Назначение и производство экспертизы до возбуждения уголовного дела

Назначение и производство экспертизы до возбуждения уголовного дела

научная статья по теме СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА — ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА? Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

ЛЕОНТЬЕВА НАТАЛИЯ ЛЕОНИДОВНА

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА — ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?»

СУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА -ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?

ЛЕОНТЬЕВА Наталия Леонидовна,

аспирантка кафедры уголовно-процессуального права

Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина (МГЮА). E-mail: Natalie-13@yandex.ru

Краткая аннотация: данная статья посвящена вопросу процедуры привлечения эксперта по уголовному делу. Автор рассматривает один из самых сложных вопросов в этой области, а именно: вопрос времени привлечения эксперта, так как существует возможность привлечь его до возбуждения уголовного дела и после. В связи с этим, автор рассматривает несколько различных точек зрения и предлагает изменения в действующее законодательство.

This article is devoted to the procedure of experts involving in the criminal case. The author examines one of the most difficult issues in this area, namely a matter of time of experts’ engagement, since there is an opportunity to appoint him before the criminal case initiation and after. In this regard, the author examines several different points of view and suggests changes to existing legislation.

Ключевые слова: заключение эксперта; уголовное дело; возбуждение дела; судебная экспертиза.

Expert opinion; the criminal case; initiation of proceedings; judicial examination.

Заключение эксперта является одним из важнейших средств доказывания по уголовному делу. Не склоняясь к бытовавшей в период становления Советской процессуальной науки мнению о том, что экспертное заключение является «научным приговором», отметим, что на практике заключение эксперта воспринимается субъектами оценки как особый, наиболее значительный вид доказательства.1

Действующий УПК РФ устанавливает процессуальный порядок назначения и проведения экспертизы, нарушение которого, в буквальном понимании закона, влечет признание заключения эксперта недопустимым.

Одним из наиболее спорных вопросов в уголовно-процессуальной науке, имеющих огромное практическое значение, является вопрос о возможности назначения и проведения экспертизы на стадии доследственной проверки.

Ранее до внесения последних изменений в УПК РФ законодатель недостаточно эффективно регулировал порядок проведения доследственных проверок относительно поставленного вопроса. В том числе не регламентировалось, какие из указанных процессуаль-

1 Поврезнюк Г.И. Судебная экспертиза (подготовка и назначение в уголовном и гражданском процессах). Алма-Ата, 2001.

ных действий могли быть проведены до возбуждения уголовного дела.

В ст. 144 УПК РФ отсутствовал перечень допустимых процессуальных действий на указанной стадии. Однако в ч. 4 ст. 146 УПК РФ указано, что к постановлению о возбуждении уголовного дела, направляемому прокурору, прилагаются материалы проверки, а в случае производства отдельных следственных действий (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы) -соответствующие постановления и протоколы. Данная норма вызывала множество дискуссий в науке и существенные проблемы в практическом применении.

По мнению некоторых ученых, до возбуждения уголовного дела можно было лишь назначить проведение экспертизы, но не проводить ее. Тогда совершенно не была ясна цель ее назначения, ведь очевидно, что экспертиза назначается именно для того, чтобы установить наличие либо отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела.

Однако представляется, что также было

2 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Парламентская газ. 2001. 22 декабря. № 241-242.

ПРАВО И ГОСУДАРСТВО6 теория и практика. 2011. № 6(78)

возможно и иное толкование указанной статьи: что выносить постановление о назначении судебной экспертизы можно было сразу же после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, и, соответственно прокурору к постановлению о возбуждении также прилагалось и постановление о назначении экспертизы.

Однако в связи с принятыми изменениями в УПК РФ, проблема была вроде бы устранена: из закона была просто-напросто удалена та часть статьи, которая позволяла производство отдельных следственных действий, в том числе и назначение экспертизы, до возбуждения уголовного дела.

В настоящее время в соответствии со ст. 144 УПК РФ при проверке сообщения о преступлении должностное лицо вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В указанной статье отсутствует перечень следственных действий, производство которых возможно до возбуждения уголовного дела. Исходя из исследуемой нормы, видится, что в ходе доследственной проверки возможно лишь требовать предоставления различного рода документов, проведения исследований с участием специалистов и оперативно-розыскных мероприятий. Проведение же следственных действий, согласно указанной норме, невозможно.

