Мировые соглашения в третейском суде

Мировые соглашения в третейском суде

Мировые соглашения в третейском суде

Мировое соглашение – это сделка, которой стороны прекращают спор посредством взаимных предоставлений (уступок). Если мировое соглашение заключено в ходе судебного разбирательства, то оно подлежит утверждению судом. После утверждения мирового соглашения производство по делу прекращается. При заключении мирового соглашения сторонами их прежние права и обязанности в том или ином объеме, в зависимости от воли сторон, ликвидируются, а в силу вступают условия, на которых заключено мировое соглашение.

Порядок заключения

После подачи искового заявления в Третейский суд НАП (далее – Третейский суд), стороны имеют право заключить мировое соглашение. Стороны, намеревающиеся заключить мировое соглашение и утвердить его в Третейском суде, путем переговоров согласовывают все его условия, подготавливают соответствующий проект, получив одобрение лиц, согласие которых требуется на заключение такого соглашения (если это предусмотрено законодательством или внутренними актами юридических лиц-участников споров). В мировом соглашении должны быть урегулированы претензии сторон в рамках заявленных требований и возражений, а также содержаться условия, касающиеся распределения судебных расходов, в том числе с учетом последующего снижения размера третейского сбора в силу утверждения соответствующего мирового соглашения.

Утверждение соглашения Третейским судом

Состав Третейского суда по ходатайству сторон принимает решение об утверждении письменного мирового соглашения, если мировое соглашение не противоречит законам и иным нормативным правовым актам и не нарушает прав и законных интересов других лиц (п. 23.1 Регламента Третейского разбирательства в Третейском суде НАП).

К заявлению об утверждении мирового соглашения, подписанному всеми участниками третейского разбирательства, прилагаются следующие документы:

— в случае если состав Третейского суда еще не сформирован, заявление с указанием согласованных сторонами кандидатур единоличного третейского судьи и запасного третейского судьи (при коллегиальном рассмотрении – кандидатуры третейских судей от истца и третейских судей от ответчиков) или с указанием, что стороны оставляют вопрос о формировании состава суда на усмотрение Третейского суда;

— в случае если стороны не намерены участвовать в заседании Третейского суда, заявление о рассмотрении дела по письменным материалам без проведения устных слушаний, подписанное всеми участниками третейского разбирательства, или заявление о рассмотрение дела в их отсутствие, подписанное отдельными участниками третейского разбирательства;

— проект мирового соглашения в письменном виде, подписанный всеми участниками третейского разбирательства, с приложением необходимых документов по необходимости (согласие на утверждение сделки от лиц и соответствующих органов, если оно требуется, и др. документы).

Третейский суд по ходатайству сторон с учетом обстоятельств дела может утвердить мировое соглашение после принятия Третейским судом решения, если еще не получены исполнительные листы на принудительное исполнение решения Третейского суда. Возможно также обращение сторон с ходатайством об утверждении иного мирового соглашения взамен ранее утвержденного решением Третейского суда (п. 23.2 Регламента Третейского разбирательства в Третейском суде НАП).

Учитывая интересы сторон, при вынесении решения об утверждении мирового соглашения Третейский суд принимает все возможные меры к скорейшему изготовлению и подписанию в окончательном виде соответствующего акта.

Решение об утверждении мирового соглашения подлежит добровольному исполнению. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения решения Третейского суда об утверждении мирового соглашения заинтересованная сторона вправе обратиться в компетентный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения.

Возврат третейского сбора

При принятии Третейским судом решения об утверждении мирового соглашения третейский сбор в размере 50% от уплаченного при подаче искового заявления возвращается истцу. Этот факт с указанием суммы третейского сбора, подлежащего возврату, отражается в решении об утверждении мирового соглашения. Возврат производится по заявлению заинтересованной стороны по реквизитам, указанным в нем (п. 8.1 Положения о третейских сборах и дополнительных расходах). Указанное положение не касается случаев, когда мировое соглашение утверждается после вынесения Третейским судом решения или утверждается иное мировое соглашение взамен ранее утвержденного решением Третейского суда.

icarb.kodeks.ru

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 2013 г. N 11606/12 Суд оставил без изменения принятые по делу судебные акты, поскольку не допускается рассмотрение третейским судом спора, уже разрешенного ранее судом, и, следовательно, имеются основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Слесарева В.Л.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бабкина А.И., Бациева В.В., Витрянского В.В., Горячевой Ю.Ю., Иванниковой Н.П., Козловой О.А., Маковской А.А., Першутова А.Г. —

рассмотрел заявление общества с ограниченной ответственностью Торговый дом «Интеллект» о пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного суда Ульяновской области от 06.03.2012 по делу № А72-1244/2011 и постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17.05.2012 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя — общества с ограниченной ответственностью Торговый дом «Интеллект» — Закиров Т.Д., Поляков Е.В., Смирнова Н.С.;

от некоммерческой организации «Ульяновский благотворительный фонд «Твоя Родина» — Кроткова Л.М.

