Бикмурзин мп Предмет преступления теоретико-правовой анализ

Бикмурзин мп Предмет преступления теоретико-правовой анализ

Предмет преступления: понятие и проблемы правотворчества Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Епифанов Борис Васильевич

Статья посвящена вопросам определения понятия предмета преступления и проблемам криминализации некоторых общественно опасных деяний.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Епифанов Борис Васильевич,

The subject of crime: the definition and problems of lawmaking

The definition of the object of the crime and problems of the criminalization of certain sociallydangerous acts are considered in this article.

Текст научной работы на тему «Предмет преступления: понятие и проблемы правотворчества»

Вывод: для повышения эффективности надзора и контроля над законностью принятия процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела необходимо привести в соответствии УПК РФ и подзаконные акты.

1. Химичева, Г. П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. — М., 2003. -350 с.

2. Горюнов, В., Макаров, К. Прокурор как субъект уголовного преследования // Законность. -2013. — № 4.

3. Сычев, Д. А. Уголовно-процессуальные функции прокурора, осуществляемые в ходе досудебного производства // КриминалистЪ. — 2013. — № 1.

4. Чубыкин, А. В. Процессуальный статус прокурора в стадии возбуждения уголовного дела : дис. . канд. юрид. наук. — 2014. — 185 с.

5. Информационное письмо № 36-11-2014 от 10.04.2014 заместителя генерального прокурора РФ «О состоянии прокурорского надзора в сфере соблюдения конституционных прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве».

6. Дело №3/7-155/13 // Архив Приморского районного суда Санкт-Петербурга.

7. Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации А.Г. Звягинцева // Аргументы и факты. — 2010. — 24 февраля.

8. Гуценко, К. Ф. Правосудие и прокурорский надзор в условиях формирования правового государства // Вестник МГУ. — Серия 11. Право. — 1990. — № 4.

9. Петров, А. Соотношение прокурорского надзора с судебным и ведомственным контролем // Законность. — 2013. — № 4.

10. Маслов, И. В. Прокурорский надзор и ведомственный контроль в уголовном процессе России: функции, анализ системных связей // Российский следователь. — 2013. — № 19.

11. Совместный приказ ГП РФ, МВД РФ, ФСБ РФ, СК РФ, ФТС РФ, ФСИН РФ, МО РФ, ФСС РФ, МЧС РФ, №147\209\187\23\119\596\149\196\110\154 от 26 марта 2014 года «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля за законностью процессуальных действий и принимаемых решений об отказе в возбуждении уголовного дела при разрешении сообщений о преступлениях».

12. Приказ ГП РФ №277 от 5 сентября 2011 г. «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия» // Законность. — 2011. — № 12.

УДК 34.343.23 Б. В. Епифанов*

Предмет преступления: понятие и проблемы правотворчества

Ключевые слова: объект преступления, предмет преступления, орудие и средства совершения преступления, потерпевший.

B.V. Epifanov*. The subject of crime: the definition and problems of lawmaking.

The definition of the object of the crime and problems of the criminalization of certain socially dangerous acts are considered in this article.

Keywords: object of crime, subject of crime, weapons and means of committing a crime, victim.

Учение о предмете преступления в уголовном праве России до настоящего времени носит дискуссионный характер. Не все ученые единодушны в своих оценках относительно его роли и значения в процессе квалификации содеянного, его влияния на научно обоснованную правотворческую и правоприменительную деятельность.

Правильное понимание предмета преступления способствует четкому уяснению сущности объекта преступного посягательства, его места в системе норм Особенной части УК РФ, позволяет сделать верное различие между ним и орудием или средством совершения преступления.

Диспозиции статей Особенной части УК не всегда точно указывают на объект и предмет преступления, поэтому с помощью приемов логического толкования приходится устанавливать их

* Епифанов, Борис Васильевич, профессор кафедры уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук, профессор. Адрес: Россия, 198206, г. Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1. E-mail: epifanov-mvd@mail.ru.

* Epifanov, Boris Vasilievich, Professor of the chair of Criminal Law ofthe St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia Federation, Candidate of Jurisprudence, Professor. Address: Russia, 198206, Saint- Petersburg, Pilot Pilyutov str., 1. E-mail: epifanov-mvd@mail.ru.

© Епифанов Б.В., 2015

взаимосвязь и делать вывод, что объект преступного посягательства может быть определен через описание предмета преступления и, наоборот, верное уяснение объекта преступления поможет правильно установить предмет преступления. По мнению Н.А. Беляева, «предмет посягательства

— это элемент объекта посягательства, воздействуя на который, преступник нарушает или пытается нарушить общественное отношение» [1, с. 303].

Из этого определения невозможно понять, что это за элемент общественного отношения, какими признаками и свойствами он обладает, как законодатель фиксирует его в процессе законотворческой деятельности. Далее автор отмечает, что элементами общественного отношения являются субъекты отношений, их деятельность, материальные вещи. Столь широкое по объёму толкование предмета посягательства не способствует его чёткому пониманию и уводит нас в сторону учения об объективной стороне преступления и субъекте преступления.

В приведенном определении не конкретизируется, что это за элемент объекта посягательства, всегда ли он материален и в каких ситуациях преступник, осуществляя общественно опасное посягательство на объект уголовно-правовой охраны, лишь пытается нарушить общественное отношение, но не нарушает его.

С точки зрения теории уголовного права, более верным и практически обоснованным будет считать предметом преступления лишь вещи, материальные субстраты объективного мира, но не действия субъектов общественных отношений и не самих субъектов этих отношений.

Более узкое и более точное определение предмета преступления приводит Н.И. Коржанский. Он пишет: «Предмет преступления — это конкретная материальная вещь, в которой проявляются определённые свойства общественных отношений (объекта преступления), путём физического или психического воздействия на который причиняется социально-опасный вред в сфере общественных отношений» [5, с. 17].

В этом определении уже достаточно чётко делается акцент относительно вещи материального мира, исключаются такие элементы, как субъекты отношений и их деятельность.

Следующий положительный момент в развитии теории предмета преступления можно увидеть в предложенном С.Ф. Кравцовым определении этого феномена. Он пишет: «Предмет преступления

— это материальный (вещественный) элемент общественного отношения, прямо указанный или подразумеваемый в уголовном законе, путём противоправного воздействия на который нарушается общественное отношение, то есть совершается посягательство на объект преступления» [6, с. 9].