Вместе с тем в соответствии со ст. 176, 179 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательства, до возбуждения уголовного дела могут быть произведены такие следственные действия как осмотр места происшествия и освидетельствование.

Невозможно в данном контексте не отметить и практическую сложность в применении закона. Так, для того, чтобы участники уголовного процесса смогли определить, какие действия могут быть проведены на рассматриваемой стадии, в отсутствие соответствующего перечня в ст. 144 УПК РФ, им необходимо «выискивать» ссылки на них в законе, беспорядоч-

но «разбросанные» по всему УПК.

Вместе с тем в законе решен вопрос с назначением и проведением судебной экспертизы: все предельно ясно — до возбуждения уголовного дела и назначать, и проводить экспертизу нельзя, но можно проводить исследование с участием специалиста.

Сразу же оговоримся, что в действующем УПК РФ отсутствует законодательное закрепление данного правила. В законе четко данная норма не сформулирована. Данный вывод делается исключительно путем логических умозаключений: в ст. 144 УПК РФ отсутствует указание на возможность назначения и проведения экспертизы, а в других статьях УПК РФ отсутствует указание, что «в случаях, не терпящих отлагательств, до возбуждения уголовного дела, может быть проведена и назначена судебная экспертиза», как это сделано в ст. 177, 179 УПК РФ.

Итак, до возбуждения уголовного дела назначение и производство экспертизы не возможны, иначе заключение эксперта будет признано недопустимым, ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона. Тогда каким образом возможно в некоторых случаях установить наличие либо отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела, если для этого требуется проведения исследования, например для возбуждения уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств?

Законодательно в ходе доследственной проверки предусмотрена процедура проведения исследования с участием специалиста. Казалось, еще одна проблема в законе разрешена: не имеется никаких противоречий между нормами закона и определен порядок принятия соответствующего решения.

Действительно, в теории казус решен: для установления наличия оснований возбуждения дела в ходе доследственной проверки проводится исследование (например, вещества), после получения результатов орган предварительного расследование возбуждает уголовное дело (если по результатам исследования установлено, что вещество является наркотическим средством), а затем назначается и производится судебная экспертиза.

Каким же образом данная картина выглядит на практике? Так, по результатам изучения ряда уголовных дел можно с уверенностью сказать, что в отдельных случаях справка об исследовании вещества, полученная в ходе доследственной проверки, полностью идентична заключению эксперта, полученному после возбуждения уголовного дела, вплоть до знаков препинания. То есть, точное соблюдения норм закона влечет за собой некую правовую «профанацию».

Отметим лишь некоторые серьезные недостатки данного явления. Во-первых, совершенно очевидно, что налицо искусственное «затягивание» предварительного расследования. Так, срок предварительного расследования обязательно увеличивается в связи с необходимостью производства одного и того же действия — исследования вещества. В данном случае производство экспертизы является обязательным согласно вышеприведенному постановлению Пленума Верховного суда РФ от 21

декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе

по уголовным делам» , и орган предварительного расследования лишен возможности ограничиться наличием в материалах уголовного исключительно справкой об исследовании.

Получается, что в деле мы имеем два совершенно одинаковых документа, которые отличаются друг от друга только названием и правовым статусом. Очевидно, что ситуация довольно-таки абсурдная. Помимо необоснованного затягивания сроков уголовного расследования также наблюдается неэкономное и неэффективное расходование государственных средств на производство одного исследования дважды. Либо же эксперт, проводящий исследование, второе не проводит, а лишь перепечатывает ранее данное им заключение об исследовании, изменив название данной им справки на экспертное заключение, чем грубо нарушает требования закона.

Представляется, что данная процедура является неоправданной и неэффективной, и в целях сокращения сроков предварительного расследования, недопущения неэкономного расходования бюджетных средств, защиты прав

1 Росс. газ. 2010. 30 декабря. № 296.