Заслушав и обсудив доклад судьи Горячевой Ю.Ю., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Некоммерческая организация «Ульяновский благотворительный фонд «Твоя Родина» (далее — благотворительный фонд, залогодатель) и акционерный коммерческий банк «АК БАРС» (открытое акционерное общество) (далее — банк) заключили договор ипотеки от 09.02.2006 (далее — договор ипотеки), по условиям которого в обеспечение кредитного обязательства общества с ограниченной ответственностью «Регтайм-К» (далее — общество «Регтайм-К», заемщик) благотворительный фонд заложил принадлежащее ему на праве собственности имущество: не завершенную строительством базу отдыха «Лесная быль» (кадастровый номер 73:21:020101:8:0056860000) (далее — база отдыха) и земельный участок площадью 15 000 кв. метров из категории земель особо охраняемых территорий и объектов (кадастровый номер 73:21:020101:8) (далее — земельный участок), расположенные по адресу: Ульяновская область, Чердаклинский район, Ульяновский мехлесхоз, 16 квартал Чердаклинского лесничества.

В дальнейшем по договору уступки прав (требований) от 23.08.2010 № 91/98 права требования по кредитному и ипотечному договорам уступлены банком обществу с ограниченной ответственностью «Банковский долговой центр» (далее — общество «Банковский долговой центр»).

В связи с неисполнением обществом «Регтайм-К» обязательств по погашению кредита и возбуждением в отношении него процедуры банкротства общество «Банковский долговой центр» в соответствии с пунктом 9.4 договора ипотеки обратилось в постоянно действующий третейский суд Нечерноземья и Поволжья «Право» (далее — третейский суд) с иском к благотворительному фонду об обращении взыскания на заложенное имущество (базу отдыха и земельный участок).

Решением третейского суда от 09.02.2011 по делу № ТСНП-829 обращено взыскание на заложенное благотворительным фондом имущество, установлена его начальная продажная цена и определена реализация этого имущества путем продажи на публичных торгах с направлением денежных средств, полученных от реализации упомянутых объектов, в пользу общества «Банковский долговой центр».

Поскольку указанное решение третейского суда добровольно исполнено не было, общество «Банковский долговой центр» обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.

Определением Арбитражного суда Ульяновской области от 14.02.2012 в порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена общества «Банковский долговой центр» на общество с ограниченной ответственностью Торговый дом «Интеллект» (далее — торговый дом, залогодержатель).

В ходе рассмотрения арбитражным судом заявления о выдаче исполнительного листа торговый дом обратился с ходатайством об утверждении мирового соглашения от 14.02.2011, в соответствии с которым благотворительный фонд обязался добровольно передать торговому дому заложенное в обеспечение кредитного обязательства общества «Регтайм-К» имущество (базу отдыха и земельный участок).

До рассмотрения арбитражным судом мирового соглашения от 14.02.2011 торговый дом с согласия других подписавших его лиц (благотворительного фонда и общества «Регтайм-К») изменил свое ходатайство и просил утвердить другое мировое соглашение с аналогичными условиями от 20.12.2011. Кроме того, торговый дом заявил отказ от ранее заявленного требования о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Определением Арбитражного суда Ульяновской области от 06.03.2012 заявление торгового дома об утверждении мирового соглашения оставлено без удовлетворения, принят его отказ от первоначального заявления, производство по делу прекращено.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 17.05.2012 определение суда первой инстанции от 06.03.2012 оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре определения от 06.03.2012 и постановления от 17.05.2012 в порядке надзора торговый дом просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм процессуального права, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В отзыве на заявление общество «Банковский долговой центр» просит заявление торгового дома удовлетворить.

Благотворительный фонд в отзыве на заявление просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат оставлению без изменения по следующим основаниям.

В целях мирного урегулирования спора сторонам третейского разбирательства предоставлено право на заключение мирового соглашения путем заявления соответствующего ходатайства третейскому суду, что закреплено в пункте 3 статьи 32 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Содержание мирового соглашения излагается в решении третейского суда.

При этом действующее законодательство не содержит ограничений, в силу которых третейский суд не вправе после принятия решения по существу и до принятия арбитражным судом судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения утвердить мировое соглашение, заключенное сторонами спора. Соответствующая правовая позиция сформулирована в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 07.06.2012 № 16434/11.

Частью 4 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что стороны могут закончить дело в арбитражном суде мировым соглашением в порядке, предусмотренном главой 15 названного Кодекса.

Данное положение содержится в разделе I Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, нормы которого по общему правилу подлежат применению при рассмотрении арбитражными судами любых категорий дел.

Согласно части 1 статьи 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта.

На стадии исполнительного производства мировое соглашение утверждается арбитражным судом по месту исполнения судебного акта или арбитражным судом, выдавшим исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.

