Срок давности длящегося преступления

Срок давности длящегося преступления

2. Сроки давности

В ст. 78 УК установлены следующие сроки давности:
два года после совершения преступления небольшой тяжести;
шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
десять лет после совершения тяжкого преступления и пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.
В УК 1960 г. сроки давности предусматривались в один, три года, пять и десять лет (ч. 1 ст. 48).
В ч. 2 ст. 78 УК РФ установлено, что срок давности исчисляется со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. Обычно определение дня совершения преступления не вызывает затруднений. Начальным моментом срока давности следует считать тот день, когда совершено деяние (ч. 2 ст. 9 УК).
В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» срок давности исчисляется в отношении длящихся преступлений со времени их прекращения по воле виновного или вопреки ей, а в отношении продолжаемых преступлений — с момента совершения последнего преступного действия из числа составляющих продолжаемое преступление . При совершении преступлений, слагающихся из двух действий, срок давности исчисляется со дня совершения последнего преступного действия.
———————————
СПП ВС РФ. 1996. С. 6.

В теории уголовного права неоднозначно решался вопрос о конечном моменте срока давности: одни авторы таковым считали день привлечения лица в качестве обвиняемого, другие — постановление приговора, третьи — вступление его в законную силу и т.д. В УК 1996 г. четко указано: «Сроки давности исчисляются. до момента вступления приговора суда в законную силу» (ч. 2 ст. 78). Данное положение УК основывается на ст. 49 Конституции РФ, в ч. 1 которой закреплено, что виновность обвиняемого в совершении преступления устанавливается вступившим в законную силу приговором суда. Следовательно, и моментом привлечения к уголовной ответственности является день вступления приговора в законную силу, а не день привлечения лица в качестве обвиняемого или постановления приговора суда.
В срок давности включается как время до обнаружения преступления и возбуждения уголовного дела, так и после его возбуждения вплоть до вступления приговора в законную силу.
В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно (ч. 2 ст. 78 УК). Действующий УК не предусматривает возможности перерыва срока давности при совершении нового преступления, как это имело место в УК 1960 г.
Если совершается новое преступление, то сроки давности могут истекать одновременно (если оставшаяся часть срока за первое преступление и новый срок давности за второе преступление одинаковы) или, чаще всего, в разное время.

lawtoday.ru

Уголовный кодекс РФ

c комментариями

Комментарий к статье 78

1. Комментируемая норма, известная и прежнему законодательству, подверглась существенным изменениям. Наиболее важными из них являются: уточнение правовой природы давности — законодатель определил ее как вид освобождения от уголовной ответственности; определение начального и конечного моментов исчисления давностных сроков; ликвидация ранее известного понятия прерывания течения давностного срока, что существенно упрощает применение этой нормы на практике.

2. Основанием применения рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности является истечение определенных сроков после совершения лицом преступления, если это лицо не уклонялось специально от уголовной ответственности и наказания.

3. Новый Кодекс почти не изменил продолжительность давностных сроков, но связал их не с санкцией, предусмотренной законом за совершенное преступление (как в УК РСФСР 1960 г.), а с категорией совершенного преступления. Для освобождения от уголовной ответственности за давностью при совершении преступления небольшой тяжести срок давности равен 2 годам, преступления средней тяжести — 6 годам, тяжкого преступления — 10 годам, при совершении особо тяжкого преступления — 15 годам.

4. В комментируемой статье решен вопрос, ранее бывший предметом дискуссий, о начальном и конечном моментах исчисления давностного срока. В ч. 2 этой статьи указывается, что начальным моментом исчисления давностного срока является день совершения преступления. В соответствии с ч. 2 ст. 9 настоящего Кодекса временем совершения преступления является время совершения соответствующего действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Следовательно, срок давности при совершении, например, убийства начинает течь со дня причинения потерпевшему смертельного ранения, а не со дня наступления его смерти.

При определении начального момента течения срока давности следует учитывать специфику длящихся и продолжаемых преступлений. В этом отношении в полной мере сохраняет силу разъяснение, данное в постановлении Пленума Верховного Суда СССР «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» от 4 марта 1929 г. с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 14 марта 1963 г. (Бюл. ВС СССР, 1963, N 3). В соответствии с этим разъяснением срок давности по длящимся преступлениям начинает течь с того момента, когда лицо явилось с повинной или оно было задержано, а при продолжаемых преступлениях срок давности начинает течь с момента исполнения последнего деяния, образующего это продолжаемое преступление.