участников уголовного судопроизводства и предупреждения нарушений требований закона и оптимизации предварительного расследования в указанной части, представляется наиболее адекватным следующий порядок решения обозначенной проблемы.

Необходимо в ст. 144 УПК РФ законодательно закрепить возможность назначения и проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, но с определенными оговорками и ограничениями, а именно, назначение и производство экспертизы до возбуждения уголовного дела не должно быть никоим образом сопряжено с огра

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

naukarus.com

Назначение и производство судебных экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Сидоренко О.В.

В статье рассматриваются проблемные вопросы, связанные с назначением и производством экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела , обусловленные изменениями, внесенными федеральным законом от 04.03.2013 г. № 23-ФЗ. Предлагается авторская редакция системы норм, регулирующих отношения по доказыванию на стадии возбуждения уголовного дела , по обеспечению прав участников проверочных мероприятий при назначении и производстве судебных экспертиз .

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Сидоренко О.В.,

Текст научной работы на тему «Назначение и производство судебных экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела»

назначение и производство судебных экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела

В статье рассматриваются проблемные вопросы, связанные с назначением и производством экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела, обусловленные изменениями, внесенными федеральным законом от 04.03.2013 г. № 23-ФЗ.

Предлагается авторская редакция системы норм, регулирующих отношения по доказыванию на стадии возбуждения уголовного дела, по обеспечению прав участников проверочных мероприятий при назначении и производстве судебных экспертиз.

Ключевые слова: стадия возбуждения уголовного дела, судебная экспертиза, производство исследований, уголовно-процессуальное законодательство, доказывание, обеспечение прав личности.

Стадия возбуждения уголовного дела по УПК новление достаточного основания для возбужде-

РСФСР предусматривала лишь осмотр места происшествия. Принятый в 2001 году УПК РФ расширил познавательные возможности субъектов проверки сообщения о преступлении, добавив к имеющемуся процессуальному действию освидетельствование и назначение судебной экспертизы. Федеральный закон N° 87-ФЗ от 05.06.2007 года исключил возможность назначения судебной экспертизы на этом этапе, закрепив в качестве проверочных мероприятий осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК РФ), осмотр трупа (ч. 4 ст. 178 УПК РФ) и освидетельствование (ч. 1 ст. 179 УПК РФ).

Многие авторы [1, с. 79-80; 2, с. 20-21; 3, с. 126], характеризуя нормативную регламентацию проверочной деятельности, проводимой по поступившим сообщениям, говорили о несовершенстве уголовно-процессуальных норм, регулирующих доказывание на стадии возбуждения уголовного дела. Они ставили под сомнение правомерность производства судебной экспертизы при проведении проверочных мероприятий на данном этапе, т.к. буквальное толкование ч. 4 ст. 146 УПК РФ приводило к выводу только о возможности назначения судебной экспертизы, что было лишено смысла ввиду того, что результатом назначения судебной экспертизы является соответствующее постановление, а не заключение эксперта, которое выступает итоговым документом производства судебной экспертизы. А уста-

ния уголовного дела в ряде случаев невозможно без заключения эксперта. Некоторые авторы, анализируя данный пробел, считают, что назначение экспертизы (вынесение постановления) не может установить следы преступления и лицо, его совершившее [4, с. 33]. Назначение экспертизы в ч. 4 ст. 146 УПК РФ представлено как следственное действие по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего, а вынесение постановления не подразумевает возможности закрепления следов и установления каких-либо лиц.

Тем не менее, несмотря на противоречивость и пробельность нормативной регламентации указанных аспектов, В.К. Ашуровым высказано мнение об относительной распространенности практики назначения экспертиз в ходе проверочных мероприятий. Такому умозаключению способствовали данные анкетирования следователей и руководителей следственных органов из 45 регионов России: 10% опрошенных подтвердили наличие неверной практики производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела в ряде регионов России [5, с. 20-21].

