрепление взаимодействия между следствием и обвинением», — сказал депутат журналистам в конце января прошлого года. К слову, данное мнение парламентария касалось и предлагаемого полномочия возбуждать дела в отношении спецсубъектов.

С ним согласился и глава комиссии по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов Общественной палаты РФ Анатолий Кучерена. На его взгляд, по большому счету неважно, кому делегированы те или иные возможности, в том числе, и возбуждать уголовные дела. «Главное, чтобы не нарушались права наших людей», — отметил знаменитый в прошлом адвокат.

Что касается предложения наделить прокуроров правом возбуждать уголовные дела в отношении спецсубъектов, то по мнению главы комиссии ОП РФ, должен быть сохранен принцип разделения следствия и надзора.

«В рамках единого Следственного комитета это может быть некий отдельный орган, а, может быть, и институт независимого судебного следователя. Но при этом обязательно должен быть сильный, эффективный надзор в лице прокуратуры», — пояснил свою мысль Кучерена.

Чересчур осторожное, с оттенками негатива, отношение сторонних экспертов к инициативе ведомства Юрия Чайки в итоге предопределило ее судьбу.

Письменный отказ

Но поначалу ничто не предвещало беды. Законопроект за N 644381-5 под названием «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» был еще прошлой зимой внесен в нижнюю палату членом комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам Анатолием Лысковым. Документ законодатели приняли к рассмотрению и, по процедуре, направили в Белый дом, для получения заключения кабинета министров.

В конце апреля прошлого года выводы правительственных юристов вернулись в Госдуму. Кабинет министров выступил резко против наделения прокуратуры следственными функциями и фактического дублирования задач СК РФ. Именно такая основная мысль содержалась в документе, подписанном первым вице-премьером правительства Виктором Зубковым. В отзыве также говорилось, что «представляется нецелесообразным вносить в уголовно-процессуальное законодательство изменения, направленные на перераспределение полномочий органов прокуратуры и СКР, базирующихся в настоящее время на принципах разделения государственных функций предварительного следствия и прокурорского надзора».

На деле же в случае принятие законопроекта Лыскова прокуратура превращалась бы в доминирующий правоохранительный орган, сохранивший за собой и надзор за расследованием уголовных дел, и представление обвинения в судах. А это бы плохо сочеталось с идеей независимого следствия, которую в последние годы активно продвигал бывший президент, а ныне премьер Дмитрий Медведев.

Любопытно, но озабоченность проблемой возможного создания обвинительно-следственного супер-ведомства весной прошлого года высказали не только государственные мужи, но и правозащитники. По их солидарному мнению, появление в отечественном правовом поле структуры, которая расследует преступления, сама над собой надзирает и сама же поддерживает обвинение в суде, стало бы «откатом назад».

Прокуратуре же независимые эксперты посоветовали эффективнее использовать уже имеющиеся полномочия, которых и так предостаточно.

Временная капитуляция

Спустя полгода после обнародования прокурорской инициативы в капитуляции фактически расписался и сам Юрий Чайка. В июльском интервью газете «Коммерсантъ» генпрокурор посетовал на то, что законопроект не нашел поддержки исполнительной власти, заявив, что сейчас «прокурорский надзор фактически подменен ведомственным контролем в следственных органах, а это привело к нарушению правозащитного механизма в сфере уголовного судопроизводства».

При этом формально поражения своего ведомства Чайка так и не признал. Генпрокурор, в частности, заявил, что право обращаться в суд с ходатайством об избрании меры пресечения должно принадлежать только прокурору: «В такой правовой конструкции важно то, что, в отличие от судьи, прокурор может оценить собранные следствием доказательства по делу и это позволило бы обеспечить дополнительные процессуальные гарантии соблюдения прав обвиняемых и подозреваемых».

К тому моменту вопрос с наделением прокуратуры «старыми» новыми полномочиями был принципиально уже решен. С 27 апреля прошлого года – момента поступления на Охотный ряд отрицательного заключения правительства на инициативу – она так и осталась лежать без движения, не дойдя даже до процедуры первого чтения.

Сейчас же, если верить думской автоматизированной базе данных законопроектной работы, документ за N644381-5 по-прежнему «находится на рассмотрении». Формально его никто не отзывал. Ведь кто знает, когда в следующий раз может быть поднят вопрос о перераспределении полномочий между следствием и надзорным ведомством.

Реалии российской политической жизни красноречиво говорят, что произойти это может в любой момент.

rapsinews.ru

admin

Обсуждение закрыто.