Редакция закона об образовании 2014

Редакция закона об образовании 2014

Новые положения Закона об образовании 2014

Статьи по теме

Закон об образовании дополнен положениями, уточняющими порядок поощрения обучающихся за их успехи, требования к одежде учеников, а также правила предоставления жилых помещений в общежитиях образовательных учреждений.

Поправки в Закон об образовании 2014

Закон об образовании (Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ) дополнен положениями, уточняющими порядок поощрения обучающихся за их успехи, требования к одежде обучающихся, а также правила предоставления жилых помещений в общежитиях образовательных учреждений. Поправки в Закон об образовании 2014 анализирует эксперт журнала «Учет в бюджетных учреждениях».

Сразу три редакции Закона об образовании последовательно сменили друг друга в мае-июне 2014 года. Это произошло в связи с принятием:

  • Федерального закона от 27 мая 2014 г. № 135-ФЗ, в котором рассмотрены вопросы поощрения обучающихся за их успехи;
  • Федерального закона от 4 июня 2014 г. № 148-ФЗ, в котором определены требования к одежде обучающихся;
  • Федерального закона от 28 июня 2014 г. № 182-ФЗ, которым вводятся правила предоставления жилых помещений в общежитиях организаций, ведущих образовательную деятельность.
  • Далее рассмотрим суть вносимых изменений.

    Поощрение обучающихся за успехи в учебе

    В Закон об образовании добавлены положения о поощрении обучающихся и возвращении медалей за «За особые успехи в учении». Законом № 135-ФЗ внесены поправки в часть 3 статьи 28 Закона об образовании, расширяющие компетенции образовательных организаций в части поощрения обучающихся. Образовательной организации предписано поощрять обучающихся за успехи в учебной, физкультурной, спортивной, общественной, научной, научно-технической, творческой, экспериментальной и инновационной деятельности. Виды и условия поощрения должны быть закреплены в ее локальном нормативном акте. Это подтверждается письмом Минобрнауки России от 22 мая 2014 г. № НТ-531/08. Информацию о поощрениях обучающихся учреждение учитывает и хранит ее в архивах на бумаге или в электронном виде.

    Кроме того, поправки затронули статью 34 Федерального закона об образовании. Так, лицам, завершившим освоение образовательных программ среднего общего образования, успешно прошедшим государственную итоговую аттестацию и имеющим итоговые оценки успеваемости «отлично» по всем учебным предметам, изучавшимся в соответствии с учебным планом, образовательная организация одновременно с выдачей документа об образовании вручает медаль «За особые успехи в учении». Награда вручается вместе с аттестатом в торжественной обстановке. Ее можно получить лично или по доверенности. Также выпускник может подать заявление о пересылке медали по почте. В случае утраты дубликат медали не выдается. Лицам, имеющим право на получение медали «За особые успехи в учении» в 2014 году, награда будет вручена не позднее 1 октября 2014 года (ч. 10 ст. 34 Закона об образовании).

    Порядок выдачи медали «За особые успехи в учении» утвержден приказом Минобрнауки России от 23 июня 2014 г. № 685. Образец и описание медали утверждены приказом Минобрнауки России от 23 июня 2014 г. № 684.

    Приобретение или изготовление медалей «За особые успехи в учении» – это компетенция самой образовательной организации (п. 17 ст. 28 Закона об образовании). Минобрнауки России в письме от 22 мая 2014 г. № НТ-531/08 разъяснило, как приобретать новые медали. Образовательным организациям следует использовать в соответствии с требованиями Закона о контрактной системе централизованные схемы закупок по аналогии с приобретением бланков документов об образовании и (или) о квалификации. Нюансы их приобретения изложены в письме Минобрнауки России от 11 ноября 2013 г. № НТ-1106/08.