5. Законодатель изменил существовавшую до сего времени практику исчисления конечного момента давностного срока и установил, что его течение не заканчивается в момент привлечения лица в качестве обвиняемого. Давностный срок продолжает течь и в период предварительного расследования и рассмотрения дела в суде и заканчивается лишь в день вступления приговора суда в законную силу. Это указание закона основано на принципе справедливости (см. комментарий к ст. 6) и берет под защиту лиц, уголовные дела которых неоправданно долго находились в органах предварительного следствия или в суде. По новому УК срок давности может истечь и до вынесения обвинительного приговора суда, и тогда лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию, в какой бы стадии уголовного процесса ни находилось его уголовное дело.

6. Новый закон, в отличие от прежнего, не предусматривает прерывания течения давности, даже если лицо совершает новое преступление. В соответствии с ч. 2 комментируемой статьи, в этом случае давностные сроки за оба преступления текут самостоятельно. Это новое законоположение введено для того, чтобы прежде всего исключить обязанность правоохранительных органов в каждом случае применения давности искать доказательства того, что лицо, у которого истек срок давности, не совершило в этот период нового преступления указанной в УК тяжести. Кроме того, полное возобновление течения срока давности при совершении нового преступления усугубляет трудности доказывания этого первого преступления, а в ряде случаев делает неэффективным и нецелесообразным и наказание за него.

По УК 1996 г. в случае совершения нового преступления давностные сроки по каждому преступлению текут самостоятельно и их размер зависит от категории совершенных преступлений.

7. Течение давностного срока приостанавливается, если лицо уклоняется от правоохранительных органов, то есть специально меняет место жительства или работы, документы и т. д. Время приостановления равно времени такого уклонения. Как только лицо явится с повинной или будет задержано, течение срока давности возобновляется. Новый закон не содержит никаких указаний о возможности или невозможности зачета в давностный срок времени, истекшего к моменту уклонения. Это можно объяснить тем, что, как правило, лицо пытается скрыться от следствия и суда сразу после совершения преступления. Но если все-таки уклонение имело место через какое-то время после совершения преступления, то в этом случае следует применить правило, предусмотренное в ч. 2 ст. 83, и засчитывать в срок давности время, истекшее до момента уклонения. Во всяком случае следует признать, что в комментируемой статье имеется пробел по этому вопросу.

8. Новый УК внес существенное уточнение в определение природы комментируемого института и вместо выражения «лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности», употребленного в прежнем УК, назвал этот вид давности освобождением от уголовной ответственности. Из этого следует, что для решения вопроса о применении или неприменении давности уголовное дело сначала должно быть возбуждено, чтобы установить, во-первых, что в действиях лица содержатся признаки какого-либо преступления и, во-вторых, к какой категории относится совершенное лицом преступление, поскольку от этого зависит размер давностного срока. Только после этого, если нет фактов уклонения этого лица от следствия и суда, оно подлежит освобождению от уголовной ответственности, то есть освобождается по нереабилитирующему основанию (о сущности такого освобождения и его правовых последствиях см. п. 8 комментария к ст. 75).

9. В ч. 4 комментируемой статьи сформулировано положение, известное и прежнему законодательству. Здесь определяются действия суда в отношении лиц, совершивших преступления, наказуемые смертной казнью или (в соответствии с новым УК) пожизненным лишением свободы. Речь идет о пяти преступлениях, санкции за совершение которых предусматривают смертную казнь или в качестве альтернативы — пожизненное лишение свободы, — это ст.ст.105, 277, 295, 317 и 337 УК.

Если после совершения этих преступлений истекли 15 лет, то вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности решается по усмотрению суда. Если суд не сочтет возможным применить давность (например, при совершении убийства с особой жестокостью), то он выносит обвинительный приговор, но в качестве меры наказания может назначить только лишение свободы на определенный срок. Размер срока зависит от тяжести совершенного преступления и других обстоятельств, учитываемых при назначении наказания (см. комментарий к ст.ст. 60 — 63), но он не может превышать 20 лет, то есть максимума по этому виду наказания.