В рамках настоящего дела торговый дом заявил ходатайство об утверждении мирового соглашения при рассмотрении арбитражным судом заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Особенности производства по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не препятствуют тому, чтобы их рассмотрение было прекращено по волеизъявлению взыскателей в порядке пункта 4 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что соответствует принципу диспозитивности арбитражного процесса. Заключение мирового соглашения также является одним из оснований для прекращения производства по делу (часть 2 статьи 150 Кодекса). Таким образом, императивный характер регулирования производства по указанной категории дел не исключает возможности утверждения в них мировых соглашений, поскольку данная императивность относится только к особенностям процедуры рассмотрения дела. Утверждение же мирового соглашения осуществляется арбитражным судом в общем порядке, предусмотренном главой 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Следовательно, рассмотрение заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не исключает возможности утверждения арбитражным судом мирового соглашения сторон.

Однако арбитражный суд не вправе утверждать мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (часть 6 статьи 141 названного Кодекса).

Применительно к рассматриваемой категории дел арбитражный суд проверяет условия мирового соглашения на предмет соответствия закону и соблюдения прав третьих лиц и утверждает его, если отсутствуют безусловные основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренные частью 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно этой норме арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что рассмотренный третейским судом спор не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом или решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

Оба названных основания подлежат проверке арбитражным судом по собственной инициативе на любой стадии рассмотрения дела независимо от доводов и возражений сторон. Соответствующая правовая позиция сформулирована в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.11.2012 № 8141/12.

В данном случае благотворительный фонд, первоначально возражавший против выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, ссылался на отсутствие у последнего компетенции рассматривать спор. При этом благотворительный фонд указывал, что спор уже был разрешен судом общей юрисдикции по иску правопредшественника торгового дома — банка, которому в иске к благотворительному фонду об обращении взыскания на заложенное имущество (базу отдыха и земельный участок) было отказано. В подтверждение этих возражений были представлены решение Ленинского районного суда города Ульяновска от 28.12.2009 по делу № 2-4677/09 и определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 09.03.2010 по делу № 33-723-2010.

Также благотворительный фонд обращал внимание на то, что он заявлял третейскому суду об отсутствии у него компетенции рассматривать спор, уже разрешенный судом общей юрисдикции, однако третейский суд с этим не согласился, сославшись на переход от банка к обществу «Банковский долговой центр» прав из договора ипотеки, содержащего третейскую оговорку.

Между тем при реализации банком права на судебную защиту в суде общей юрисдикции, разрешившим спор по существу заявленных требований, содержавшаяся в договоре ипотеки третейская оговорка утратила свою силу, поскольку стороны этого договора выразили волю на рассмотрение спора компетентным государственным судом.

Следовательно, при уступке банком прав требования по кредитному и ипотечному договорам обществу «Банковский долговой центр» в силу положений статей 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации право на рассмотрение спора в третейском суде к последнему не перешло, поскольку было утрачено, и не могло быть в дальнейшем переуступлено им торговому дому.

Вывод о невозможности правопреемника обратиться в суд по спору, уже разрешенному по иску его правопредшественника, содержится в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.07.2011 № 1689/11.

Исходя из системного толкования положений статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» не допускается рассмотрение третейским судом спора, уже разрешенного ранее компетентным государственным судом, в том числе по иску правопреемника.

Вынесение третейским судом подобного решения нарушает принципы правовой определенности, обязательности вступивших в законную силу судебных актов, которые относятся к основополагающим принципам российского права (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.12.2009 № 12523/09).

Следовательно, по настоящему делу имеются основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренные положениями пункта 2 части 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что в любом случае исключает утверждение арбитражным судом основанного на таком решении мирового соглашения.

При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты подлежат оставлению без изменения.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 1 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

определение Арбитражного суда Ульяновской области от 06.03.2012 по делу № А72-1244/2011 и постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17.05.2012 по тому же делу оставить без изменения.

Заявление общества с ограниченной ответственностью Торговый дом «Интеллект» оставить без удовлетворения.

Обзор документа

Суд может утвердить мировое соглашение, даже если уже рассматривается вопрос о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Такой вывод следует из позиции Президиум ВАС РФ, которую он аргументировал следующим образом.

Для мирного урегулирования спора стороны третейского разбирательства вправе заключить мировое соглашение, заявив ходатайство третейскому суду.

При этом в законодательстве нет ограничений, в силу которых третейский суд не мог бы утвердить мировое соглашение уже после того, как он принял решение по существу, и до того, как арбитражный суд выдал исполнительный лист на принудительное исполнение такого решения.

В силу АПК РФ стороны могут закончить дело в суде мировым соглашением.

При этом данное правило применяется при рассмотрении арбитражными судами любых категорий дел.

Мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии процесса и при исполнении судебного акта.

Производство по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда имеет особенности.

Между тем такие особенности не препятствуют тому, чтобы рассмотрение было прекращено по волеизъявлению взыскателей.

Заключение мирового соглашения — одно из оснований для прекращения производства по делу.

Таким образом, факт того, что рассматривается заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, не исключает возможность утверждения арбитражным судом мирового соглашения сторон.

Кроме того, Президиум подчеркнул, что третейский суд не вправе рассматривать спор, который уже был разрешен ранее компетентным госсудом, в т. ч. по иску правопреемника одной из сторон.