    Требования к одежде обучающихся

    В соответствии с действующей редакцией положения трех статей Закона об образовании (п. 18 ч. 3 ст. 28, ст. 38, ч. 5 ст. 86) сведены к одной статье 38. Право образовательных организаций устанавливать требования к одежде обучающихся конкретизировано тем, что они могут обозначать требования как к общему виду одежды (цвету, фасону, видам, знакам отличия), так и к правилам ее ношения. При принятии соответствующего локального нормативного акта образовательная организация:

    1) руководствуется Типовыми требованиями к одежде обучающихся по образовательным программам начального, основного и среднего общего образования, утвержденными уполномоченными органами государственной власти субъектов РФ и предписывающими соблюдать деловой стиль и светский характер одежды;

    2) учитывает мнение советов обучающихся и родителей, а также представительного органа работников организации и органа обучающихся в ней (при его наличии).

    Для учреждений Москвы Типовые требования к одежде обучающихся по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования утверждены приказом Департамента образования города Москвы от 30 июня 2014 г. № 489.

    Образовательная организация может устанавливать требования к повседневной, парадной и спортивной одежде учеников. При выборе одежды учитываются погодные условия места проведения учебных занятий и температурный режим в помещениях, предписывается обязательное наличие сменной обуви. Формирование и развитие культуры делового стиля одежды и чувства уважения к традициям образовательной организации – также важный аспект при определении внешнего вида и одежды обучающегося. К отличительным знакам образовательной организации (класса) могут быть отнесены эмблемы, нашивки, значки, галстуки и т. д. (приказ Департамента образования города Москвы от 30 июня 2014 г. № 489).

    Случаи и порядок обеспечения обучающихся одеждой иным вещевым имуществом (обмундированием) за счет бюджетных ассигнований бюджетов субъектов РФ устанавливаются уполномоченными региональными органами госвласти, что также предусмотрено новой редакцией Закона об образовании. Для обучающихся за счет местных бюджетов порядок такого обеспечения устанавливают органы местного самоуправления.

    Как следует из письма Минобрнауки России от 28 марта 2013 г. № ДЛ-65/08, в ряде субъектов РФ уже достаточно давно функционируют различные механизмы финансовой поддержки для отдельных категорий граждан по приобретению школьной одежды, а также для организаций, которые ее производят. Например, в Башкортостане, Татарстане, Чувашской Республике, Амурской, Брянской, Оренбургской, Сахалинской областях.

    В ряде случаев образцы и описание форменной одежды обучающихся устанавливаются учредителями образовательных организаций. Они определяют правила ношения, обеспечения, знаки различия. Речь идет об обучающихся по специальностям и направлениям подготовки в области:

  • обороны и безопасности государства;
  • обеспечения законности и правопорядка;
  • таможенного дела;
  • подготовки плавательных составов морских судов, судов внутреннего водного плавания, рыбопромыслового флота;
  • летного состава воздушных судов, авиаперсонала.

Предоставление общежитий

Изменения также затронули вопрос предоставления жилых помещений в общежитиях, поэтому претерпела изменения статья 39 Закона об образовании. Впрочем, новых требований немного.

Помещения в общежитиях по-прежнему предоставляются обучающимся, которые в этом нуждаются. Речь о тех, кто занимается по основным образовательным программам среднего профессионального и высшего образования по очной форме обучения. Также помещения предоставляются тем, кто учится по заочной форме обучения, на период прохождения промежуточной и итоговой аттестации. Конечно, при наличии у образовательных организаций соответствующего жилищного фонда.

Жилые помещения в общежитиях предоставляются обучающимся в порядке, установленном локальными нормативными актами образовательных организаций. В первую очередь на общежитие могут рассчитывать граждане, поименованные в части 5 статьи 36 Закона об образовании. В частности, это:

  • дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей;
  • лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;
  • дети-инвалиды;
  • инвалиды I и II групп;
  • инвалиды с детства.
  • Уточнено, что обучающиеся, входящие в указанные категории, освобождаются от внесения платы за наем за жилого помещения в общежитии. Однако они оплачивают коммунальные услуги.