10. Часть 5 комментируемой статьи формулирует положения относительно неприменения срока давности к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества. Эти нормы были приняты еще Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965 г. (Ведомости СССР, 1965, N 10, ст. 123), но не были кодифицированы. Речь идет о лицах, участвовавших в планировании, подготовке, развязывании или ведении агрессивной войны, применении запрещенных средств и методов ведения войны, геноциде и экоциде (ст.ст. 353, 356, 357 и 358). Два последних преступления не упоминались в Указе от 4 марта 1965 г., но включены законодателем ввиду их исключительной опасности для человечества.

Следует отметить, что неприменение давности к указанным выше лицам вытекает также из международных обязательств, взятых на себя нашим государством (см. Конвенция о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г. — Ведомости СССР, 1971, N 2, ст. 18).

rfuk.ru

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" (с изменениями и дополнениями)

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г.
«Об условиях применения давности и амнистии
к длящимся и продолжаемым преступлениям»

С изменениями и дополнениями от:

14 марта 1963 г.

Ввиду того, что в практике судебных органов в некоторых союзных республиках имели место случаи неправильного применения амнистии к X-годовщине Октябрьской революции по отношению к длящимся преступлениям, Верховный Суд СССР предлагает Верховным судам союзных республик нижеследующее разъяснение о порядке применения амнистии и давности к преступлениям, имеющим длительный характер:

1. Уголовное законодательство СССР и союзных республик предусматривает особые формы преступных деяний, которые совершаются в течение более или менее длительного времени. Примерами таких преступлений могут служить уклонение от очередного призыва на действительную военную службу (ст.17 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления), самовольная отлучка (ст. 9 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления), злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей ( ст. 122 УК РСФСР), незаконное хранение или ношение оружия ( ст. 218 УК РСФСР), недонесение о преступлениях ( ст. 190 УК РСФСР) и др.

Федеральным законом от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ Уголовный кодекс РСФСР признан утратившим силу с 1 января 1997 г.

См. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ

Такого рода преступления, именуемые длящимися, характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия (например, при самовольной отлучке) или с акта преступного бездействия (при недонесении о преступлении). Следовательно, длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования (в ред. постановления Пленума N 1 от 14 марта 1963 г.) .

2. Весьма сходны с длящимися преступлениями преступления продолжаемые, т. е. преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. К этим преступлениям относится, например, истязание, выражающееся в систематическом нанесении побоев ( ст. 113 УК РСФСР) (в ред. постановления Пленума N 1 от 14 марта 1963 г.) .

3. Как длящиеся, так и продолжаемые преступления характеризуются продолжительностью преступных действий, и при применении амнистии и давности к этим преступлениям необходимо точно устанавливать начало и конец их совершения.

4. Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти).

Поэтому амнистия применяется к тем длящимся преступлениям, которые окончились до ее издания. К длящимся же преступлениям, продолжавшимся после издания амнистии, таковая не применяется.

Срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.).

При этом лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет и давность не была прервана совершением нового преступления (в ред. постановления Пленума N 1 от 14 марта 1963 г.) .

5. Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом — момент совершения последнего преступного действия.

В соответствии с этим амнистия применяется к продолжаемым деяниям, вполне закончившимся до издания амнистии, и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий, образующих продолжаемое деяние, совершено было после издания амнистии.

Равным образом срок давности в отношении продолжаемых деяний исчисляется с момента совершения последнего преступного действия из числа составляющих продолжаемое преступление.

www.garant.ru

Срок давности длящегося преступления

НАЧАЛО СРОКА ДАВНОСТИ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

П.В. КОРОБОВ, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса Волжского университета имени В.Н. Татищева (г. Тольятти)

Анализ позиций законодателя и авторов. В науке порой утверждается, будто «законодатель в ст. 78 УК РФ . чет­ко определил границы начального и конечного момен­та исчисления сроков давности» 1 . Увы, это не так: воп­рос о начале срока давности совершения преступления решен в Кодексе непоследовательно. Согласно ч. 1 ст. 78 лицо освобождается от уголовной ответственности, ес­ли со дня совершения преступления истекли следующие сроки: а) два года после совершения преступления неболь­шой тяжести; б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести; в) десять лет после совершения тяжко­го преступления; г) пятнадцать лет после совершения осо­бо тяжкого преступления. В соответствии с ч. 2 ст. 78 УК РФ сроки давности исчисляются со дня совершения пре­ступления и до момента вступления приговора суда в за­конную силу.