Конечно же, как для законодателя, так и для правоприменителя предмет преступления является своеобразным эталоном, выразителем конкретных общественных отношений в нормах Особенной части УК РФ. Он обладает присущими ему юридическими свойствами конкретного состава преступления, он может быть уяснён с помощью различных приёмов толкования. Указание на предмет преступления в самом уголовном законе, вне всякого сомнения, заслуживает одобрения.

М.П. Бикмурзин отмечает, что предмет преступления — это указанный в уголовном законе объект материального мира либо информация, путем создания которых или воздействия на которые виновный непосредственно осуществляет посягательство на объект преступления [7, с. 17].

В представленном определении упоминание об информации как о предмете преступления лишь подчеркивает, что информация тоже относится к объекту материального мира. В этой дефиниции отсутствует упоминание о том, что предмет преступления не только прямо указан в законе, он еще может быть подразумеваемым в нормативном акте. Не содержится также указания, как и у Н.И Коржанского, относительно того, в какой взаимосвязи находятся объект и предмет преступления.

Предмет преступления, кроме отмеченных ранее присущих ему свойств (физических, биологических, химических и юридических), обладает ещё и аксиологическими свойствами.

Аксиология — теория ценностей изучает обобщённые, устойчивые представления о благах, объектах, значимых для человека [11, с. 28].

Взаимосвязь предмета преступления с другими элементами состава преступления весьма сложна и многогранна.

Признание предмета преступления в качестве материальной субстанции позволяет решить вопрос о том, в какой юридической и аксиологической взаимосвязи находятся предмет преступления и объект уголовно-правовой охраны.

Учитывая сказанное, можно полагать, что предмет преступления — это материальный (вещественный) элемент общественного отношения, прямо указанный или подразумеваемый в уголовном законе и находящийся в одной и той же ценностной плоскости и взаимосвязи с охраняемыми общественными отношениями, путём противоправного воздействия на который всегда причиняется вред объекту преступления.

В представленной дефиниции учтены и развиты идеи ранее упомянутых авторов с необходимым уточнением относительно указания на характер, содержание и ценностные взаимосвязи и взаимозависимости объекта и предмета преступления.

Отталкиваясь от предложенной дефиниции, можно высказать упрёк законодателю относительно нарушения им рекомендаций о соблюдении подобных связей в процессе его правотворческой деятельности.

Так, например, в ст. 2261 УК РФ, предусматривающую ответственность за контрабанду сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании

оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, инои военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов [13, с. 224] Федеральным законом № 150-ФЗ от 2 июля 2013 г. внесены существенные изменения, касающиеся предмета преступления. В ней, кроме предметов, представляющих угрозу общественной безопасности, появились такие предметы, как культурные ценности, особо ценные дикие животные и водные биологические ресурсы. Культурные ценности никак, с точки зрения учения

0 предмете и объекте преступления, их взаимосвязи, не вписываются в диспозицию данной статьи, поскольку основным непосредственным объектом в этом составе является общественная безопасность, культурные же ценности как предмет преступления находятся во взаимосвязи с отношениями собственности, и упомянутый предмет преступления, с точки зрения научной обоснованности, должен находиться, к примеру, в ст. 164.1 УК РФ (Контрабанда культурными ценностями).

Объектом преступления в ст. 2261 УК РФ является общественная безопасность. Перечисленные законодателем предметы преступления вплоть до «. иной военной техники» особых нареканий о конструировании упомянутой диспозиции не вызывают. Все они взаимосвязаны с общественной безопасностью. Перечисленные далее в этой статье иные предметы преступления непосредственно с общественной безопасностью в корреляционных связях не находятся. На наш взгляд, «стратегически важные товары и ресурсы» должны находиться в главе о преступлениях против экономической и оборонной безопасности государства; «культурные ценности» — в главе о преступлениях против собственности; «особо ценные дикие животные и водные биологические ресурсы» — в гл. 26 «Экологические преступления».

На дефекты законодательной техники в этом смысле слова обращает внимание и А.Г. Хлебушкин, который так же, как и автор статьи, отмечает, что если осуществляется контрабанда культурных ценностей, вряд ли можно говорить о причинении вреда общественной безопасности [2, с. 176]. Эти замечания касаются и отнесения к предмету преступления рассматриваемой контрабанды особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов. Думается, что и смысловое значение такого предмета преступления, как «особо ценные дикие животные», вероятно, неточно. Это, скорее, исчезающие либо редкие виды диких животных, но никак не ценные. Одновременно напрашивается вопрос, что делать с контрабандой птиц, которые в этой статье не упомянуты. Либо это пробел в законе, либо исчезающие виды птиц не могут быть предметом контрабанды.

Предмет преступления, как уже отмечалось, — это почти всегда вещественный элемент, объект материального мира. Внесенный законодателем в ст. 290 УК РФ новый предмет взятки — иные имущественные права, не обладает признаками материального субстрата. Материальным носителем этого предмета преступления, как и услуги имущественного характера, по существу, являются те же деньги, которые либо выручены от совершения действий по занижению стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшения арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами, либо сэкономлены при получении услуг имущественного характера. С этой точки зрения возникает сомнение в необходимости фиксации указанных предметов преступления в диспозиции данной статьи. Разъяснения же по поводу услуг имущественного характера и иных имущественных прав можно поместить в тексте постановления Пленума Верховного Суда РФ, в статье же УК РФ оставить только деньги, ценные бумаги и иное имущество. Они, без сомнения, -вещественные элементы охраняемых законом общественных отношений.

В постановлении Пленума Верховного суда № 24 от 9 июля 2013 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» [14] говорится: предметом взяточничества наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть незаконные оказания услуг имущественного характера. По мнению автора, оказание услуг имущественного характера и иные имущественные права не являются материальной субстанцией.

Правильное определение предмета преступления и его взаимосвязи с объектом преступления имеют большое значение для правильной квалификации содеянного.

Например, в ст. 2281 УК РФ предметом преступления являются наркотические средства и психотропные вещества. Объектом же преступления выступают общественные отношения, охраняющие здоровье населения.

В судебной практике имеют место факты привлечения ветеринаров к уголовной ответственности за сбыт психотропного вещества — кетамина.

Так, приговором Сузунского районного суда Новосибирской области 23 апреля 2007 г. по ч.

1 ст. 2281 УК РФ был осужден Б. за хранение и перевозку с целью сбыта (выполнения инъекции собаке) — кетамина [12].