    С каждым студентом, проживающим в общежитии, заключается договор найма жилого помещения в общежитии в порядке, установленном жилищным законодательством. После этого студенты обязаны в соответствии с условиями договора вносить плату за пользование жилым помещением (плату за наем) и плату за коммунальные услуги. Размер платы за пользование жилым помещением (платы за наем) в общежитии для обучающихся устанавливается образовательной организацией. Причем плата может различаться в зависимости от качества, благоустройства, месторасположения и планировки жилых помещений в общежитии, чего прежняя редакция закона не предполагала. Однако в любом случае такая плата не может превышать максимального размера, установленного учредителем образовательной организации.

    Уточнено, что размер платы за пользование жилым помещением (платы за наем) в общежитии для обучающихся определяется локальным нормативным актом. Такой документ принимается с учетом мнения советов обучающихся и их представительных органов (при их наличии). Коммунальные услуги определяются и оплачиваются в общем порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

    Как и прежде, образовательная организация вправе снизить размер платы за пользование жилым помещением (платы за наем) и (или) размер платы за коммунальные услуги в общежитии для обучающихся. Или же вовсе не взимать такую плату с отдельных категорий обучающихся. Однако уточнено, что при этом нужно учитывать мнение советов и представительных органов обучающихся (при их наличии).

    Если есть студенты, нуждающиеся в общежитии, нельзя использовать помещения, предназначенные для общежитий, в иных целях.

    Также смотрите:
    – Субсидии образовательным учреждениям
    – Образовательные услуги: НДС
    – Типовое положение о закупке: практическое применение

    Чтобы читать свежие материалы журнала «Учет в бюджетных учреждениях», авторизуйтесь как подписчик , оформите демодоступ или подпишитесь на журнал.

    www.budgetnik.ru

    Публикации

    Порой кажется, что идеи и концепции нормативных актов, регулирующих работу целых отечественных отраслей, реализуются непозволительно долго. Казалось бы, чего проще: сесть, написать, обсудить, убедить депутатов и сенаторов, открыть шампанское по случаю подписания документа главой государства. Полгода, от силы год работы. Мало? Перестаньте заниматься любимыми госчиновничеством бюрократическими процедурами, и все получится.

    В действительности все просто только на первый взгляд. Новый федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», вступающий в силу 1 сентября, вынашивался его многочисленным авторским коллективом около восьми лет.

    В интервью РАПСИ директор правового департамента Министерства образования и науки РФ Марина Лукашевич подробно рассказала, чем обусловлен столь долгий срок, и раскрыла некоторые ноу-хау, которые в современных российских реалиях подобные масштабные законы помогают готовить и проводить через Федеральное Собрание.

    Дублирования, коллизии и судебная практика

    — Когда и почему родилась идея подготовить совершенно новый федеральный закон «Об образовании в РФ»?

    — На мой взгляд, идея совершенствования любого законодательства возникает из изменяющихся жизненных реалий. Одним словом, всему виной прогресс. Сфера образования не исключение. В последнее десятилетие наша законодательная база стала сильно отставать от правоприменения. Система развивалась, возникали новые институты и модели взаимодействия между участниками образовательных отношений. Законы за этим не поспевали. Действовавший закон об образовании содержал нормы, не позволявшие развивать систему в целом. Можно сказать, даже играл негативную роль из-за содержащихся в нем неоправданных барьеров. Особо явственно эта проблема обозначилась в период реализации национальных проектов в сфере образования. Как следствие, большое количество внесенных в действующий Закон об образовании изменений привело к кардинальному изменению его концепции.

    — Какие именно барьеры были в законе?