Если в такой ситуации третейский суд все же выносит решение по существу спора, арбитражный суд не вправе выдавать исполнительный лист на него.

В этом случае имеются основания для отказа в выдаче исполнительного листа, что, в свою очередь, исключает утверждение арбитражным судом мирового соглашения, основанного на подобном решении.

www.garant.ru

Мировое соглашение в третейском суде

Мировое соглашение в третейском суде относится к примирительной процедуре и определяется особым порядком его заключения.

Третейский суд принимает все возможные меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора стараясь не довести дело до принудительного исполнения судебного решения. Стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение в Первом Арбитражном третейском суде. Мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии третейского разбирательства, в том числе — при исполнении судебного акта Третейского суда, а также при исполнительном производстве до фактического его исполнения.

Мировым соглашением, заключенным в третейском суде не могут нарушаться права и законные интересы сторон-участников процесса, интересы других лиц и противоречить законодательству Российской Федерации.

Мировое соглашение в третейском суде утверждается Третейским судом. Мировое соглашение заключается в письменной форме и подписывается сторонами или их законными представителями при наличии у них полномочий на заключение мирового соглашения, специально предусмотренных в доверенности или ином документе, подтверждающих полномочия представителя.

Мировое соглашение должно содержать согласованные сторонами сведения об условиях, о размере и о сроках исполнения обязательств, друг перед другом или одной стороной перед другой. В мировом соглашении могут содержаться условия об отсрочке или о рассрочке исполнения обязательств ответчиком, об уступке прав требования, о полном или частичном прощении либо признании долга, о распределении судебных расходов и иные условия. Мировое соглашение утверждается Третейским судом. В случае, если мировое соглашение заключено в процессе исполнения судебного акта, оно представляется на утверждение в Третейский суд и передается председателю Первого Арбитражного третейского Суда.

Все права соблюдены. Выдержка из Регламента Первого Арбитражного третейского Суда

Москва, Автозаводская, 23 а корпус 2
Бизнес Центр Парк Легенд,
телефон 8 (495) 215-26-80

Первый Арбитражный третейский Суд/ Первое Арбитражное Учреждение
© Все права защищены. 2009 — 2018
Перепечатка допускается со ссылкой на первоисточник
Соглашение об обработке персональных данных

treteiskiy-sud.ru

Статья опубликована в рамках:

Выходные данные сборника:

МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ В ТРЕТЕЙСКОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ

Нечаева Элина Дмитриевна

аспирант кафедры Гражданского права и процесса Юридического факультета ВГУ, ведущий юрисконсульт ОАО «Сбербанк России», РФ, г. Воронеж

SETTLEMENT IN ARBITRATION PROCEEDING

Elina Nechaeva

postgraduate of Civil Law and Civil Process Department of Law Faculty of Voronezh State University, leading legal council of Sberbank, Russia, Voronezh

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются проблемы и перспективы правового регулирования утверждения мирового соглашения в рамках третейского разбирательства, производится анализ судебной практики по вопросу полномочий третейского и государственного суда по утверждению мирового соглашения.

ABSTRACT

In this research there is a view of problems and perspectives in legal regulation of confirmation the settlement in arbitral proceeding. There is also an analysis of law of practice concerning the powers of arbitration and state court in confirmation the settlement.

Ключевые слова: третейский суд; мировое соглашение; судебная практика.

Keywords: arbitration; settlement; law of practice.

Одним из способов прекращения третейского разбирательства, вызывающим наибольшие споры в юридической литературе, является заключение мирового соглашения.

Норма, содержащаяся в п. 3 ст. 32 Федерального закона РФ «О третейских судах в РФ», об утверждении мирового соглашения, является законодательной новеллой, поскольку ранее во Временном положении о третейском суде [7] не содержалось термина «мировое соглашение», хотя сторонам предоставлялась возможность утверждения «соглашения о прекращении разбирательства».

В законодательстве, регулирующем третейское разбирательство, также не содержится дефиниции мирового соглашения. Однако, очевидно, что речь идет о соглашении, прекращающем спор между сторонами [18, c. 542—543].

Представляется, что содержание мирового соглашения, по аналогии с арбитражной практикой, должно быть дословно воспроизведено в решении третейского суда.

К мировому соглашению, заключаемому в рамках третейского разбирательства, предъявляются определенные требования. В частности, оно должно обладать свойством законности и не должно нарушать прав и свобод других лиц. Помимо требований, предусмотренных в законе, в юридической литературе отмечается необходимость учитывать реальную исполнимость мирового соглашения [2, c. 38].

Заключение мирового соглашения процессуально оформляется двумя актами: решением об утверждении мирового соглашения и определением о прекращении третейского разбирательства.

Двойственность действий третейского суда связана с несовершенством процессуального законодательства, поскольку нормами ГПК РФ и АПК РФ предусмотрена возможность принудительного исполнения лишь постановления третейского суда в форме решения [1, 3].