Сообразно приведенным предписаниям о двух вари­антах точки отсчета давностного срока научные и прак­тические работники разделились на две группы: одни из них начало этого срока совмещают с днем совершения преступления, другие относят его на время после учине-ния подобного деяния (конкретно — на следующий день после дня совершения преступления).

Скажем, Ю.М. Ткачевский полагает, что «течение срока давности . начинается со дня совершения пре­ступления» 2 .

Данной точки зрения придерживаются и многие практические работники. Так, Президиум Верховного Суда РФ по делу Л. прямо указал, что «сроки давности исчисляются с момента совершения преступления» 3 .

Из этого же исходила Военная коллегия Верховно­го Суда РФ при разрешении уголовного дела в отноше­нии Е. Последний был осужден по ст. 292 УК РФ за то, что из корыстной заинтересованности внес в акт реви­зии, проведенной им в период с 19 апреля по 28 июня 2005 г ., заведомо ложные сведения. Кассационная инс­танция пришла к выводу о том, что двухлетний срок дав-

ности, предусмотренный в п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ за э

преступление небольшой тяжести, должен исчислять, со дня его совершения — с 28 июня 2005 г . 4

Подобное решение вопроса о начале срока давне ти совершения преступления представляется обось ванным.

В то же время есть другое мнение по нему.

а) Например, С.А. Разумов, судья Верховного С да РФ, дважды указав на то, что срок давности начиь ет течь после совершения преступления, поясняет зате’ «Исчисление срока давности не следует путать с исчис.- 1 . нием назначенного срока наказания. Как известно, ере наказания в виде лишения свободы исчисляется с м 2003 г ., должен зако читься 4 декабря 2005 г . Исчисление же срока давнос» привлечения к уголовной ответственности начинает те после совершения преступления. Поскольку течение с ток начинается с 0 часов, то и течение срока давно, ти должно начинаться с 0 часов следующих за днем с вершения преступления суток. Например, преступлен! небольшой тяжести было совершено 13 декабря 2002 в 19 часов. Исчислять срок давности с 0 часов 13 декабр 2002 г . было бы неправильно, так как в это время пр. ступление не было еще совершено. Следовательно, срс давности должен начать исчисляться с 0 часов 14 декабг 2002 г . и закончиться в 24 часа 13 декабря 2004 г .» 5 .

При всем уважении к автору мы не можем с ним ее гласиться.

1. С.А. Разумов справедливо считает, что срок нак^-зания в виде лишения свободы исчисляется с момент задержания лица или момента заключения его под стра жу, поэтому назначенный срок наказания в два года ли шения свободы, начавшийся 5 декабря 2003 г ., долже закончиться 4 декабря 2005 г . Однако для определени -начала срока давности совершения преступления — од­нотипного, по сути, вопроса — он предлагает уже другук: схему, что представляется нелогичным, особенно в рам -ках одной и той же отрасли права.

2. Необходимость отсчета давностного срока с 0 ча сов 14 декабря автор доказывает тем, что этот срок нельзя исчислять с 0 часов 13 декабря, поскольку преступлена еще не совершено. Но если условием задачи назвать др\ -гое время совершения преступления (не 19 часов 13 де­кабря, а 0 часов 13 декабря), вся его конструкция сраз-распадается.

3. Как известно, сроки давности совершения пре­ступлений должны исчисляться в годах (ч. 1 ст. 78 УК РФ). А начало соответствующего периода времени, крат ного году, приходится на соответствующий день годе. (чч. 1 и 2 ст. 78 Кодекса). Исходя из этого, разговоры с том или ином часе дня являются, на наш взгляд, несущее -твенными. Ведь для определения дня совершения пре­ступления равнозначными будут и 0 часов этого дня, и 19 часов его.