    — В качестве примера, я бы привела имеющеюся сейчас видологию образовательных организаций. Неоправданно сложная и длительная процедура определения вида образовательной организации была одним из предметов государственной аккредитации при установлении статуса образовательных организаций. По результатам оценки организации по определенным критериям им разрешалось иметь то или иное наименование. Образовательные учреждения старались получить нужное наименование, которое было связано с финансированием. И потребители стали оценивать сферу только по названиям (гимназия лучше школы, университет лучше института и т.д.). При этом на протяжении довольно долгого времени значимость образовательной программы оставалась в тени. Ее содержание, которое и было критерием качества предоставляемых знаний и получаемого финансирования, практически никого не интересовало. А в правоприменении, даже если образовательные организации реализовывали программы одного уровня, порой приходилось доказывать необходимость распространять какую-либо норму на работников и обучающихся того или иного вида (наименования) образовательной организации. К примеру, совершенно неоправданным было установление пенсии по выслуге лет применительно к каждому виду образовательного учреждения. Масса людей из-за этого страдали.

    — Что можете сказать о правовой составляющей идеи подготовки нового Закона?

    — Это, безусловно, одно из оснований необходимости нового Закона. Как я уже говорила, большое количество изменений привело к дублированию норм, возникающим коллизиям, и нарастающему клубку судебной практики по трактовке действующих законов. По дублированию яркий пример — законы «Об образовании в РФ» 1992 года и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» 1996 года. Их нормативная идентичность была около 70%. В части коллизий, самым проблемным участком всегда был прием на обучение.

    Очень часто по-разному трактовались права льготных категорий граждан, перечисленных в отраслевом и образовательном законодательстве. Применялись порой диаметрально противоположные правоприменительные механизмы, и это крайне негативно сказывалось именно на гражданах. Имея льготу по одному закону, при обращении в образовательное учреждение обнаруживалось, что такой льготы нет в образовательном законодательстве. Естественно, возникали конфликты…

    — Судебная практика была, очевидно, крайне обширной.

    — Разумеется, ведь как только появляется необходимость трактовки тех или иных законодательных положений при помощи судебных органов, это прямо говорит о несовершенстве законодательной базы. Поэтому где-то с 2000 года, судебная практика только росла.

    — Приведите наиболее характерный пример того времени.

    — Действующее законодательство оперирует понятием «образовательное учреждение». А когда было принято гражданское законодательство, в нем фигурировало общеродовое понятие «организация». Поэтому при разрешении конфликтов их участники всегда пытались сказать: «мы же не организация, мы же учреждение, поэтому на нас эти нормы не распространяются!» Такие малопонятные казуистические моменты довольно долгое время красноречиво говорили о том, что надо менять само законодательство.

    Или, например, трактовка понятия «воспитание». Бывало ректору вуза могли предъявить иск за финансирование университетской команды КВН. Дескать, это не относится к воспитательным мероприятиям. Ежегодно сотни судов, страдали тысячи людей.

    Образование с человеческим лицом

    — Итак, понимание созрело. Что было дальше?

    — Мы начали определяться с целями. В 1992 году, когда был принят прежний закон «Об образовании», ориентиром служила отраслевая составляющая. И это было важно, учитывая экономические изменения, происходившие в то время в нашей стране. У нас появилось негосударственное образование, которое нуждалось в правовой регламентации. Кстати это тоже одна из иллюстраций законодательного прогресса. Кроме того, Закон об образовании строился по «зонтичному» принципу. Под основной Закон планировалось принимать законы по каждому образовательному уровню. Поэтому-то у нас через четыре года был принят закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Однако по другим уровням образования законы так и не были приняты, в ходе их разработке стало понятно, что они не имеют достаточного содержательного наполнения. Я уже говорила о том, что федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» на 70% повторяет базовый закон об образовании.

    — Помимо прочего, в 1992 году еще не было ныне действующего гражданского законодательства.

    — Да, ни Гражданского кодекса, ни Налогового кодекса, ни Бюджетного кодекса, практически ничего. Даже Конституция была принята позднее, которая совершенно иначе трактовала среднее профессиональное образование. Был разве что Кодекс законов о труде РСФСР. Кстати, в 2000-х годах, когда начался так называемый бум принятия кодексов, довольно широко обсуждалась возможность разработки и Образовательного кодекса. Даже было несколько попыток его написать. Но после различных обсуждений все-таки остановились на разработке Федерального закона.