На основании данного обстоятельства некоторыми исследователями процедуры третейского разбирательства был сделан вывод о том, что в случае отказа сторон от совершения действий, предусмотренных мировым соглашением в добровольном порядке, исполнить его принудительно не представляется возможным. Следовательно, единственным способом реализовать свои права является обращение в компетентный суд с исковым заявлением [17, c. 174].

Однако с данной точкой зрения, в особенности в отношении арбитражного процесса, сложно согласиться, поскольку сложившаяся арбитражная практика предусматривает возможность принудительного исполнения мирового соглашения в рамках процедуры выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение решение третейского суда.

Кроме того, в целях совершенствования юридической техники и соблюдения принципа процессуальной экономии в юридической литературе встречается мнение о том, что следует внести изменения в статью 38 Федерального закона РФ «О третейских судах в РФ», устранив необходимость вынесения определения о прекращении разбирательства [19, c. 137].

В частности, в ст. 30—32 Проекта Федерального закона РФ «О третейских судах и арбитраже (третейском разбирательстве)», разработанного Минюстом России, предусматривается вынесение только решения об утверждении мирового соглашения [14]

Однако с данной новеллой сложно согласиться, поскольку, по общему правилу, решение прекращает рассмотрение дела по существу, в то время как для разрешения спора посредством мирового соглашения этого не требуется.

Следовательно, представляется целесообразным внесение изменений в процессуальное законодательство, предусмотрев возможность принудительного исполнения определения третейского суда об утверждении мирового соглашения. Данный подход будет верным и с точки зрения процессуальной экономии, поскольку исключит необходимость принимать лишнее определение [13, c. 68].

Другой проблемой, заслуживающей внимание, является выявление стадии третейского разбирательства, на которой стороны вправе заключить мировое соглашение.

По общему правилу прекращение производства по делу влечет невозможность повторного обращения в суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям. Однако арбитражная практика, сложившаяся в последнее время, подтверждает обратное.

В частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 г. № 16434/11 указано, что «действующее законодательство не содержит ограничений, в которых третейский суд не вправе после принятия решения по существу и до принятия арбитражным судом судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения утвердить мировое соглашение, заключенное сторонами спора» [8].

В пользу данной позиции свидетельствует тот факт, что компетентные суды призваны содействовать примирению сторон. Если же не следовать логике, изложенной в указанном выше Постановлении, то стороны третейского разбирательства вынуждены обращаться в государственный суд за выдачей исполнительных листов лишь для того, чтобы получить возможность заключить мировое соглашение.

Однако судьи ВАС РФ не были единогласны в принятии решения по данному вопросу. В частности, судьей Горячевой Ю.Ю. было выражено особое мнение, с которым солидарны многие представители отечественной юридической науки [6, c. 121—122].

Нельзя не согласиться с тем, что заключение мирового соглашения не входит в исчерпывающий перечень случаев возобновления полномочий третейских судей, предусмотренный ст. 34—36 Федерального закона РФ «О третейских судах в Российской Федерации» [20].

Следовательно, ВАС РФ фактически дополнил норму закона новым пунктом, расширив полномочия арбитров.

Очевидно, что при принятии решения Президиум ВАС РФ руководствовался конструкцией, применяемой в арбитражных судах при утверждении мирового соглашения.

Если следовать данной логике, компетентный суд не вправе будет отказывать в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения третейского суда и в случае, если третейский суд утвердит новое мировое соглашение взамен ранее утвержденного.

Согласно устойчивой практике арбитражных судов неутверждение нового мирового соглашения лишает сторон возможности примирения на согласованных ими новых условиях. Кроме того, действующее процессуальное законодательство не содержит запретов, препятствующих заключению нового соглашения либо дополнительного соглашения к мировому соглашению в том числе и при исполнении судебного акта [9].

Некоторые постоянно действующие третейские суды использовали возможность, предоставленную им арбитражной практикой, и включили соответствующие положения в свои регламенты, в частности, положение, позволяющее арбитрам утвердить мировое соглашение после принятия третейским судом решения по существу спора [15] или после принятия решения об утверждении мирового соглашения [16].

Однако закрепление таких положений представляется сомнительным, поскольку, во-первых, отсутствует практика судов общей юрисдикции по данному вопросу, а, во-вторых, большинство регламентов третейских судов закрепляют окончательность своего решения (в том числе и приведенные выше регламенты), а следовательно, указанные третейские суды сами ограничивают свою компетенцию в последующем утверждать мировое соглашение.

Тем не менее, позиция ВАС РФ в рассматриваемом Постановлении представляется логичной, однако требует закрепления на законодательном уровне и внесения изменения в ст. 34—36 Федерального закона РФ «О третейских судах в РФ».

Помимо исследования вопроса о полномочиях третейских судей вышеуказанное Постановление примечательно и с другой точки зрения, а именно, какой орган на какой стадии должен утверждать мировое соглашение.

С одной стороны Постановление Президиума ВАС РФ № 16434/11 частично ответило на этот вопрос, указав, что для третейского суда нет препятствий утвердить мировое соглашение после принятия решения по существу и до принятия арбитражным судом судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда [8].