Правоприменители, имея потребность в собирании доказательств по поступившим сообщениям в стадии возбуждения уголовного дела, чтобы избежать нарушений (при наличии закрепленных оснований для назначения экспертизы), исполь-

Сидоренко Ольга Викторовна, адъюнкт Волгоградской академии МВД России e-mail: olgakolesnik76@rambler.ru © Сидоренко О.В., 2016 Статья получена: 17.11.2015

зовали документы (отношения) о назначении исследований веществ, растений, предметов, документов и др., результаты которых оформлялись справками экспертов (после 2009 г. — справками об исследованиях согласно требованиям Наставления по организации экспертно-криминалисти-ческой деятельности в системе МВД России). По мнению М.В. Махмутова, «исследование, произведенное до возбуждения уголовного дела, фактически подменяет собой производство экспертизы, однако результаты такого исследования заключением эксперта или специалиста оформлены быть не могут и статуса самостоятельного доказательства не приобретут» [6].

Много спорных вопросов возникает непосредственно при проведении исследований. С одной стороны, их использование выгодно из-за малых временных сроков и упрощения действий, осуществляемых при изучении объектов. С другой стороны, объекты, частично или полностью разрушенные в процессе исследования, впоследствии не могут быть изучены в рамках назначенной экспертизы по тем же обстоятельствам.

Изменения, внесенные в УПК РФ в 2013 году, расширили полномочия лиц, ведущих проверку сообщений о правонарушениях в стадии возбуждения уголовного дела, но оставили производство предварительных исследований в качестве проверочных мероприятий — не установив законодательно статус результатов этих исследований [7]. Присутствие данной нормы в законе дает альтернативу следователям: или назначить судебную экспертизу, или направить в экспертное учреждение поручение о производстве исследований [5, с. 21], по итогам которых после возбуждения уголовного дела все равно назначается потом судебная экспертиза. Назначение судебной экспертизы по ранее исследованным объектам ведет к увеличению нагрузки, возложенной на сотрудников экспертных подразделений [8, с. 75; 5, с. 21], к дополнительным финансовым затратам, а в ряде случаев — вообще невозможно ввиду изменений объектов исследований.

В целях сокращения количества предварительных исследований, а также устранения дублирования при производстве экспертиз ранее исследованных объектов учеными еще в советский период неоднократно предлагалось ввести судебную экспертизу в перечень проверочных мероприятий (Р.С. Белкин и Д.Я. Мирский (1986), П.А. Лупинская (1966), Н.А. Баженов, С.А. Шей-фер (1976), Ю.А. Калинкин (1981), А.Р. Михай-ленко (1983) и др.). В период реформирования уголовно-процессуальной отрасли права данный аспект также не утратил своей актуальности [9, с. 71-79; 10; 11; 3, с. 122; 12].

Особенно актуально проведение таких экспертиз в отношении следов биологического происхождения, наркотических средств, горюче-смазочных веществ, микрообъектов и других, подверженных быстрому изменению и уничтожению [7], а также в отношении объектов, признаки которых имеют уголовно-правовое значение, и выявление которых необходимо для установления основания для возбуждения уголовного дела.

Учитывая потребности практики и интересы участников первоначальной стадии, законодатель попытался расширить их возможности. Так, в ч. 1 ст. 144 УПК РФ (О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 04 марта 2013 г. № 23-Ф3 // Собрание законодательства РФ. 2013. № 9. Ст. 875) при проведении проверочных мероприятий на стадии возбуждения уголовного дела предусмотрено назначение судебной экспертизы, участие в ее производстве субъектов процессуальной проверки и получение заключения эксперта в разумный срок.

Порядок назначения и производства экспертиз предусмотрен ст. 195-207, 269, 282, 283 УПК РФ. Кроме того, они осуществляются в соответствии с Федеральным законом № 73-ФЗ от 31.05.2001г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», а в системе МВД России — еще и согласно ведомственному приказу № 511 от 29.06.2005 г. (ред. приказа МВД России от 15.10.2012 № 939) «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ». В свою очередь, паспортизированные методики, методические рекомендации, а также типовые инструкции обеспечивают единообразие проведения необходимых экспертиз, предусмотренных вышеописанными нормативными документами.