    — Как была сформулирована основная цель разработки нового закона об образовании?

    — В образовании основной фигурой всегда был, есть и будет — Человек. Поэтому цель была сформулирована так – новый закон должен стать основой для развития человеческого потенциала. Максимально обеспечить каждому те условия, которые система потенциально способна предоставить. Новый закон должен был расширить образовательные возможности и для обучающихся, и для педагогов. Если обобщать, законодательное регулирование следовало направить на внешнего потребителя. Поэтому новый закон устроен именно по такому принципу. Мы закрепили в нем образовательные права личности, на всех этапах: от младенчества (дошкольное образование может быть получено с 2 месяцев) до зрелого возраста. При этом профессиональное обучение, дополнительное образование могут быть получены вне зависимости от возраста, предшествующего уровня образования.

    Образование как сфера, что естественно, также должна была получить для своей работы полноценную правовую регламентацию. Тем самым достигались бы сразу несколько разнонаправленных целей. Стояла задача законодательно обозначить сформировавшиеся новые модели в системе образования и снять ненужные барьеры и ограничения. Например, связанные, с возможностью обучения в различных организациях, которым новым законом предоставлены более широкие возможности в части осуществления образовательной деятельности. То же дошкольное образование может теперь предоставляться и коммерческими организациями. Помимо того, что это дает реальный выбор гражданину, куда именно отвести своего ребенка, это конкурентно стимулирует и нашу систему, позволяя создавать новые рабочие места и стимулировать развитие.

    — В таком случае, почему системный для российского образования нормативный акт принимался так долго?

    — Период до 2009 года можно назвать подготовительным. Он стартовал с декабря 2004-го, когда Российский союз ректоров предложил разработать новый закон «Об образовании». Годом позже законопроект был включен в план правительства РФ. Следующие три с лишним года ушли на разработку и одобрение Правительством концепции и технического задания. В конце 2009 была создана большая рабочая группа с привлечением экспертов сферы образования, парламентариев, членов Общественной палаты, различных педагогических сообществ, федеральных органов исполнительной власти.

    Первую версию текста законопроекта рабочая группа подготовила примерно за полгода. Ее обсуждали на множестве площадок, включая обе палаты парламента, Общественную палату. И к концу 2010 года текст был существенно переработан.

    Сети соавторов

    — В конце 2010-го данная версия документа была размещена в Интернете. Оправдались ли ожидания от состоявшейся в Глобальной сети дискуссии?

    — Сначало не вполне. Мы разместили проект на той же площадке, где до этого проходило обсуждение законопроекта «О полиции». Звучали различные мнения, критика, отдельные отзывы не совпадали с нашими замыслами. Но обсуждения норм закона между самими гражданами, учитывая разные общественные интересы в тот период не было.

    — Что удалось уяснить из виртуальных диспутов?

    — Подтвердился главный посыл – общество требовало принятия нового закона об образовании. Причем это констатировали не только управленцы, но и среди экспертов и потребителей образовательных услуг по этому вопросу было удивительное для системы образования единодушие. Данный вывод на том этапе не зависел даже от отношения к содержанию уже имевшегося законопроекта, и это нас отчасти вдохновило.

    — Появились ли в законе нормы, заимствованные у комментаторов в ходе интерактивных обсуждений?

    — Первое обсуждение три года назад действительно было выстроено по модели пользовательских комментариев об отношении к предлагаемым подходам, той или иной норме, по принципу «нравится/не нравится». Впоследствии некоторые положения закона мы действительно формировали исходя из предложенных при обсуждении в Интеренете векторов. Все это также рассматривалось на рабочей группе, созданной уже специально под доработку законопроекта по итогам обсуждения в Сети. Эту рабочую группу возглавил советник Президента Вениамин Федорович Яковлев.