Длительное время в практике арбитражных судов господствовала позиция, что арбитражный суд не вправе утверждать мировое соглашение в процессе рассмотрения дела о принудительном исполнении решения третейского суда, поскольку тем самым посягает на компетенцию третейского суда, и пересматривает дело по существу [10, 11].

Подобная позиция встретила несогласие в научных кругах. Арбитражные суды обвиняли в формальном применении норм АПК РФ, отказе в содействии примирению сторон, возложении неоправданных юридических рисков на участников дела, непонимании принципов третейского разбирательства и мирового соглашения [4, c. 131—145].

Указанная проблема была разрешена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 05.02.2013 г. № 11606/12, в котором суд указал, что особенности производства по принудительному исполнению решения третейского суда не исключает возможности утверждения в нем мировых соглашений [12].

Таким образом, представляется, что до вынесения судебного акта о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда стороны могут обратиться за утверждением мирового соглашения и в арбитражный, и в третейский суд.

Примечательно, что практика судов общей юрисдикции складывается иначе. В частности, Определением Судебной коллегии по административным делам Пермского краевого суда отказано в утверждении мирового соглашения на основании отсутствия в главе 47 ГПК РФ, регулирующей процедуру выдачи исполнительных листов, возможности заключения мирового соглашения. Более того, по мнению суда общей юрисдикции, утверждение мирового соглашения возможно только после возбуждения исполнительного производства [5].

Несмотря на то, что подобная практика не носит массового характера, она подтверждает то обстоятельство, что позиция судов общей юрисдикции может значительно отличаться от арбитражных судов, поэтому так важно закрепить положение о возможности возобновления полномочий третейского суда для утверждения мирового соглашения, в том числе и на новых условиях, на законодательном уровне.

sibac.info

§ 5.4. Особенности мировой сделки в третейском разбирательстве

Как уже неоднократно подчеркивалось, особенностью мирового соглашения как мировой сделки, имеющей судебную форму, является то, что по общему правилу оно подлежит принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом *(384).

Вместе с тем в некоторых случаях закон не предусматривает возможности принудительного исполнения мировых соглашений. Во-первых, это касается мировых соглашений по делам о несостоятельности (подробнее о них см. гл. 12 настоящей работы), во-вторых, — мировых соглашений в третейском разбирательстве, на них хотелось бы остановиться подробнее.

В ст. 38 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» установлено, что третейский суд, если им утверждено письменное мировое соглашение, выносит определение о прекращении третейского разбирательства. В силу ст. 37 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», предусматривающей вынесение определения третейского суда по вопросам, не затрагивающим существо спора, определение является тем актом третейского суда, который принимается в случаях, когда не выносится решение по существу спора.

До принятия ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» деятельность третейских судов определялась Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации 24 июня 1992 г., Положением о третейском суде (Приложение N 3 к ГПК РСФСР 1964 г.).

Названные акты не содержали термина «мировое соглашение», но, в частности, ст. 19 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров предусматривала, что в случае, если сторонами было достигнуто соглашение об урегулировании спора (по сути — мировое соглашение), решение принималось третейским судом с учетом этого соглашения, то есть достигнутое сторонами соглашение становилось фундаментом (основанием) для вынесения решения *(385).

Несколько иные правила закрепляет Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже». В ст. 30 названного Закона установлено, что в случае урегулирования сторонами спора международный арбитраж прекращает разбирательство и по просьбе сторон и при отсутствии возражений с его стороны фиксирует это урегулирование в виде арбитражного решения на согласованных условиях *(386). При этом в соответствии с п. 2 упомянутой статьи арбитражное решение на согласованных условиях должно содержать указание на то, что оно является арбитражным решением.

В МКАС при ТПП РФ рассматривалось дело по иску юридического лица, имеющего местонахождение на территории Украины, к юридическому лицу, имеющему местонахождение на территории России, о взыскании денежной суммы *(387). От истца и ответчика поступило ходатайство о вынесении решения МКАС по настоящему делу на согласованных сторонами условиях, изложенных в указанном ходатайстве.

Рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения представителей истца (ответчик ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие), МКАС вынес арбитражное решение на согласованных условиях, в котором содержались следующие выводы.

Во-первых, МКАС признал себя компетентным рассматривать данный конкретный спор (§ 1 Регламента МКАС). Во-вторых, применимым правом по вопросам, не урегулированным сторонами в Контракте, определено действующее законодательство Российской Федерации. В-третьих, рассмотрев ходатайство сторон относительно условий урегулирования возникшего между ними спора, признал, что оно не противоречит применимому праву, указанному в Контракте, и может быть положено в основу решения по настоящему делу.

На основании изложенного и руководствуясь § 39 и 43 Регламента МКАС, МКАС утвердил согласованные сторонами условия урегулирования спора по данному конкретному делу в качестве мирового соглашения. Решением на согласованных условиях МКАС обязал ответчика уплатить истцу в конкретный срок сумму основного долга, а также денежную сумму в возмещение расходов истца по уплате арбитражного сбора (обязанность, принятая ответчиком по условиям мирового соглашения). Требование истца в части взыскания остальной суммы долга МКАС оставил без удовлетворения в связи с уменьшением истцом суммы иска (уменьшение суммы иска произведено истцом по условиям мирового соглашения).