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» [15], в тех случаях, когда лицо в целях лечения животных использует незаконно приобретенное психотропное вещество (кетамин), в его действиях отсутствуют признаки преступления, влекущего ответственность за незаконный сбыт этих веществ.

В подобной ситуации предметом преступления выступает кетамин, но объектом преступления здоровье населения не является, поскольку животные (кошки, собаки) не являются населением. Правда, справедливости ради, надо отметить, что Верховный Суд РФ отменил приговор нижестоящей инстанции за отсутствием в действиях Б. состава преступления.

Точное установление предмета преступления имеет важное, как теоретическое, так и практическое, значение для отграничения его от орудия и средства совершения преступления.

В рамках учения о предмете преступления принято соблюдать и нормы этики. Вряд ли будет правильным считать человека предметом преступления. Хотя человек и является материальным субстратом и носителем общественных отношений, отождествлять его с вещью было бы неправильно. В теории уголовного права его принято называть потерпевшим. Им признается лицо, которому в результате совершения преступления причиняется какой-либо вред (физический, материальный, моральный и иной.).

В ст. 21 Конституции РФ закреплено положение, согласно которому достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления [4, с. 48].

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении № 3 от 24 февраля 2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» [16] подтвердил положения Конституции РФ и разъяснил право потерпевшего обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести, достоинства и деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

«Руководствуясь» положениями Конституции РФ и рекомендациями Пленума Верховного Суда РФ, законодатель, не допуская «умаления» охраны таких важнейших ценностей как честь, достоинство и деловая репутация, Федеральным законом № 420 от 7 декабря 2011 г. декриминализировал ст. 129 УК РФ «Клевета» и ст. 130 УК РФ «Оскорбление». Затем, словно одумавшись, вновь установил уголовную ответственность за клевету, но уже в ст. 1281 (ФЗ № 141 от 28 июля 2012 г.). Сделал это законодатель весьма непрофессионально, поскольку объектом преступления, предусмотренного ст.

128 УК РФ «Незаконное помещение в психиатрический стационар» является свобода личности, соответственно, и в ст. 1281, по правилам криминализации деяний, должен быть тот же самый объект уголовно-правовой охраны, что и в статье без значка 1, т.е. свобода личности. Юристам же известно, что объектом клеветы по-прежнему остаются честь, достоинство и деловая репутация, следовательно, если уж вновь и устанавливать уголовную ответственность за клевету, то и нумеровать её надо ст.

129 УК РФ, но никак не ст.1281.

Возвращать в УК РФ ответственность за оскорбление законодатель не посчитал нужным, тогда как традиционно клевета и оскорбление, ввиду их важнейших человеческих благ и ценностей, являются неотчуждаемыми с момента рождения. Каких- либо веских оснований для декриминализации оскорбления нет, более того, на уровне индивидуального правосознания честь и достоинство порой оцениваются выше собственной жизни.

От предмета преступления надо отличать орудия и средства совершения преступления.

Орудие преступления — это предмет материального мира, которым совершается преступление (нож, пистолет при убийстве и т.д.).

Средства — с помощью чего совершается преступление (фомка, отмычка при совершении кражи).

В контексте изучения предмета и орудия преступления приходится сожалеть, что в большинстве учебников и комментариев к УК РФ при анализе состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств» весьма авторитетные ученые утверждают, что предметом преступления здесь является автомобиль, трамвай или другое механическое транспортное средство [10, с. 393; 3, с. 341]. На наш взгляд, автомобиль является орудием совершения преступления, предметом же выступает потерпевший, т.е. человек, которому в результате совершения преступления, причиняется тяжкий вред здоровью или смерть.

Исключение из УК РФ ст. 188 «Контрабанда», на наш взгляд, сделано законодателем необоснованно и поспешно, поскольку перечисленные в различных статьях УК РФ предметы контрабанды могут быть связаны с учением о дополнительном объекте преступления. По мнению Н.А. Лопашенко, «основным непосредственным объектом контрабанды являются общественные экономические отношения, соответствующие принципу запрета заведомо криминальных форм поведения в экономической деятельности» [8, с. 508]. Это связано с нарушением порядка перемещения через границу Российской Федерации денежных средств [9, с. 336].

Классификация особенностей предмета контрабанды в будущем приведёт к появлению ещё многих статей в УК РФ, предусматривающих ответственность за контрабанду. Можно предположить, что взаимосвязь предмета преступления с объектом уголовно-правовой охраны не ограничивается, она проявляется также и в связях с объективной стороной преступления. Поэтому незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС различных по своим характеристикам и свойствам предметов преступления может изучаться в плоскости исследования учения о дополнительном объекте преступления и, надеемся, приведёт законодателя к выводу о необходимости восстановления ст. 188 УК РФ и возврата этого преступления в гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности».

Следует отметить, что такое осознание законодателем места расположения ст. 2001 «Контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов» уже состоялось. Культурные ценности, упомянутые в ст. 2261 УК РФ, и наличные денежные средства по своим ценностным свойствам, присущим предмету преступления, весьма схожи, а поэтому и размещать их в разных статьях УК РФ нет оснований.

Надеемся, что тщательное и углублённое изучение предмета преступления поможет разрешить имеющиеся проблемы в правотворческой деятельности законодателя.

1. Беляев, Н. А. Курс советского уголовного права. — Т. 1. — Л., 1968.

2. Дуюнов, В. К., Хлебушкин, А. Г. Квалификация преступлений: законодательство, теория, судебная практика : монография / 2-е изд. — М.: Риор; Инфра-М, 2015.

3. Комиссаров, В. С. Уголовное право России в вопросах и ответах : учебное пособие — М., 2013.

4. Конституция РФ. — М.: ООО «Витрэм», 2001.

5. Коржанский, Н. И. Предмет преступления. — Волгоград, 1975.

6. Кравцов, С. Ф. Предмет преступления : автореф. дисс. канд. юрид. наук. — Л., 1976.

7. Бикмурзин, М. П. Предмет преступления: теоретико-правовой анализ. — М., Юрлитинформ, 2006.

8. Лопашенко, Н. А. Преступления в сфере экономики. — М., 2006.

9. Лопашенко, Н. А. Преступления в сфере экономической деятельности: теоретический и прикладной анализ : монография. — В 2 ч. — Часть II. — М.: Юрлитинформ, 2015.