    К лету 2011 года у нас появилась, таким образом, третья основная версия законопроекта. И уже на этом этапе было организовано второе по счету обсуждение в Интернет-пространстве.

    — С какой целью?

    — Нами были учтены нюансы, выявленные в ходе первого интернет-общения с заинтересованными лицами. Постарались их использовать в другом направлении, что дало новый эффект. Мы использовали принципы общественной экспертизы, на площадке edu.сrowdеxpert.ru. В этот раз эксперты не просто высказывали личное отношение к тексту, но могли предлагать и свои формулировки. И потом сами же их оценивали.

    Появилась вариативность: есть формулировка министерства, есть формулировка одного эксперта, другого, они сравнивались между собой, и после этого, бывало, появлялись еще варианты. В итоге, как правило, возвращались к первоначальной редакции нормы. Но есть в принятом законе и нормы, сформулированные экспертным сообществом. Например, нормы о приоритетности прав родителей в вопросах воспитания и обучения детей. У нас фактически появились соавторы, сообщество, которое понимало, почему та или иная норма именно так должна быть записана в законе. Помимо общего одобрения экспертного сообщества мы получили профессионалов, готовых разъяснять и продвигать закон уже в процессе правоприменения. И вот после этого структура текста уже не менялась.

    С осени 2011 по май 2012 года мы согласовывали текст с различными ведомствами. Проводили общественные обсуждения. И заметили, что отношение к закону существенно поменялось. Если раньше нам только и приходилось повторять «прочитайте текст, он неплохой!», то после этого к нему стали относиться исходя из других принципов. Чтобы он действительно фиксировал те новые институты, что возникли в системе, снимал барьеры и не мешал развитию. Проще говоря, от общей критики мы перешли к работе над конкретными положениями.

    — В мае 2012-го согласованный текст был внесен в правительство РФ.

    — Да, на этом этапе, с мая по август, был проведен еще один раунд обсуждений. В июле документ рассматривался на Открытом правительстве, одним из первых после формирования этого органа. А в августе минувшего года Правительство внесло его в Госдуму.

    Слагаемые и сумма

    — Сухой остаток: проект к тому моменту готовился целых восемь лет.

    — С одной стороны, это так. С другой, период с 2004 по 2009 годы был подготовительным этапом, определившим концепцию и подходы к новому закону, а вот период с 2009 по 2012 годы – это три года, потребовавшиеся для непосредственной подготовки самого текста и его обсуждения. Хотя, конечно все это вместе позволило нам за пять месяцев принять такой масштабный закон в обеих палатах парламента.

    — Налицо простое арифметическое правило «от перемены мест слагаемых сумма не меняется»: либо длительный подготовительный этап и затем считанные месяцы в Федеральном Собрании, либо наоборот.

    — Наверное, такая аналогия уместна. К моменту рассмотрения законопроекта в Госдуме у всех уже было понимание текста и заложенных в нем принципов. И то, что ко второму чтению текст дорабатывался, это показывает заинтересованность в нем очень большого круга лиц.
    Возвращаясь к конкретным датам, 26 декабря Совет Федерации одобрил закон, а тремя днями позже президент его подписал. Таким образом, этот календарный год мы начали с принятого нового закона, который вступит в силу через несколько дней – 1 сентября.

    — Зачем в законе оказался заложен восьмимесячный срок между подписанием президентом и вступлением в силу?

    — Это было сделано намеренно, для того чтобы привести в соответствие с новым законом действующую нормативную базу, сформировать новое подзаконное регулирование и чтобы регионы и иные участники образовательных отношений могли подготовиться к новым условиям.

    — Какие из них наиболее значимы?