Таким образом, международный коммерческий арбитраж не разрешает спор по существу, а выносит решение, которым по сути оформляет состоявшееся дружественное урегулирование спора. Такое арбитражное решение имеет ту же силу и подлежит исполнению так же, как и любое другое арбитражное решение по существу спора.

Упомянутая ст. 38 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» предусматривает, что третейский суд, если им принято решение об утверждении письменного мирового соглашения, выносит определение о прекращении третейского разбирательства.

Сказанное свидетельствует о том, что законодателем избран совершенно иной подход, обусловленный, вероятно, прежде всего тем, что законопроект, регламентирующий порядок деятельности третейских судов, подготавливался и обсуждался параллельно с законодательством, определяющим судопроизводство в государственных судах — АПК РФ и ГПК РФ.

Одновременная разработка и принятие новых актов законодательства о третейском разбирательстве и названных процессуальных кодексов повлекли единообразное решение вопросов мирового соглашения, которые требовали различных подходов, диктуемых особенностями регулируемых областей.

Прежде чем перейти к рассмотрению последствий упомянутой законодательной новеллы, думается, следует вернуться к понятию «решение» (о нем говорилось в § 3.2 настоящей работы).

Как было сказано ранее, термином «решение» обозначают в том числе действие суда, завершающее рассмотрение текущего вопроса (решение по текущему вопросу) или рассмотрение дела в целом (итоговое решение)

При возникновении в процессе рассмотрения спора текущих вопросов третейский суд выносит решение по каждому из них: удовлетворяет заявление об увеличении исковых требований либо о вызове свидетеля, отказывает в принятии обеспечительных мер либо о проведении экспертизы и т.п. Такого рода решения третейского суда оформляются судебным актом — определением. В том случае, если процесс рассмотрения дела завершен, третейский суд подводит итог всему разбирательству и выносит решение по существу спора, которое оформляется иным документом — решением.

Обращаясь к проблематике мирового соглашения, нельзя не отметить, что отечественное законодательство предусматривает обязательное правило, в силу которого в случае заключения сторонами мирового соглашения суд обязан проверить его на предмет соответствия установленным законом требованиям. Требования, предъявляемые к мировому соглашению, заключаемому в процессе третейского разбирательства, законодатель сформулировал в п. 3 ст. 32 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»: мировое соглашение не должно нарушать права и законные интересы других лиц и не может противоречить законам и иным нормативным правовым актам.

В том случае, если третейский суд не нашел препятствий к утверждению мирового соглашения, он принимает решение об утверждении мирового соглашения (текущее решение).

Статья 37 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» предусматривает вынесение определения по вопросам, не затрагивающим существо спора, то есть определение является тем актом третейского суда, который оформляет все решения суда, постановленные не по существу спора, а в иных случаях. Как подчеркивает О.Ю. Скворцов, комментируя положения указанного Закона о мировом соглашении, «поскольку, утверждая мировое соглашение, третейский суд не затрагивает существо спора, то в соответствии со ст. 37 Закона о третейских судах должно быть вынесено определение об утверждении мирового соглашения. Такой формой в данном случае может быть только определение как процессуальный акт, принимаемый третейским судом» *(388).

После принятия решения об утверждении мирового соглашения (решения по текущему вопросу), третейский суд по правилам ст. 38 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» прекращает производство по делу — выносит итоговое решение об окончании дела (без вынесения решения по существу). Причем по аналогии со сложившейся судебно-арбитражной практикой признается целесообразным оформлять единым определением и решение об утверждении мирового соглашения, и решение о прекращении производства по делу. Третейские суды единым определением утверждают мировое соглашение и прекращают производство по делу *(389).

Прекращение производства по делу традиционно рассматривается в отечественной доктрине процессуального права как окончание разбирательства по делу без вынесения решения по существу, то есть процедура рассмотрения спора заканчивается без постановления суда по существу спора.

В силу сказанного определение третейского суда об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу не может отождествляться с решением по существу спора *(390). Не может указанное определение рассматриваться и в качестве решения на согласованных условиях, поскольку это самостоятельная разновидность формы судебного акта-документа *(391).

Таким образом, заключение сторонами мирового соглашения и утверждение его третейским судом влечет за собой прекращение процедуры третейского разбирательства и невозможность принудительного исполнения мирового соглашения, заключенного сторонами третейского разбирательства. Последнее утверждение основано на том, что ст. 236 АПК РФ предусматривает выдачу исполнительного листа лишь на решение третейского суда, то есть итоговое решение третейского суда, вынесенное по существу спора. В равной степени возможность по оспариванию предоставлена сторонам только в отношении решений третейского суда.