При этом возникает ряд вопросов по толкованию норм уголовно-процессуального закона, связанных с ее назначением и производством на стадии возбуждения уголовного дела. Ч. 1 ст. 195 УПК РФ предоставляет возможность следователю выносить постановление о назначении экспертизы и в соответствии с ч. 3 этой же статьи обязывает знакомить с ним подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя. Кроме этого, правоприменитель обязан разъяснять им права, предусмотренные ч. 1 ст. 198 УПК РФ, а после ее производства обеспечить ознакомление с заключением эксперта.

Полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в

качестве доказательств лишь при условии соблюдения положений ст. 75, 89 УПК РФ. Если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной или повторной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению (п. 1.2 ч. 1 ст. 144 УПК РФ). Поскольку экспертиза проводилась на стадии возбуждения уголовного дела, где еще отсутствуют участники, предусмотренные (ч. 1 ст. 195 УПК РФ), возникает необходимость применения данной нормы (т.е. назначение дополнительной или повторной судебной экспертизы) с целью реализации прав участников, определенных ст. 198 УПК РФ, возникших по возбужденному делу [13]. Это, по замыслу законодателя, — своеобразная «компенсация» их прав, которыми они не были наделены в ходе проверочных мероприятий.

Следует учитывать, что ст. 198 УПК РФ может быть применена только к участникам, имеющим процессуальный статус подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего, его представителя и свидетеля (в определенной части). На стадии возбуждения уголовного дела не предусмотрено лиц, имеющих такой статус (кроме подозреваемого, фактически задержанного в порядке ст. 91-92 УПК РФ). Для ликвидации пробелов в праве, противоречивости нормативного регулирования, для создания действенных гарантий защиты интересов участников проверочных мероприятий на стадии возбуждения уголовного дела необходимо решить вопрос о правовом статусе лиц, заинтересованных в производстве экспертизы, а также предусмотреть для них законодательную возможность пользоваться правами, предусмотренными ч. 1 ст. 198 УПК РФ. Это предотвратит случаи проведения повторных и дополнительных экспертиз только лишь по ходатайству стороны защиты и потерпевшего — при отсутствии оснований, указанных в ст. 207 УПК РФ, исключит ситуации, когда потребность в таких экспертизах возникает по объектам, претерпевшим изменения или полностью уничтоженным в ходе проверки сообщения о преступлении.

Порядок направления материалов уголовного дела для производства судебной экспертизы урегулирован ст. 199 УПК РФ. Наименование этой статьи и ее содержание не предусматривает проведение экспертизы по материалам проверки сообщения о преступлении в стадии возбуждения уголовного дела, а буквальное толкование указывает на то, что применение данного нормативного установления возможно только по возбужденному делу. Проблемной представляется и реализация требований о разъяснении эксперту его прав, обязанностей, предусмотренных ст. 57 УПК РФ,

и предупреждения его об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Эта ответственность может наступить лишь в том случае, когда проведена экспертиза и оформлено заключение по уже возбужденному уголовному делу. Следовательно, возникают противоречия в реализации предписаний ст. 199 УПК РФ при осуществлении процессуальной проверки.

Анализ ст. 57 УПК РФ также показывает, что ее содержание не ориентировано на участие эксперта в проверочных мероприятиях. Так, в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 57 УПК РФ эксперт может знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы. Однако при проведении процессуальной проверки по факту правонарушения еще нет уголовного дела, соответственно, эксперт формально не может реализовать свое право на ознакомление с установленными материалами проверки ввиду отсутствия закрепленных законом оснований.

Спорным становится вопрос в отношении реализации п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ, согласно которому эксперт не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, а также ч. 6 ст. 57 УПК РФ, в соответствии с которой эксперт несет ответственность по ст. 310 УК РФ за разглашение данных предварительного расследования. Законодатель не определяет ответственность за эти действия при проведении проверочных мероприятий на стадии возбуждения уголовного дела.

Также в ч. 5 ст. 57 УПК РФ указано, что эксперт несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со ст. 307 УК РФ. Это действие предусмотрено при производстве предварительного расследования, следовательно, применить его в стадии возбуждения уголовного дела при осуществлении проверочных мероприятий невозможно.