    — Несомненно, самым значимым является принятый 2 июля этого года Федеральный закон № 185-ФЗ «О внесении изменений в иные законодательные акты в связи с принятием закона «Об образовании в РФ». Повторюсь, при подготовке закона об образовании одним из основных направлений было снять многочисленные коллизии. Данная проблема была нерешаема без изменения отраслевого законодательства. Поэтому в парламент оба этих закона были внесены одновременно. На момент внесения вторым законом планировалось поправить 101 федеральный закон. Но в осеннюю сессию 2012 года пришло понимание, что принимать два этих законопроекта одновременно нельзя. Ситуация диктовала, что данные документы надо, что называется, разводить во времени. Иначе у нас второй закон не будет учитывать многие нормы базового документа. Поэтому-то закон об изменении других федеральных законов был принят только в июле этого года, а вместо 101-го ФЗ в финальной редакции закона значился уже 161 закон. Тем не менее, это позволило нам с вступлением в силу закона «Об образовании в РФ» с 1 сентября обеспечить целостное законодательное регулирование во всех отраслях. Думаю, что для системы образования — это шаг вперед.

    Что касается подзаконных актов, то их на сегодняшний день уже принято около 350, включая акты Правительства и часть стандартов.
    Разработку этих актов мы начали в сентябре 2012 года, когда сам законопроект был внесен в Думу. Почти по каждому такому акту создали рабочие группы, причем возглавляли их не сотрудники министерства, а сторонние эксперты. К примеру, по мониторингу системы образования группу вел Владислав Гриб из Общественной палаты, по формированию федерального перечня учебников группу возглавляет глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин, по формированию порядка реализации общеобразовательных программ – народный учитель России Ефим Рачевский.

    Я хочу отметить, что все эти документы проходят несколько итераций общественного и экспертного обсуждения. Помимо рабочих групп мы размещаем их тексты на общем сайте общественного обсуждения, на министерском сайте. Достаточно кликнуть документ, и можно отправить по электронной почте любые комментарии к нему, положительные или отрицательные. По ряду проектов была использована аналогичная интернет-площадка, что использовалась при обсуждении основного закона «Об образовании в РФ». Работа продолжается и сейчас. Все проекты подзаконных актов разработаны, некоторые продолжают обсуждаться, другие находятся на разных стадиях согласования с заинтересованными федеральными органами, и многие, как я уже отметила, приняты.

    Регулирование без посредников

    — В новый закон об образовании было заложено немало норм прямого действия. Зачем это было сделано?

    — Такой путь был избран для того, чтобы избежать дополнительной регламентации на подзаконном уровне и, как следствие, сократить сроки адаптации к новому регулированию. Скажем, к таким нормам прямого действия относится вся статья 2 закона, где установлен понятийный аппарат. Также это нормы, связанные с сетевой формой реализации образовательных программ, с регламентацией порядка проведения промежуточной аттестации.

    Из той же логики мы исходили при формулировании переходных положений. Были предусмотрены нормы прямого действия для перехода от старого законодательства к новому. Нам сейчас не требуется издавать дополнительные акты, например, о том, что программы послевузовского образования признаются программами высшего образования третьего уровня по подготовке научно-педагогических кадров. Выстроена общая логика: бакалавриат – магистратура – аспирантура. Нам не надо принимать какие-то дополнительные акты по признанию того, что дошкольное образование стало первым уровнем новой системы образования. В силу нового закона это норма прямого действия.
    Ряд других норм – о переименовании, переоформлении лицензий – были специально сделаны отлагательными.

    — То есть в авральном порядке что-то переименовывать или переоформлять сразу после 1 сентября образовательным организациям не придется?

    — Совершенно верно. С 1 сентября этого года, спешу еще раз многих успокоить, такого требования не возникает. Все эти вопросы они смогут спокойно решить до 1 января 2016 года.

    — А что будет с актами, которые были приняты до 1 сентября и продолжают еще действовать?

    — На этот счет в новом законе также предусмотрены нормы прямого действия: прямо предусмотрено, что акты, принятые до вступления в силу нового Закона, могут применяться, если не противоречат уже закрепленным новым подходам.
    Конечно, проще всего отменить все акты и начать с нового листа. Однако в правовом регулировании такого вакуума возникать не должно. Ведь за каждой ранее принятой нормой стоят права и возможности наших граждан. Поэтому мы ищем новые механизмы и модели, отвечающие сегодняшним реалиям и позволяющие какие-то действовавшие ранее нормы «вписывать» в новые акты, какие-то отменять. Одним словом – занимаемся инкорпорированием. Процесс этот быстрым быть не может, иначе пострадает качество.