Следовательно, норма ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», предусматривающая в случае заключения сторонами мирового соглашения утверждение его определением, лишает стороны возможности требовать принудительного исполнения мирового соглашения. Предвидя возражения по этому выводу со ссылкой на то обстоятельство, что по правилам АПК РФ мировое соглашение, заключаемое в арбитражном суде, утверждается определением, что не препятствует его принудительному исполнению, хотелось бы отметить следующее.

Как уже говорилось, понятие «мировое соглашение» достаточно часто подменяется понятием «определение об утверждении мирового соглашения». Между тем исполнению подлежит не определение об утверждении мирового соглашения, а собственно мировое соглашение, заключенное в арбитражном суде. Такой вывод позволяет сделать, в частности, анализ положений ст. 142 АПК РФ (подробнее об этом см. § 3.4 настоящей работы). Но ни одна статья АПК РФ не дает повода для утверждения о том, что законодатель намеревался обеспечить принудительной силой мировые соглашения, заключаемые в третейском суде. Принудительной силой обеспечиваются только решения третейских судов (решения по существу спора) при соответствии их требованиям, изложенным в процессуальном законодательстве.

Вследствие изложенного заключение сторонами третейского разбирательства мирового соглашения и его утверждение третейским судом влечет за собой прекращение процедуры третейского разбирательства, но не допускает принудительное исполнение такого соглашения.

На сегодняшний день рассмотренные правила ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» в случае отсутствия добровольного исполнения обязанностей из мирового соглашения дозволяют заинтересованной стороне обратиться с новым иском о принуждении противной стороны к исполнению мирового соглашения. Таким образом, принуждение к исполнению мирового соглашения, заключенного во «внутреннем» третейском суде, возможно только посредством возбуждения нового дела *(392).

Представляется неверным отказ от закрепления в ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» правил, аналогичных правилам Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» о фиксации урегулирования спора (мирового соглашения) в решении на согласованных условиях и допустимости его принудительного исполнения как обычного арбитражного решения по существу спора. В подтверждение данного вывода можно сослаться на мнение Р.Е. Гукасяна, который отмечал, что единственной формой разрешения спора в третейском суде должно быть вынесение решения; мировое соглашение в третейском суде не может утверждаться определением, а должно включаться в содержание решения третейского суда *(393).

Нормы ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», определяющие оформление мирового соглашения, заключенного в третейском суде, бесспорно существенно снижают для сторон ценность заключаемого в третейском суде мирового соглашения. Мировое соглашение — вполне реальный и взаимовыгодный для сторон результат урегулирования частноправового спора — в современных условиях третейского разбирательства становится «неинтересным» для сторон. Кроме того, такое решение законодателя лишает какого-либо смысла утверждение заключенного сторонами мирового соглашения определением третейского суда — оно не обеспечивает его принудительной силой; принудительное исполнение утвержденного определением мирового соглашения в любом случае невозможно. Точно так же не обеспечивается принудительной силой мировая сделка сторон, заключенная вне судебного процесса.

На сегодняшний день нельзя также признать решенным вопрос о том, имеется ли необходимость в дополнительной проверке мирового соглашения в том случае, если после утверждения его судом оно передано для удостоверения в нотариальные органы либо нотариус вправе удостоверить его без соответствующей проверки. По этому вопросу правоведы дореволюционного периода высказывались неоднозначно.

Так, А.Н. Бутовский считал необходимым, чтобы утвержденное судом мировое соглашение, по которому переходит недвижимость, проверялось и утверждалось в нотариальном порядке; при этом он подчеркивал, что нотариусы проверяют и стороны, и саму сделку более основательно *(394). Е.А. Нефедьев, напротив, признавал, что в том случае, если такая мировая сделка утверждена судом, она представляется в нотариат лишь для «отметки в реестре крепостных дел» *(395). К. Анненков писал, что на удостоверение нотариусом мировых соглашений «следует скорее смотреть как на обряд последующий, т.е. как на обряд, который должен иметь место по принятии уже судом мировой сделки, а не предшествовать ее принятию, так как очевидно, что обряд этот уже ни в каком случае не может иметь места прежде предъявления суду мировой сделки» *(396).

Думается, что в случае, если нотариальное утверждение предусмотрено законом для договора, которым опосредуется мировое соглашение, либо стороны своим соглашением предусмотрели нотариальное оформление заключаемого договора, ничто не препятствует им после утверждения судом дополнительно удостоверить его в нотариате *(397). В том случае, если при удостоверении сделки нотариус выявит несоответствие совершенной сделки закону и откажет в ее удостоверении, данный факт будет иметь доказательственное значение при оспаривании данной сделки в суде.

Исследуя проблему государственной регистрации мировых соглашений, по которым от одного лица к другому переходит недвижимое имущество, Ф.А. Демьяненко делает вывод о необходимости государственной регистрации утвержденных судом мировых соглашений, если по такой сделке переходит право собственности на недвижимость *(398).

Думается, такой вывод нуждается в уточнении: мировая сделка (как судебная, так и внесудебная) подлежит государственной регистрации только в том случае, если обязательность такой регистрации установлена для данной категории сделок (данного вида договора).

studfiles.net

admin

Обсуждение закрыто.