4. За основу своей точки зрения С.А. Разумов взял за­коноположение о том, что срок давности должен исчис­ляться после совершения преступления. При этом отсчет данного срока он предлагает вести со дня, следующего за днем совершения преступления. Однако в законе такое правило не установлено. Там сказано всего лишь — «пос­ле совершения преступления». Значит, на самом деле это понятие охватывает любой день, следующий заднем учи-нения деяния, а не только ближайший к нему день. От­сюда нужно признать, что, будучи столь неопределен­ным, столь «растяжимым», данное положение вообще не может претендовать на роль соответствующего правила поведения субъектов уголовных правоотношений. 1

5. При выборе варианта определения начального мо­мента давностного срока из двух указанных в законе — «со дня совершения преступления» или «после совер­шения преступления» — предпочтение следует отдать первому из них. В отличие от другого, он уже обладает необходимой конкретикой. Кроме того, указание зако­нодателя именно на день совершения преступления со­держится в ч. 2 ст. 78 УК РФ, в которой специально ре­шаются вопросы о начале и окончании срока давности совершения преступления. Что же касается выражения «после совершения преступления», то оно употреблено им мимоходом, при установлении продолжительности давностных сроков в зависимости от классификацион­ной принадлежности преступлений. Далее. Из принци­па презумпции невиновности вытекает обоснованное правило о том, что неустранимые сомнения в винов­ности обвиняемого следует толковать в его пользу (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, ч. 3 ст. 14 УПК РФ). Упоминание в этих законах о виновности лица вполне можно тракто­вать расширительно, распространяя указанную норму и на сферу индивидуализации уголовной ответственнос­ти. Наконец, исчисление срока давности со дня совер­шения преступления в большей мере отвечает интере­сам правонарушителей, нежели иной вариант решения этого вопроса. И было бы неправильно обращать против них недостатки уголовно-правового регулирования об­щественных отношений, что имеет место в рассматрива­емом случае.

б) По утверждению А.В. Ендольцевой, двухгодичный срок давности совершения преступления небольшой тяжести, учиненного 19 августа 2002 г ., истечет 19 ав­густа 2004 г . При этом она ссылается на ч. 1 ст. 128 УПК РФ 6 .

Данная точка зрения вызывает возражения.

1. Получается, что начало срока давности соверше­ния преступления приходится у нашего оппонента на 20 августа 2002 г ., т.е. вновь не на день учинения деяния, а на следующий после него день, против чего только что приводились доводы.

2. Апеллирование автора к ч. 1 ст. 128 УПК РФ не­льзя признать удачным. Это видно уже из первого пред­ложения, содержащегося в ней. Здесь сказано: «Сроки, предусмотренные настоящим Кодексом, исчисляются часами, сутками, месяцами». Стало быть, речь идет ис­ключительно об уголовно-процессуальных сроках. Меж­ду тем сроки давности совершения преступления носят иной характер — уголовно-правовой. Поэтому исчислять их с помощью норм, имеющих другую отраслевую при­надлежность, ошибочно.

3. Такой вывод подтверждается еще тем, что единицы измерения сроков давности совершения преступления и уголовно-процессуальных сроков не совпадают меж­ду собой. Если первые установлены в годах, то вторые — в часах, сутках, месяцах. В ч. 1 ст. 128 УПК РФ говорится, что при исчислении сроков месяцами не принимаются во внимание тот час и те сутки, которыми начинается те­чение срока. На сроки, кратные году, эти правила не рас­считаны вообще. Тем не менее автор переносит данные нормы на порядок определения сроков давности совер­шения преступления, исчисляемых годами. Подобный прием опять-таки нельзя признать корректным, хотя и по другому основанию.

Следовательно, срок давности совершения преступ­ления должен отсчитываться со дня учинения соответс­твующего деяния.

Было бы желательно устранить имеющееся в ч. 1 ст. 78 УК РФ расхождение относительно начала упомя­нутого срока, заменив в ней слова «после совершения преступления» словами «со дня совершения преступле­ния».

Трактовка понятия «день совершения преступления».

Это понятие необходимо детализировать применительно к отдельным видам (типам) преступных деяний.

В Особенной части УК РФ дается характеристика оконченных преступлений. При их описании законода­тель использует различные способы, вследствие чего в теории уголовного права и правоприменительной прак­тике принято делить преступные деяния на виды.