10. Ляпунов, Ю. И. Комментарий к УК РФ Особенная часть. — М., 1996.

11. Современный словарь иностранных слов. — М., 1992.

12. СПС « Консультант плюс» (дата обращения: 11.11.2014).

13. Уголовный кодекс Российской Федерации — М.: Проспект, 2014.

14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г.№ 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // БВС РФ. — 2013. — № 9.

15. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Российская газета. — 2006. — 28 июня.

16. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // БВС РФ. — 2005. — № 4.

УДК 343.344 Д.М. Кокин*

О совершенствовании уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за некорыстный оборот оружия

В статье рассматриваются вопросы, касающиеся истории объекта преступлений и современного состояния преступности в сфере незаконного оборота оружия, а также возможные пути совершенствования законодательства в сфере противодействия незаконному обороту оружия.

Ключевые слова: незаконный оборот оружия, уголовная ответственность, объект преступления, совершенствование законодательства.

D.M. Kokin*. On improvement of criminal law, establishing liability for non-lucre arms trafficking. The article addresses issues related to history of the object of crime in illicit arms trafficking, the current state of crime in this area. And possible ways of improving the legislation in the sphere of counteraction to illegal arms trafficking.

Keywords: illegal arms trafficking, criminal liability, the object of crime, improvement of legislation.

Оборот оружия в России в различные периоды истории контролировался по-разному. Различными были и объекты, охраняемые ранними источниками права в сфере незаконного оборота оружия. Первым объектом можно назвать жизнь и здоровье человека. Так, уже в ст. 4 Договора Олега 911 г. указывалось: «Ежели кто ударит кого мечем, или прибьет каким-либо другим орудием, то за сие ударение или побои по закону русскому да заплатит пять литр серебра. » [1]. Также в Русской правде встречаем: «Аще ли кто кого ударит батогом, любо жердю, или рогом, то 12 гривен». Таким образом, первые положения законодательства, содержащие в себе упоминания оружия как особой категории предметов, устанавливают ответственность за правонарушения совершаемые с применением оружия, а не за его незаконный оборот.

Нормы древнего законодательства, определявшие порядок использования оружия в целях недопущения возможности причинения вреда другим лицам, развивались в законодательстве наряду с нормами и об обороте оружия. Так, в Соборном уложении 1649 г. встречаем нормы о запрете на ношение и применение оружия в присутствии царя и на царском дворе (гл. 3, ст. 3-7) [2]. Здесь объектом охраны выступают уже жизнь и здоровье царя и придворных. В воинских сообществах всегда особое значение придавалось оружию, и не удивительно, что первые нормы, касающиеся

Предмет преступления в науке уголовного права: проблемы и противоречия Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Хилюта Вадим Владимирович

В статье рассматриваются концептуальные проблемы понимания предмета преступления в науке уголовного права. Рассматриваются различные подходы в определении содержания предмета преступления , его местонахождения в структуре состава преступления и отграничения от объекта преступления . Автором ставится вопрос о разработке самостоятельного учения о предмете преступления как одном из элементов состава преступления. Констатируется, что в современных условиях предметом преступления следует считать материальные или нематериальные блага (ценности), по поводу которых возникают общественные отношения и, воздействуя на которые, виновный осуществляет преступное посягательство. В качестве предмета преступления могут выступать материальные (вещи, деньги, имущество) и нематериальные блага (имущественные и обязательственные права, информация, честь, достоинство, жизнь, здоровье, деятельность (действия) и т. п.), которые подвергаются преступному воздействию.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Хилюта Вадим Владимирович,

The Subject of Crime in Criminal Law: Problems and Contradictions

The article deals with the problem of understanding the subject of crime in the science of criminal law. The author analyzes different approaches to defining the content of the subject of crime , its location in the structure of the offense and the delimitation from the object of crime . The author raises the question about the development of an independent doctrine on the subject of crime as one of the elements of the offense. It is noted that in modern conditions material or non-material benefits (values) that give rise to public relations , through the manipulation with which the guilty person carries out criminal encroachment, should be considered the subject of a crime. Both material benefits (things, money, and property) and non-material benefits (property and liability rights, information, honor, dignity, life, health, activity (actions), etc.), which are exposed to criminal manipulation, can be the subject of a crime.

Текст научной работы на тему «Предмет преступления в науке уголовного права: проблемы и противоречия»

туры и сферы деятельности общества, он дезорганизует и разлагает его изнутри, что достаточно наглядно проявляется в деформации ценностно-нормативной, образовательной, культурологической системы общества, размывании и девальвации социально-позитивных ценностей, установок, стереотипов поведения; культивировании ценностей и норм криминальной среды, стереотипов правонарушающего, в том числе преступного, поведения.

Следует отметить и тот факт, что на современном этапе не только происходит криминальное перераспределение доходов, как это было в недалеком прошлом, но и наблюдается участие организованной преступности в создании материальных и даже духовных ценностей общества.

Исходя из вышеизложенного, можно констатировать, что в России на сегодняшний день сложилась достаточно оформленная структура криминальной сферы общественной жизни, которая способна определять характер общественного развития, стимулировать обострение социальных кризисов, негативно влиять на экономические, политические, культурные, нравственно-правовые и иные процессы в социуме. Источниками ее формирования и развития явились профессиональная общеуголовная и экономическая преступность, а также коррумпированные представители государственной номенклатуры, оказавшиеся прямо или косвенно связанными с теневыми доходами и приватизационными процедурами.

Басецкий И. И., Безлюдов О. А., Легенченко Н. А. Организованная преступность (опыт теоретико-правового осмысления и поиска адекватных средств противодействия). Минск, 1997. Венгеров А. Б. Теория государства и права. М., 1999.

Гегель Г. В. Ф. Сочинения: в 10 т. Лекции по истории философии. Кн. 2. М., 1932. Т. 10. Горяинов К. К., Исиченко А. П., Кондратюк Л. B. Транснациональная преступность. Проблемы и пути их решения. М., 1997.

Гуров А. И. Организованная преступность — не миф, а реальность. М., 1992. Егорышев С B., Толкачев К. Б. Социология девиантного поведения. Уфа, 1997. Ключевский В. О. Русская история: полный курс лекций. М., 2005. Кудрявцев В. Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982. Маркс К. Капитал. М., 1963.

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: в 39 т. 2-е изд. М., 1961. Т. 21.