Аналогичные дефекты нормативного регулирования выявлены многими авторами и при анализе положений п. 5 ч. 1 ст. 204 УПК РФ, согласно которым эксперт должен в заключении указывать сведения о предупреждении его об ответственности за дачу заведомо ложного заключения [14, с. 154-155; 15, с. 144-145; 8, с. 238-239].

Указанные противоречия диктуют объективную необходимость корректировки группы взаимосвязанных норм, регулирующих отношения по доказыванию на стадии возбуждения уголовного дела, создания четкой нормативной модели производства судебной экспертизы в ходе проверки сообщения о преступлении, что потребует:

1) уточнения положений ст. 57 УПК РФ в ча-

сти прав эксперта (п. 1 ч. 3):

«1) знакомиться с материалами проверки, осуществляемой по поступившему сообщению о преступлении, и уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы»;

2) уточнения положений ст. 57 УПК РФ в части запретов эксперту (п. 5 ч. 4):

«5) разглашать сведения, ставшие известными ему в связи с участием в проверке, осуществляемой по поступившему сообщению о преступлении, и уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса».

3) корректировки наименования и содержания ст. 161 УПК РФ:

«Статья 161. Недопустимость разглашения данных проверки сообщения о преступлении и предварительного расследования»

«1. Данные проверки сообщения о преступлении и предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, пред-усмотренныхчастьютретьейнастоящейстатьи.

2. Следователь или дознаватель предупреждает участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных проверки сообщения о преступлении и предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

3. Данные проверки сообщения о преступлении и предварительного расследования могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам уголовного судопроизводства и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия, а также данных о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, без согласия его законного представителя не допускается»;

4) корректировки наименования и содержания ст. 310 УК РФ с изложением ее в следующей редакции:

«Статья 310. Разглашение данных проверки сообщения о преступлении и предварительного расследования»

«Разглашение данных проверки сообщения о

преступлении и предварительного расследова-

ния лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев».

5) внесения дополнения в ч. 1 ст. 80 УПК РФ следующего содержания:

«1. Заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, осуществляющим уголовное судопроизводство, или сторонами».

6) внесения дополнения в ч. 1 ст. 307 УК РФ и изложение ее в следующей редакции:

«1. Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в ходе проверки сообщения о преступлении либо при производстве предварительного расследования или в суде — наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев»;

7) исключения из ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ предложения:

«Если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению»;

8) корректировки наименования и содержания ч. 1 ст. 198 УПК РФ:

«Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, участников проверки сообщения о преступлении при назначении и производстве судебной экспертизы»

«1. При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель и участники проверки сообщения о преступлении вправе. » — и далее по тексту;

9) корректировкинаименованияст. 199УПКРФ:

«Статья 199. Порядок направления материалов

проверки сообщения о преступлении и уголовного дела для производства судебной экспертизы».

Полагаем, что предложенные дополнения позволят ликвидировать противоречия в законодательной регламентации, возникающие из-за нормативной неопределенности, заполнят пробелы в

праве и будут способствовать эффективному использованию экспертных заключений в качестве доказательств по проводимым проверкам на первоначальной стадии уголовного процесса.

1. Зайцева Е.А., Чипура Д.П. Использование специальных экономических знаний в досудебном производстве по уголовным делам: монография. Волгоград: ВА МВД России, 2007. С. 79-80.

2. Орлов Ю.К. Возможно ли производство судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела? // Законность. 2003. № 9. С. 20-21.

3. Рясов А.А. Проблемы собирания вещественных доказательств в досудебных стадиях российского уголовного процесса: дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 2008. С. 122, 126.

4. Власов А. Возбуждение уголовного дела // Законность. 2004. № 2. С. 33.

5. Ашуров В. К. Практика назначения судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела // Судебная экспертиза. 2013. № 3. С. 20-21.

6. Махмутов М. В. Назначение исследований в стадии возбуждения уголовного дел // Законность. 2010. № 11. Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10.09.2015).

7. Шамонова Т.Н. Нужна ли экспертиза до возбуждения уголовного дела? // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. Вып. № 4-2. URL: http://cyberleninka. ru/article/n/nuzhna-li-ekspertiza-do-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela (дата обращения: 12.10.2015).