а) Любой криминальный поступок влечет опреде­ленные изменения в окружающем мире. Однако при характеристике многих преступлений законодатель не указывает на последствия. Такие деяния называют пре­ступлениями с формальным составом (клевета, оскорбле­ние, получение взятки и т.д.). Они окончены с момента учинения соответствующего действия или бездействия. Их противоположностью являются преступления с мате­риальным составом. Но о подобных деяниях уместнее бу­дет сказать чуть позже.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 УК РФ временем совер­шения преступления признается время совершения об­щественно опасного действия (бездействия) независи­мо от времени наступления последствий. Отсюда можно сделать вывод о том, что срок давности совершения пре­ступления с формальным составом начинает течь со дня учинения указанного в законе действия или бездейс­твия.

б) Часть преступных деяний предполагают соверше­ние их в течение более или менее продолжительного пе­риода времени. Некоторые из них именуются длящими­ся преступлениями (незаконное хранение огнестрельного оружия, уклонение от отбывания лишения свободы, де­зертирство и т.п.). Пленум Верховного Суда СССР в пос­тановлении от 4 марта 1929 г . «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым пре­ступлениям» справедливо разъяснил: «Такого рода пре­ступления . характеризуются непрерывным осущест­влением состава определенного преступного деяния. Длящееся преступление начинается с какого-либо пре­ступного действия . или с акта преступного бездейст­вия . . Следовательно, длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязан­ностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования»» (п. 1).

Актуальными являются также другие положения, со­держащиеся в этом документе: «Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного дейс­твия (бездействия) и кончается вследствие действия са­мого виновного, направленного к прекращению пре­ступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти)» 8 (п. 4); «Срок давности уголовного пре­следования в отношении длящихся преступлений исчис­ляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание орга­нами власти и др.» 9 (п. 4).

в) Столь же значимы разъяснения Пленума Верхов­ного Суда СССР, содержащиеся в упомянутом постанов­лении от 4 марта 1929 г ., которые касаются продолжаемых преступлений. «Весьма сходны с длящимися преступле­ниями, — указал он, — преступления продолжаемые, т.е. преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и со­ставляющих в своей совокупности единое преступление. К этим преступлениям относится, например, истяза­ние, выражающееся в систематическом нанесении побо­ев . »’° (п. 2).

«В следственно-судебной практике встречаются продолжаемые преступления, слагающиеся из так называемых альтернативных, а не тождественных дейс­твий, например производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или ока­зание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК) и др. Кроме того, продолжаемые преступ­ления могут совершаться не только умышленно, но и по неосторожности», — обоснованно уточняет сказанное В.П. Малков».

По мысли участников Пленума Верховного Суда СССР, «началом продолжаемого преступления надле­жит считать совершение первого действия из числа не­скольких тождественных действий, составляющих од­но продолжаемое преступление, а концом — момент совершения последнего преступного действия» 12 (п. 5); «срок давности в отношении продолжаемых деяний ис­числяется с момента совершения последнего преступ­ного действия из числа составляющих продолжаемое преступление» 13 (п. 5). Со всем этим нельзя не согла­ситься.

Желательно, чтобы имеющиеся в науке и судебной практике наработки о длящихся и продолжаемых пре­ступлениях нашли отражение в УК РФ 14 .

г) Преступления с материальным составом — такие деяния, при описании которых законодатель указыва­ет на последствия (убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, кража и пр.). Они окончены, когда наступил соответствующий преступный результат.

До этого мы специально привели официальные разъ­яснения, данные законодателем и Пленумом Верховного Суда СССР относительно преступлений с формальным составом, длящихся и продолжаемых преступлений, с которыми согласны большинство ученых и практичес­ких работников, с тем чтобы был надежный фундамент для решения дискуссионного вопроса о начале срока давности совершения преступлений с материальным со­ставом

Во всех трех приводившихся случаях за точку от­счета исследуемого срока обоснованно брался момент окончания (завершения) преступления. Исходя из это­го, начало срока давности совершения преступления с материальным составом логично увязывать с таким же обстоятельством. Здесь им будет тот день, когда насту­пило общественно опасное последствие, указанное в за­коне

В.П. Малков справедливо пишет: «Срок давности от­носительно преступлений, наступление преступного ре­зультата при которых отдалено от общественно опасного действия или бездействия, следует исчислять с момента наступления преступного результата. Иное решение это­го вопроса, особенно применительно к неосторожным преступлениям, привело бы к тому, что лицо считалось бы совершившим преступное деяние с момента учине-ния действия или бездействия, которое до наступления последствия, как правило, неизвестно органам право­порядка и правосудия, а также может и не повлечь со­ответствующего последствия в силу тех или иных объек­тивных и субъективных причин» 15 . Отсутствие же такого последствия исключает признание содеянного преступ­лением. Допустим, уголовная ответственность по ч. 1 ст. 264 УК РФ за нарушение правил безопасности дорож­ного движения или эксплуатации транспортных средств немыслима без причинения тяжкого вреда здоровью че­ловека.