Морган Л. Г. Древнейшее общество или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации / под ред. М. О. Косвена. Л., 1934. Наумов А. В. Преступление и наказание в истории России: в 2 ч. Ч. I. М., 2014. Основы борьбы с организованной преступностью / под ред. B. С Овчинского, В. Е. Эми-нова, Н. П. Яблокова. М., 1996.

Спиридонов Л. И. Криминология. СПб., 1998.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 2014.

Предмет преступления в науке уголовного права: проблемы и противоречия

ХИЛЮТА Вадим Владимирович, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Гродненского государственного университета им. Янки Купалы, кандидат юридических наук, доцент

230000, Республика Беларусь, г. Гродно, пер. Доватора, 3/1 Е-mail: tajna@tut.by

В статье рассматриваются концептуальные проблемы понимания предмета преступления в науке уголовного права. Рассматриваются различные подходы в определении содержания предмета преступления, его местонахождения в структуре состава преступления и отграничения от объекта преступления. Автором ставится вопрос о разработке самостоятельного учения о предмете преступления как одном из элементов состава преступления. Констатируется, что в современных условиях предметом преступления следует считать материальные или нематериальные блага (ценности), по поводу которых возникают общественные отношения и, воздействуя на которые, виновный осуществляет преступное посягательство. В качестве предмета преступления могут выступать материальные (вещи, деньги, имущество) и нематериальные блага (имущественные и обязательственные права, информация, честь, достоинство, жизнь, здоровье, деятельность (действия) и т. п.), которые подвергаются преступному воздействию.

Ключевые слова: предмет преступления, объект преступления, состав преступления, общественные отношения, благо.

The Subject of Crime in Criminal Law: Problems and Contradictions

V. V. KHILYUTA, candidate of legal sciences, associate professor Yanka Kupala State University of Grodno 3/1, Dovatora lane, Grodno, Republic of Belarus, 230000 Е-mail: tajna@tut.by

The article deals with the problem of understanding the subject of crime in the science of criminal law. The author analyzes different approaches to defining the content of the subject of crime, its location in the structure of the offense and the delimitation from the object of crime. The author raises the question about the development of an independent doctrine on the subject of crime as one of the elements of the offense. It is noted that in modern conditions material or non-material benefits (values) that give rise to public relations, through the manipulation with which the guilty person carries out criminal encroachment, should be considered the subject of a crime. Both material benefits (things, money, and property) and non-material benefits (property and liability rights, information, honor, dignity, life, health, activity (actions), etc.), which are exposed to criminal manipulation, can be the subject of a crime.

Keywords: the subject of crime, the object of crime, element of the offense, public relations, benefit.

Проблема определения предмета преступления в доктрине уголовного права является одной из наиболее спорных и остродискуссионных. Данное понятие трактуется по-разному, имеет множество определений, и многие положения, используемые учеными в качестве аргументов, несмотря на свою истинность, противоречат друг другу, и это не позволяет решить многие насущные теоретические и практические задачи. Вопрос о разделении понятий объекта и предмета преступления давно является проблемным в науке уголовного права. В то же время значение предмета преступления как самостоятельного признака состава преступления имеет существенное значение, ибо выяснение роли предмета преступления в механизме со-

вершения общественно опасного посягательства крайне велико, так как это прямо влияет на квалификацию преступления и определение границ уголовных правоотношений.

Безусловно, значение предмета преступления трудно переоценить1,

1 Как указывает С. И. Улезько, значение предмета преступления в уголовном праве проявляется в том, что это признак состава преступления; он влияет на квалификацию, является критерием отграничения преступных действий от непреступных; свойства предмета преступления могут повышать либо понижать степень опасности преступления в рамках одной и той же статьи уголовного закона (см.: Улезько С. И. Предмет преступления, предмет общественного отношения, предмет преступного воздействия // Международное и национальное уголов-

однако до настоящего времени не решен вопрос о том, как относиться к предмету преступления в структуре состава преступления, является ли предмет чисто материальным компонентом общественных отношений и могут ли существовать беспредметные преступления в принципе.

В доктрине уголовного права сформулирован ряд концептуальных идей относительно места предмета преступления в структуре состава и его сущности. Однако все они могут быть сведены к двум-трем теориям, объясняющим содержательную сторону предмета преступного посягательства и характеризующим механизм преступного воздействия на объекты уголовно-правовой охраны.

Вот уже долгое время в науке уголовного права господствующей является теория, характеризующая предмет преступления как часть объекта преступного посягательства. В соответствии с данным постулатом предмет преступления является факультативным признаком состава преступления и входит в понятие объекта преступления. Вместе с тем вопрос о сути самого понятия предмета преступления и его содержания является дискуссионным. Большинство ученых советского периода и современных исследователей предметом преступления признают вещи материального мира, путем воздействия на которые причиняется вред объекту преступления. Данная теория исходит из материальной природы предмета преступления и основана на философском понимании сущности предмета (объектом преступного воздействия признаются реальные, конкретные материальные объекты: вещи, предметы, живые существа). Объем понятия предмета преступления ограничивается лишь кругом вещественных, материальных предметов, т. е. пло-

ное законодательство: проблемы юридической техники / под ред. В. С. Комиссарова. М., 2004. С. 180).

скостью материальных вещей объективного мира. Адепты данной теории считают, что признавать предметом преступления действия, идеальные вещи и интересы нет оснований, поскольку на них не может быть оказано непосредственное воздействие. Так, Н. И. Коржанский считал, что предметом преступления является материальная вещь, в которой проявляются определенные стороны, свойства общественных отношений, путем психического или физического воздействия на которую причиняется социально опасный вред в сфере этих общественных отношений2. По мнению Е. А. Фролова, под предметом преступления следует понимать такие предметы (тела), которые служат материальным (вещественным) поводом, условием или свидетельством существования определенных общественных отношений и посредством изъятия, уничтожения либо видоизменения которых причиняется ущерб объекту уголовно-правовой охраны3. В. Я. Таций отмечал, что предметом преступления являются любые вещи материального мира, с определенными свойствами которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица признаков конкретного состава пре-ступления4. С. Ф. Кравцов считал, что предмет преступления — это материальный (вещественный) элемент общественного отношения, прямо указанный или подразумеваемый в уголовном законе, путем противоправного воздействия на который нарушается общественное отношение,

2 См.: Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны в СССР: ав-тореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 1981. С. 19.