8. Зайцева Е.А. Процессуальная и непроцессуальная форма экспертных исследований // Криминалист первопечатный. 2011. № 3. С. 75.

9. Зайцева Е.А. Правовой институт судебной экспертизы в современных условиях. Волгоград: ВолГУ, 2003. С. 71-79.

10. Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: Институт повышения квалификации Российского Федерального центра судебной экспертизы, 2005.

11. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005.

12. Сучков А.В., Чиннова М.В. К вопросу о дублировании проверочных мероприятий, проводимых на стадии возбуждения уголовного дела в современном российском уголовном процессе // Российский судья. 2015. № 1. Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10.09.2015).

13. Быков В.М. О назначении судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела // Законы России, опыт, анализ, практика. 2015. № 2. Доступ из СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 20.09.2015).

14. Александрова А.С. Назначение и производство судебных экспертиз до возбуждения уголовных дел: Миф или реальность // Вестник Самарской гуманитарной академии. 2007. № 1. С. 154-155.

15. Бахтадзе Г.Э. К вопросу о назначении и производстве судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела // Вестник ВолГУ. Сер. 5. 2003-2004. Вып. 6. С. 144-145.

16. Звонарева Е.В. Проблемы нормативного регулирования экспертной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела // Судебная экспертиза в парадигме российской науки (к 85-летию Ю.Г. Корухо-ва): сб. матер. 54-х криминалистических чтений: в 2-х ч. М.: Академия управления МВД России, 2013. Ч. 1. С.238-239.

cyberleninka.ru

ВОЗМОЖНО ЛИ ПРОИЗВОДСТВО СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?