Данную позицию обоснованно разделяют и другие исследователи 16 .

В свете изложенного нельзя согласиться с рекомен­дацией большой группы ученых исчислять срок давнос­ти совершения, например, убийства со дня нанесения потерпевшему смертельного ранения или дачи ему яда 17 , а не со дня наступления его смерти.

Ряд исследователей справедливо предлагают изме­нить редакцию ч. 2 ст. 9 УК РФ, отразив в ней также спе­цифику преступлений с материальным составом 18 .

Начало срока давности совершения преступления: «специальные» вопросы. В отличие от предыдущих случа­ев общего порядка, эти вопросы касаются отдельных си­туаций. Рассмотрим их.

а) Неоконченные преступления. Видами неокончен­ного преступления являются приготовление к преступ­лению и покушение на преступление (ч. 2 ст. 29 УК РФ) Но в реальной жизни любое из них, хотя и не достигает стадии оконченного преступления, все равно оказывает­ся завершенным на одном из предшествующих ей этапов развития преступления. Памятуя об официальных разъ­яснениях по интересующему нас вопросу, отметим, что началом срока давности совершения приготовления к преступлению и покушения на преступление будет день учинения деяний, образующих соответствующий вид не­оконченного преступления 19 .

б) Преступления с усеченным составом. Они харак­теризуются тем, что момент их окончания законодатель перенес либо на стадию приготовления к преступлению (предположим, создание банды — ч. 1 ст. 209 УК РФ), либо на стадию покушения на преступление (допустим, разбой — ч. 1 ст. 162 Кодекса).

Хотя преступления с усеченным составом факти­чески являются деяниями неоконченными, юридичес­ки они тоже считаются оконченными преступления­ми. Поэтому при решении вопроса о начале давностного срока применительно к ним необходимо учитывать по­яснения на сей счет, данные нами ранее относительно оконченных преступных деяний. Например, упомянутое создание банды относится к группе преступлений с фор­мальным составом. Как отмечалось, срок давности со­вершения преступления с формальным составом начи­нает течь со дня учинения указанного в законе действия (бездействия). Здесь им будет день создания устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или организации (ч. 1 ст. 209 УК РФ).

в) Преступления, совершенные в соучастии. Деяние исполнителя преступления необходимо оценивать по тем же правилам, которые касаются поведения лица, действовавшего индивидуально. С другими соучастни­ками преступления дело обстоит немного сложнее.

Важное значение здесь будет иметь вопрос о том, на какой стадии завершено преступление, учиненное в со­участии. При его решении следует ориентироваться, по общему правилу, на деятельность исполнителя преступ­ления. Начало срока давности совершения преступления для его организатора, подстрекателя к нему и его пособ­ника будет совпадать с первым днем течения давностно­го срока применительно к исполнителю преступления 20

Правда, здесь возможны и расхождения. Предпо­ложим, при неудавшемся подстрекательстве к преступ­лению давностный срок для подстрекателя к деянию начнет течь со дня его попытки склонить лицо к совер­шению преступления, т.е. со дня завершения им (плюс хотя бы еще одним соучастником преступления) при­готовления к соответствующему криминальному пос­тупку.

г) Прикосновенность к преступлению. Как известно, уголовная ответственность наступает лишь за часть слу­чаев прикосновенности к преступлению. Речь идет о са­мостоятельных преступных актах: приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным пу­тем (ст. 175 УК РФ), заранее не обещанном укрыватель­стве особо тяжких преступлений (ст. 316 УК РФ) и др. 21 Поэтому начало срока давности совершения любого из них должно определяться с учетом пояснений, данных прежде.

д) Множественность преступлений. Таковая образу­ется из нескольких (не менее двух) единичных крими­нальных деяний. Отсюда — аналогичная рекомендация принять во внимание сказанное ранее о точке отсче­та давностного срока применительно к отдельным пре­ступлениям.