3 См.: Фролов Е. А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в организации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. Свердловск, 1971. С. 29.

4 См.: Таций В. Я. Проблемы ответствен-

ности за хозяйственные преступления: объ-

ект и система: автореф. дис. . д-ра юрид. на-

ук. Киев, 1984. С. 13.

т. е. совершается посягательство на объект преступления5. И. В. Кузнецов определяет предмет преступления как вещь или другой физический (вещественный) предмет внешнего мира, предусмотренный уголовным законом, путем незаконного воздействия на который наносится вред соответствующим охраняемым уголовным законом общественным отношениям, благам и интересам либо создается угроза причинения такого вреда6. А. А. Музика и Е. В. Лащук полагают, что предмет преступления — это факультативный признак объекта преступления, находящий свое выражение в материальных ценностях (их человек может воспринимать органами чувств или фиксировать с помощью специальных технических средств), по поводу которых и путем непосредственного воздействия на которые (либо без такого воздействия) совершается преступное деяние7.

Однако такое материалистическое понимание предмета преступления (только как материального объекта внешнего мира) не отвечает реалиям современного общества, ибо необоснованно сужает рамки данной правовой категории. Очевидно, что на современном этапе развития общественных отношений уголовное право должно обеспечить охрану не только вещей как предметов материального мира, но и нематериальных благ (информация, интеллектуальная собственность, имущественные права), по поводу которых также складываются общественные отношения. В этом смысле предметом преступления предлагается считать

5 См.: Кравцов С. Ф. Предмет преступления: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Л., 1976. С. 9.

6 См.: Кузнецов И. В. Понятие и виды предметов преступлений в уголовном праве России: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Челябинск, 2007. С. 7.

7 См.: Музика А. А, Лащук Е. В. Предмет злочину: теоретичт основи шзнання. Ки!в, 2011. С. 185.

те социальные блага (материального и нематериального характера), по поводу которых возникают и существуют общественные отношения и воздействуя на которые виновный нарушает эти отношения. Например, Г. П. Новоселов предмет преступления рассматривает как различного рода материальные или нематериальные блага (ценности), способные удовлетворять потребности людей, преступное воздействие на которые (или незаконное обращение с которыми) причиняет или создает угрозу причинения вреда8. Н. В. Вишнякова считает, что в качестве предмета преступления могут рассматриваться блага (материальные и идеальные), по поводу которых существуют охраняемые отношения, на которые направлено и может быть осуществлено преступное воздействие, причиняющее либо создающее угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям9. В. Н. Винокуров полагает, что предмет преступления как форма выражения общественных отношений — это предметы внешнего мира, информация, энергия и объекты экологии, существующие до преступления, удовлетворяющие потребности людей (являются социально значимыми), доступные для восприятия и способные подвергаться воздействию, изменению и учету произошедших в нем изменений10.

Безусловно, нельзя отрицать того факта, что в современном мире возникает все больше явлений, подвергающихся противоправному воздействию. В число объектов уголов-

8 См.: Новоселов Г. П. Учение об объекте преступления (методологические аспекты). М., 2001. С. 53.

9 См.: Вишнякова Н. В. Объект и предмет преступлений против собственности. Омск, 2008. С. 87.

10 См.: Винокуров В. Н. Объект преступления: аспекты понимания, способы установления и применение уголовного закона.

но-правовой охраны включаются общественные отношения, характеризующие нематериальные блага (информация, объекты интеллектуальной собственности, безналичные деньги и бездокументарные ценные бумаги, работы и услуги, различные виды энергии), а таковые не могут быть охвачены традиционным понятием предмета преступления как вещи материального мира. С этой точки зрения приходится констатировать, что уголовное право должно признавать предметом преступления материальные или нематериальные блага (ценности), по поводу которых возникают общественные отношения и воздействуя на которые виновный осуществляет преступное посягательство.

Сущность второй теории предмета преступления состоит в том, что предмет следует относить к признакам объективной стороны состава преступления. В настоящее время эту идею активно отстаивает М. П. Бикмурзин. На его взгляд, предмет преступления является признаком, характеризующим объективную сторону состава преступления, но не его объект. При ином решении вопроса о расположении предмета преступления в системе признаков состава преступления без определенной роли в составе остаются предметы, чуждые объекту преступного посягательства, — опасные вещи, недостоверная информация, предметы подкупа. В современном уголовном законодательстве эти предметы без какого-либо обоснования включаются в объем понятия предмета преступления, что входит в явное противоречие с положением о месте предмета преступления в объекте преступления. Предлагаемое перемещение предмета преступления в объективную сторону преступления позволяет разрешить это противоречие11.

11 См.: Бикмурзин М. П. Предмет преступления: теоретико-правовой анализ: дис. . канд. юрид. наук. Уфа, 2005. С. 166—167.

Вместе с тем вряд ли оправданно предмет преступления рассматривать как признак объективной стороны состава преступления лишь по тому основанию, что в настоящее время существует группа вещей, не состоящих в какой-либо объективно необходимой связи с охраняемыми уголовным законом благами12. И теория, и практика уголовного права как раз свидетельствуют о том, что закон охраняет как правомерное, так и неправомерное владение, предметы, как находящиеся в свободном обороте, так и изъятые из него либо ограниченные в гражданском обороте. На самом деле здесь проблема не в предмете преступного посягательства, а в объекте уголовно-правовой охраны.

Существует взгляд, отрицающий наличие предмета преступления в структуре состава преступления (М. М. Исаев, Б. С. Никифоров, А. А. Пионтковский). Предмет и есть непосредственный объект преступления, отсюда противопоставление объекта и предмета не имеет оснований. Сторонники данной концепции исходят из того, что предмет как социальная ценность, выражающая интересы людей, способен удо-

12 В. К. Глистин отмечал, что «изолированное рассмотрение предмета вне конкретного отношения не позволяет уяснить то отношение, которому наносится ущерб. Те предметы, которые стоят вне охраняемого отношения, не относятся к объекту. Будучи компонентами преступления, они служат оруди-

ем воздействия на общественное отношение и являются элементами объективной стороны преступления. Это положение важно уяснить для установления связи объекта и объективной стороны преступления, для исключения ошибки, связанной с отнесением предмета к объективной стороне, когда он фактически является элементом объекта» (Глистин В. К. Общее учение об объекте преступления: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. Л., 1981. С. 15). Однако такие предметы нельзя отнести к объективной стороне, ибо они не могут рассматриваться как орудие совершения преступления.