    — На сайте министерства появились различные разъяснения по новому закону. Неужели после стольких лет консультаций и экспертиз они нужны?

    — Конечно! Речь идет об информационных методических письмах. Мы сделали их, например, по требованиям к одежде обучающихся, по родительской плате за содержание детей в детских садах, по плате за общежития для студентов, по наименованию образовательных организаций. Эти разъяснения необходимы для плавного перехода на новое правовое регулирование. Размещаем мы их в отдельном разделе, где аккумулирована вся информация по новому закону.

    — Многое из вышесказанного касается федерального уровня регулирования. Что в регионах?

    — Совершенно естественно, что принятие нового закона требует значительной переработки региональной и муниципальной нормативных баз по вопросам образования. При этом закон об образовании предоставил возможность субъектам федерации существенно развить и дополнить общие нормы федерального законодательства с учётом социально-экономических, географических, этнокультурных, демографических и иных особенностей региона.

    В апреле текущего года мы направили методические рекомендации в регионы, и разместили на нашем сайте модельный региональный закон. По нашей статистике, примерно треть регионов сейчас приняли свои акты на основании модельного закона, еще одна треть доработали его исходя из местных особенностей. А оставшаяся треть находится сейчас еще в стадии принятия своих законов.

    — Сколько у них осталось времени на это?

    — Нормы по ряду новых полномочий регионов (например, по финансированию дошкольного образования) вступят в силу с 1 января 2014 года. Получается, четыре месяца.

    Минное поле правоприменения

    — Принять закон, разработать подзаконные акты, давать рекомендации – все это хорошо и правильно. Но ведь как показывает практика, самый ответственный момент это начало правоприменения, к которому на 100% подготовиться просто невозможно.

    — У нас были различные опыты по сопровождению национальных проектов, проектов по модернизации региональных систем общего образования, нашумевшего ФЗ-83, о внесении изменений в прежние законы об образовании и о высшем послевузовском образовании. Не вызывало сомнений, что следует в первую очередь создать условия, при которых правоприменение было бы эффективным и минимизировало потенциальные затруднения для различных участников правоотношений.

    Поэтому для сопровождения вступления в силу нового закона мы запустили три проекта.

    — Какие именно?

    — Первый. Организовали повышение квалификации и экспертно-консультационную поддержку работников региональных органов власти и органов местного самоуправления, осуществляющих управление в сфере образования, по программе «Реализация Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации». Эта работа с конца прошлого года обеспечивается Институтом законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ. Уже более двух тысяч работников органов управления образованием прошли такую подготовку.
    Второй. Высшая школа экономики реализует проект по повышению квалификации и экспертно-консультационному сопровождению для руководителей и заместителей руководителей образовательных организаций различных типов.

    И третий. В целях обеспечения информационно-разъяснительной поддержки по вопросам внедрения законодательных новаций в сфере образования ЗАО «Международный центр финансово-экономического развития» создана справочно-экспертная online-система, содержащая не только принимаемые нормативные правовые акты в сфере образования, но также ответы и комментарии экспертов на вопросы, связанные с применение новых нормативных правовых актов на практике.

    Мы рассчитываем, что реализация всех этих проектов обеспечит эффективное правоприменение уже с первых дней действия нового закона.

    А вообще надо привыкать к тому, что законодательство – живой организм и он должен постоянно обновляться. Как современное программное обеспечение, новые версии которого выходят одна за другой. И чем больше мы будет прислушиваться к практикам, ко всем неравнодушным гражданам, тем адекватнее будет правовое поле.

    rapsinews.ru

    admin

    Обсуждение закрыто.