К этому добавим, что согласно ч. 2 ст. 78 УК РФ в слу­чае совершения лицом нового преступления сроки дав­ности по каждому преступлению исчисляются теперь са­мостоятельно.

Установление времени совершения преступления. Сре­ди обстоятельств, подлежащих доказыванию при про­изводстве по уголовному делу, законодатель называет, помимо прочего, время совершения преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Неустановление данного фактора исключает возможность начать точный отсчет срока дав­ности совершения преступления со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот один из таких казусов.

Г. был признан виновным в нескольких преступле­ниях, в том числе в незаконном приобретении боепри-паса, и осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Рассматривая дело

в порядке надзора, Президиум Верховного Суда РФ ука­зал, что, вопреки ст. 73 УПК РФ, суд не установил вре­мя совершения преступления. Как видно из приговора, Г. незаконно приобрел оборонительную гранату Ф-1, являющуюся боеприпасом, в неустановленное время. Кроме того, в силу ст. 307 УПК РФ описательно-моти­вировочная часть обвинительного приговора должна со­держать описание преступного деяния, признанного су­дом доказанным, с указанием времени его совершения и т.д. В итоге Президиум Верховного Суда РФ «изме­нил приговор суда и кассационное определение в отно­шении Г. и исключил его осуждение за незаконное при­обретение боеприпаса, поскольку не установлено время приобретения гранаты, а это могло повлечь истечение срока давности привлечения к уголовной ответствен­ности» 22 .

Надеемся, что не только ст.ст. 73, 307 УПК РФ, но и приведенный случай из судебной практики послужат хо­рошим напоминанием для правоприменителей о необ­ходимости всегда устанавливать время совершения пре­ступления.

Ендольцева А.В. Институт освобождения от уголовной ответственности: теоретические, законодательные и правоприменитель­ные проблемы: Автореф. дисс. д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 36.

Ткачевский Ю.М. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности // Курс уголовного права: В 5 т. / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2002. Т. 2. Общая часть: Учение о наказании. С. 193. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. № 5. С. 20. Там же. 2008. № 2. С. 40.

Разумов С.А. Освобождение от уголовной ответственности // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин. М., 2008. С. 122.

См.: Ендольцева А.В. Освобождение от уголовной ответственности: проблемы и пути их решения. М., 2004. С. 125—126. Судебная практика по уголовным делам / Сост. ГА. Есаков. М., 2005. С. 6. Там же. С. 6. Там же. С. 7. Там же. С. 6.

Малков В.П. Множественность преступлений: сущность, виды, правовое значение. Казань, 2006. С. 84. Судебная практика по уголовным делам / Сост. Г.А. Есаков. С. 7. Там же. С. 7.

См., например: Камынин И. Особенности определения сроков давности по длящимся и продолжаемым преступлениям // За­конность. 2004. № 1. С. 29.

Малков В.П. Освобождение от уголовной ответственности // Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. В.П. Малкова и Ф.Р. Сундурова. Казань, 1994. С. 319.

См.: Наумов А.В. Российское уголовное право: Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 457; Сверчков В.В. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности // Журнал российского права. 2000. № 2. С. 88. См .: Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности: Учеб.-методич. пособие. М., 2002. С. 223; Ендольцева А.В. Освобождение от уголовной ответственности: проблемы и пути их решения. С. 121. См ., например: Звечаровский И.Э. Освобождение от уголовной ответственности // Полный курс уголовного права: В 5 т. / Под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2008. Т. I . Преступление и наказание. С. 972. См .: Наумов А.В. Указ. соч. С. 457.

Иное мнение см., в частности: Никулин С.И. Освобождение от уголовной ответственности // Уголовное право Российской Федерации: Общая часть: Учебник / Под ред. О.Н. Ведерниковой и С.И. Никулина. СПб., 2005. С. 307.

Подробнее об этом см., например: Лапунин М.М. Вторичная преступность: понятие, виды, проблемы квалификации, крими­нализации и пенализации / Науч. ред. Н.А. Лопашенко. М., 2006. С. 1—162. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. № 5. С. И.

yusgvs.sah.sudrf.ru

admin

Обсуждение закрыто.