влетворить различные потребности человека, поэтому он и становится объектом преступления, когда преступник имеет намерение незаконно завладеть им или просто лишить другого человека принадлежащей ему ценности путем уничтожения или повреждения13. Так, объектом любого хищения, независимо от вида предмета, всегда служит чужое имущество, которое является собственностью человека, общества или государства, поэтому преступление против собственности есть преступление против личности, общества или государства.

Как видно, существующее разнообразие в понимании сути предмета преступления и его места в составе преступления объясняется в первую очередь нетождественным пониманием теоретиками уголовного права такого понятия, как «объект преступления», его соотношения с предметом.

Как нам представляется, сегодня, в эпоху постиндустриального общества, нельзя не реагировать на те процессы, которые происходят в социуме и экономике, и не стоит по-прежнему считать предметом преступления в уголовном праве сугубо материальные ценности. В то же время, если признавать, что предмет преступления представляет собой как материальные, так и нематериальные блага (ценности), а иного выхода попросту нет, то необходимо в этой плоскости решить проблему отождествления предмета с объектом преступления и его нахождения в структуре состава преступления.

Если исходить из того, что предмет преступления есть то, по поводу чего складывается общественное отношение, рассматриваемое в качестве объекта преступления, то мы непременно должны несколько слов сказать об объекте преступле-

13 См.: Трухин А. М. Объект уголовно-правовой охраны и объект преступления. URL: http://www.jourclub.ru/30/558 (дата обращения: 30.11.2015).

ния и общественных отношениях, выражающих социальные ценности и интересы.

Структуру конкретного общественного отношения образует ряд элементов: а) предмет, по поводу которого возникают общественные отношения (конкретные интересы); б) субъекты общественных отношений (государство, юридические и физические лица); в) социальная связь между субъектами общественных отношений — деятельность. Таким образом, можно сказать, что предметом общественного отношения является все то, в связи с чем возникают и существуют такие отношения. А это могут быть как материальные блага, ценности (вещи, деньги, ценные бумаги, иное имущество), так и нематериальные, духовные блага и ценности (честь, достоинство, жизнь, здоровье, информация, исключительные права и т. д.).

Соответственно, если преступное посягательство на какие-либо общественные отношения происходит посредством воздействия на предмет этих отношений, а беспредметных отношений не бывает14 (иначе все выглядит довольно абсурдно с точки зрения наказания за посягательство «ни на что»), то мы вынуждены сказать о том, что в таком случае не бывает и беспредметных преступлений.

Правоведы, отстаивающие взгляд, в соответствии с которым предмет преступления представляет собой исключительно предметы материального мира, на которые воздействует преступник, неволь-

14 Иначе полагает Н. И. Коржанский: на-

личие в каждом общественном отношении

его объекта (материального или идеального) вовсе не означает, что всякое преступление совершается путем воздействия на его предмет. Многие преступления совершаются путем воздействия на другие стороны общественных отношений и поэтому автор их условно именует «беспредметными». См.: Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. Волгоград, 1980. С. 123.

но допускают неразрешимое противоречие — существование беспредметных преступлений, когда посягательство направлено на отношения, связанные с какими-то моральными или духовными цен-ностями15. Например, О. Е. Спиридонова предлагает разрешить указанное противоречие путем усовершенствования понимания предмета преступления: «. необходимо рассматривать материю как объективную реальность, а не отождествлять ее с конкретными видами. С этой позиции и энергия, и интеллектуальные ценности, и различные права, и блага составляют реальность, то есть они материальны, поскольку существуют здесь и сейчас, в этом мире. А значит, в широком смысле слова их можно назвать предметами материального мира»16.

Однако если исходить из того, что в самом общем виде предмет преступления — это то, по поводу чего складываются отношения между людьми, то предмет общественного отношения совпадает с предметом преступления, ибо ценности, по поводу которых складываются общественные отношения, подвергаются преступному воздействию в про-

15 Видимо, сегодня над учеными еще довлеет взгляд, согласно которому материальные предметы общественных отношений играют при совершении преступления несоизмеримо более важную роль, нежели нематериальные. Пусть это и так, но наличие в данном случае нематериального предмета преступления никак нельзя отрицать, как и невозможность существования беспредметных преступлений. Как верно подметил В. К. Глистин, «материальный предмет как элемент общественного отношения не делает отношение весомее или ощутимее: он входит в них своими социально значимыми функциями и лишь в определенной системе элементов образует определенный, специфичный вид общественных отношений» (Глистин В. К. Указ. соч. С. 14).

16 Спиридонова О. Е. Символ как предмет преступления: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Казань, 2002. С. 10—11.

цессе посягательства, в результате чего кому-либо причиняется вред (или создается угроза причинения вреда, поставленного под уголовно-правовую охрану). В этом отношении прав Г. П. Новоселов, утверждая, что «предмет любого общественного отношения в той же мере предполагает его объект и субъект, в какой объект и субъект отношения предполагают наличие в нем предмета. Стало быть, преступление не существует не только без объекта и субъекта, но и без предмета посягательства. С учетом этого речь должна идти не о «предметных» и «беспредметных» преступлениях, а о преступлениях, в которых предметом выступают различного рода материальные ценности (имущество, деньги и т. п.), и о преступлениях, в которых предметом служат нематериальные ценности (честь, достоинство, интеллектуальная собственность и т. п.)»17.

Итак, в настоящее время общепринято считать, что предмет преступления есть то, по поводу чего складываются общественные отношения. Здесь субъекты вступают между собой в конкретные отношения по поводу конкретных предметов, выражающих их интересы, в связи с чем эти предметы признаются социальными ценностями. В данном случае предмет преступления есть составная часть охраняемых общественных отношений; им выступает такой самостоятельный их элемент, который играет роль предмета общественных отношений, т. е. того, по поводу чего он складывается18. Не следует также забывать, что причинение вреда общественному отношению как объекту преступления происходит путем воздействия на предмет, а поскольку беспредметных преступлений не существует, то в каждом преступлении предпо-

17 Уголовное право. Общая часть / под ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселова. М., 2010. С. 211.

18 См.: Трухин А. М. Указ. соч.

лагается наличие его предмета (материальных или нематериальных ценностей).