В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА?
Ю. ОРЛОВ
Ю. Орлов, профессор МГЮА.
Вопрос о допустимости производства экспертизы, как и ряда других следственных действий, в стадии возбуждения уголовного дела дискутировался на протяжении нескольких десятилетий.
Высказывались различные, порой прямо противоположные, точки зрения. Одни авторы ратовали за максимальное расширение перечня следственных действий, допустимых на этой стадии, поскольку это обеспечивает быструю и качественную предварительную проверку и достоверность ее результатов, а следовательно — законность и обоснованность возбуждения уголовного дела. Другие категорически против этого возражали, поскольку такое расширение ведет, по их мнению, к стиранию грани между стадиями возбуждения уголовного дела и предварительного расследования и в конечном счете может сделать первую вообще не нужной. Кроме того, следственные действия, как правило, сопряжены с принуждением и вообще с вторжением в область важных прав личности, поэтому их применение в период, когда еще не установлены даже признаки преступления, ничем не оправдано.
Как часто бывает, истина где-то посередине. Действительно, в некоторых случаях без экспертизы невозможно решить вопрос о возбуждении уголовного дела. Так, принадлежность предмета к категории наркотиков может быть определена только экспертным путем. Без судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений часто невозможно определить, относится деяние к делам частного или публичного обвинения. Нередко насильственный или ненасильственный характер смерти тоже может быть установлен лишь посредством судебно-медицинской экспертизы и т.д. Ранее запрет производства экспертизы до возбуждения уголовного дела обходили двояким путем: либо заменяли ее каким-то суррогатом (например, не предусмотренным нигде «судебно-медицинским освидетельствованием»), либо путем какого-то неофициального («предварительного») исследования с последующим проведением, уже после возбуждения уголовного дела, полноценной судебной экспертизы. И тот и другой путь, естественно, не может быть признан нормальным, однако иного, законного способа тогда не существовало.
С другой стороны, далеко не каждая судебная экспертиза может быть разрешена на данной стадии. Очевидно, например, что недопустимо проведение судебно-психиатрической экспертизы, поскольку она сопряжена с множеством весьма существенных ограничений (помещение в стационар и пр.), да и по времени она может быть очень продолжительной. Таким образом, в этом вопросе необходим дифференцированный подход.
Как же разрешен этот вопрос в новом УПК?
К сожалению, его регламентация являет собой пример (причем далеко не единственный) крайне низкого качества законодательной техники. (Оговорюсь, здесь речь идет не о процедуре возбуждения уголовного дела, очень громоздкой и неэффективной, о чем писалось не раз, а только о технике.)
Казалось бы, чего проще указать в ст. 144 УПК, специально посвященной порядку рассмотрения сообщения о преступлении, какие следственные действия допустимы, а какие нет в ходе проверки (примерно как это было в ст. 109 УПК РСФСР). И было бы предельно ясно, что можно делать, а чего нельзя. Но о методах проверки в данной статье ни слова. Зато далее, в ст. 146, ни с того ни с сего и совершенно не к месту вдруг называются три следственных действия, материалы которых прилагаются к постановлению следователя о возбуждении уголовного дела, направляемому прокурору для утверждения. Причем указываются они в скобках. И как это надо понимать?
Как известно, значение грамматического знака «скобки» в русском языке очень многообразно. В скобках может быть указан эквивалент, слово-синоним, например «субъекты (участники) судебной экспертизы», или другой, равноправный вариант, например «действие (бездействие) должностного лица»; в скобках может быть дана расшифровка, детализация какого-то понятия, приведены варианты, причем не обязательно их исчерпывающий перечень, например: «1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления)» — п. 1. ч. 1 ст. 73 УПК и т.д. Обычно значение скобок легко угадывается из контекста. Однако в данном случае перечень этих следственных действий появляется совершенно неожиданно, и остается только гадать, что он означает — «например», «в частности», «в том числе» или что-то иное. А если это перечень, то исчерпывающий или нет? Таким образом, лингвистический анализ мало что дает. Единственный вывод (и то косвенный), который он позволяет сд
елать, это то, что такие следственные действия вроде бы можно проводить и до возбуждения уголовного дела.
Но на этом загадки не кончаются. В указанной статье говорится не о производстве судебной экспертизы, а только лишь о ее назначении. Отсюда можно сделать вывод, что она до возбуждения уголовного дела может быть лишь назначена, но не проведена. И такое толкование уже встречается в практике. Некоторые адвокаты на этом основании настаивают на недопустимости заключения эксперта, полученного до возбуждения уголовного дела.
Действительно, по букве закона до возбуждения уголовного дела экспертиза может быть только назначена, но не может быть проведена. Но в данном случае буква закона приходит в вопиющее противоречие с его смыслом. А смысл данной нормы в том, что производство судебной экспертизы (равно как и других следственных действий) до возбуждения уголовного дела допускается с единственной целью — установления наличия или отсутствия основания для возбуждения уголовного дела. Поэтому само по себе назначение судебной экспертизы, без получения заключения в данной стадии, теряет всякий смысл. Кроме того, это может привести к парадоксальным, даже курьезным ситуациям. Некоторые экспертизы по времени непродолжительны (даже для вскрытия трупа обычно достаточно нескольких часов). Что делать в таких случаях? Растянуть исследование на несколько суток? Или срочно возбуждать уголовное дело, не дожидаясь получения заключения, т.е. не имея на это оснований?
Иногда встречается еще одно толкование данной нормы: следователь вправе проводить эти следственные действия после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, но до получения согласия прокурора. Но тогда почему только три? И почему об этом прямо не сказано?
Как видно, заданные законодателем загадки средствами логико-грамматического анализа не разрешимы. Остается только надеяться, что они рано или поздно будут устранены, как это уже сделано в отношении других, наиболее вопиющих пробелов, в изобилии имеющихся в новом УПК.
Представляется, вопрос о производстве судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела может быть решен следующим образом. Такое производство должно быть допущено только в случаях, когда без экспертизы невозможно установить наличие оснований для возбуждения уголовного дела. А именно: до возбуждения уголовного дела должна быть разрешена судебная экспертиза по установлению причины смерти, характера и степени причиненного здоровью вреда, а также по исследованию свойств предмета преступления, прямо указанного в соответствующей статье УК (наркотиков, оружия и др.), если для этого требуются специальные знания. Во всех остальных случаях судебная экспертиза может быть проведена только после возбуждения уголовного дела.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
«УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
от 18.12.2001 N 174-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)
Законность, N 9, 2003

www.lawmix.ru

admin

Обсуждение закрыто.