Исходя из этого, предмет преступления следует отличать от объекта посягательства. По утверждению Е. А. Мазуренко, являясь носителем и выразителем определенных общественных отношений, предмет посягательства представляет собой самостоятельную категорию, так как в ряде случаев те или иные отношения могут быть нарушены именно в результате воздействия на материальные или нематериальные объекты внешнего мира. Поэтому объект и предмет преступления соотносятся как социальная и материальная категории (объект преступления является чисто социальной, а предмет преступления — материальной ка-тегорией)19.

В то же время необходимо, как нам представляется, разделять такие понятия, как «предмет преступления» и «предмет общественного отношения»20. Все-таки само понятие общественных отношений — это философская, а не уголовно-правовая категория, а с этих позиций предмет общественного отношения отражает то, по поводу чего или в связи с чем возникает и существует общественное отношение, что представляет интерес для его субъектов. Если же отождествлять предмет преступления с предметом общественных отношений, тогда действительно получится так, что предмет преступления тождествен объекту преступления, в результате чего вообще нецелесообразно выделять предмет из структуры объекта преступления (об этом и писали ряд советских криминалистов). Предмет же общественных отно-

19 См.: Мазуренко Е. А. Объект и предмет уголовно-правовой охраны преступлений против собственности: современные проблемы квалификации. М., 2003. С. 15—16.

20 Подробнее об этом см.: Таций В. Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1982. С. 29—58.

шений — это всегда идеальное явление, которое нельзя отождествлять с формой выражения отношений субъектами и предметами материального мира.

Именно интерес и является ядром общественных отношений, его предметом, так как субъекты общественных отношений осуществляют свою деятельность, направленную на удовлетворение конкретных ин-тересов21. Создавая различного рода блага или ценности, удовлетворяющие возможности (интересы), люди вступают в социальные связи и отношения, содержанием которых является деятельность его участников, направленная на реализацию интереса и удовлетворение на этой основе потребностей22. С этой точки зрения преступное воздействие на объект преступления может выражаться напрямую в воздействии на сам интерес общественных отношений, на его участников, на определенную деятельность людей. Соответственно, предмет преступления можно рассматривать как стороннее объекту явление — повод, условие либо свидетельство существования общественного отношения23. Предметы же материального и нематериального мира непосредственно связаны с субъектами общественных отношений, их создание и видоизменение свидетельствует лишь о возникновении и прекращении определенных

21 Под объектом преступления мы понимаем общественные отношения, складывающиеся между его участниками, осуществляющими свою деятельность по поводу реализации конкретных интересов.

22 См.: Винокуров В. Н. Объект преступления: аспекты понимания, способы установления и применение уголовного закона. С. 113—114; Хилюта В. В. Преступления против собственности и порядка осуществления экономической деятельности: концептуальные основы моделирования объекта и системы. М., 2012. С. 121—123.

23 См.: Винокуров В. Н. Три аспекта понимания объекта преступления // Правоведение. 2010. № 3. С. 118.

отношений между их субъектами, и не более того.

С нашей точки зрения, предмет преступления не есть факультативный признак объекта преступления, скорее, это самостоятельный элемент состава преступления, и его выделение носит исключительно практический характер, способствует правильной квалификации конкретного преступления. Предмет преступления обладает совокупностью признаков и особенностей, многие из которых имеют самостоятельное уголовно-правовое значение и влияют на основание уголовной ответственности. Более того, физические, социальные и юридические признаки предмета преступления во многих случаях служат основанием для разграничения смежных преступлений и отличия преступных от непреступных деяний.

На наш взгляд, все общественно опасные деяния совершаются путем определенного воздействия на предмет преступления. Однако в некото-

рых ситуациях такое воздействие просматривается более полно (ввиду ярко выраженного механизма причинения вреда посредством воздействия на охраняемые ценности и посягательства на материальные блага), а в других — нет (поскольку речь идет о нематериальных благах). Но это вовсе не означает отсутствие в таком случае предмета преступления, ибо не бывает беспредметных преступлений и таких же общественных отношений. Соответственно, в качестве предмета преступления могут выступать материальные (вещи, деньги, имущество) и нематериальные блага (имущественные и обязательственные права, информация, честь, достоинство, жизнь, здоровье, деятельность (действия) и т. п.), которые и подвергаются преступному воздействию.

Таким образом, на повестку дня следует поставить вопрос о разработке самостоятельного учения о предмете преступления как одном из элементов состава преступления.

Бикмурзин М. П. Предмет преступления: теоретико-правовой анализ: дис. . канд. юрид. наук. Уфа, 2005.

Винокуров В. Н. Объект преступления: аспекты понимания, способы установления и применение уголовного закона. М., 2012.

Винокуров В. Н. Три аспекта понимания объекта преступления // Правоведение. 2010. № 3.

Вишнякова Н. В. Объект и предмет преступлений против собственности. Омск, 2008.

Глистин В. К. Общее учение об объекте преступления: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. Л., 1981.

Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны в СССР: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 1981.

Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. Волгоград, 1980.

Кравцов С. Ф. Предмет преступления: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Л., 1976.

Кузнецов И. В. Понятие и виды предметов преступлений в уголовном праве России: ав-тореф. дис. . канд. юрид. наук. Челябинск, 2007.

Мазуренко Е. А. Объект и предмет уголовно-правовой охраны преступлений против собственности: современные проблемы квалификации. М., 2003.

Музика А. А., Лащук Е. В. Предмет злочину: теоретичт основи шзнання. Кшв, 2011.

Новоселов Г. П. Учение об объекте преступления (методологические аспекты). М., 2001.

Спиридонова О. Е. Символ как предмет преступления: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Казань, 2002.

Таций В. Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1982.

Таций В. Я. Проблемы ответственности за хозяйственные преступления: объект и система: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. Киев, 1984.

Трухин А. М. Объект уголовно-правовой охраны и объект преступления. URL: http:// www.jourclub.ru/30/558 (дата обращения: 30.11.2015).

Уголовное право. Общая часть / под ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселова. М., 2010.

Улезько С. И. Предмет преступления, предмет общественного отношения, предмет преступного воздействия // Международное и национальное уголовное законодательство: проблемы юридической техники / под ред. В. С. Комиссарова. М., 2004.

Фролов Е. А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в организации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность: автореф. дис. . д-ра юрид. наук. Свердловск, 1971.

Хилюта В. В. Преступления против собственности и порядка осуществления экономической деятельности: концептуальные основы моделирования объекта и системы. М., 2012.

cyberleninka.ru

admin

Обсуждение закрыто.