Принцип разрешения властей это

Принцип разрешения властей это

12.1. Принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти

Разделение законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти является важнейшим принципом функционирования Российской Федерации как правового государства – провозглашает Декларация «О государственном суверенитете Российской Федерации» от 12 июня 1990 г. Этот важнейший принцип закреплен и в действующей Конституции РФ. В ней говорится: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны» (ст. 10).

Разделение законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти основывается, в частности, на том, что в государстве необходимо осуществлять такие три функции, как принятие законов (содержащих обязательные правила поведения), исполнение их и осуществление правосудия – защиту прав и свобод человека, наказание нарушителей этих правил, разрешение проблем, конфликтов, связанных с применением законодательства. Это естественная предпосылка разделения властей. Но есть и другая, политическая сторона дела: с точки зрения обеспечения, сохранения демократии целесообразно распределить эти три направления государственной деятельности между тремя разными государственными органами, чтобы не произошла чрезмерная концентрация, монополизация власти одним человеком, одним органом (ведь обладатель власти может ею злоупотреблять, проявлять склонность к произволу). Важно и то, что эти три независимые ветви власти могут контролировать друг друга, обращать внимание на нарушение закона другим органом (что не обеспечивается при концентрации власти в одних руках). Эти три ветви власти при их разделении могут сдерживать, уравновешивать друг друга. Вот почему говорят о «сдержках и противовесах», о необходимости их применения во властном пространстве.

Итак, реализуя принцип разделения властей, органы государства, принадлежащие к разным ветвям власти, осуществляют свои полномочия самостоятельно, взаимодействуя между собой и уравновешивая друг друга. Ни один государственный орган не вправе выходить за пределы полномочий, установленных для него Конституцией и другими законами.

Принцип разделения властей означает, что законодательную деятельность, принятие законов осуществляет представительный, законодательный орган; исполнение законов, исполнительно-распорядительная деятельность возлагается на органы исполнительной власти; судебная власть осуществляется независимыми судебными органами. Законодательная, исполнительная и судебная власти самостоятельны, относительно независимы друг от друга (но только относительно, поскольку между ними существует взаимосвязь и взаимодействие).

Конкретно принцип разделения властей проявляется в распределении, разграничении компетенции между органами, относящимися к этим трем ветвям государственной власти, их самостоятельности, во взаимном контроле.

Разделение власти так же, как и само ее функционирование, основывается на Конституции, которую все три ветви власти обязаны исполнять. Их взаимодействие регулируется правом и в свою очередь призвано гарантировать господство права, верховенство Конституции, правовой характер государства.

Разделение власти, ее сбалансированность способствуют тому, чтобы политическая борьба, личные политические амбиции находились под контролем общества, не носили разрушительный характер, смена руководителей властных структур проходила в законном порядке.

Принцип разделения властей был реализован в той или иной форме, с разной степенью последовательности во многих государствах. В частности, в завоевавших независимость Соединенных Штатах Америки этот принцип был положен в основу государственной системы и осуществляется довольно последовательно и успешно.

В годы советской власти в теории господствовало довольно критическое отношение к доктрине разделения властей, хотя и декларировалась необходимость разграничения функций между различными государственными органами, выделялось несколько их видов, в том числе представительные, исполнительно-распорядительные, судебные органы. Одним из фундаментальных теоретических положений была идея соединения законодательства, управления и контроля в деятельности представительных органов-Советов. Они, согласно действовавшей тогда Конституции, формально занимали главенствующее положение в системе органов государства. Но на практике сложился единый партийно-государственный механизм, всем руководили партийные и исполнительно-распорядительные органы. Это положение стало меняться в годы перестройки.

В любой стране осуществление принципа разделения властей имеет свои особенности, часто значительные. Это в полной мере относится и к Российской Федерации. Специфика нынешней российской системы разделения властей проявляется, в частности, в особенностях положения Президента РФ в системе органов государства. Такое положение характерно для смешанных (президентско-парламентских) форм правления. В республиках, входящих в состав России, также существует разделение власти. Подробнее правовое положение, система государственных органов, их взаимоотношения будут охарактеризованы в следующих параграфах и главах.

3.2.9. Осуществление государственной власти и разделение властей

В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Принцип разделения властей является одной из основных характеристик правового государства и выступает в качестве гарантии реализации принципа приоритета человека, его прав и свобод как высшей ценности.

Характеристики принципа разделения властей:

1) разделение функций по осуществлению государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. В соответствии с принципом разделения властей в государстве действуют:

во-первых, законодательная власть, ее основной функцией является принятие законов;

во-вторых, исполнительная власть, ее назначение в исполнении принимаемых законодательной властью законов;

в-третьих, судебная власть, ее сфера — осуществление правосудия — деятельности по рассмотрению и разрешению конкретных дел с вынесением решений, которые не могут быть отменены органами законодательной или исполнительной власти.

Органы каждой из ветвей власти действуют в рамках установленной Конституцией РФ компетенции и не вправе осуществлять функции, присущие органам иной ветви власти;

2) самостоятельность органов каждой из ветвей власти означает, что в своей деятельности они независимы друг от друга, не подчинены друг другу;

3) система сдержек и противовесов. Этим термином обозначается система полномочий трех ветвей власти в сфере взаимоотношений друг с другом, установленная Конституцией РФ с целью не допустить нарушений принципа разделения властей, преимущественного положения одной ветви власти перед другой. Такими полномочиями являются, например:

— право Государственной Думы давать согласие на назначение Председателя Правительства РФ, выражать недоверие Правительству РФ;

— право Президента РФ распускать Государственную Думу;

— право Конституционного Суда признавать неконституционными законы, принятые Федеральным Собранием, и др.;

4) единство государственной власти. Разделение властей не означает, что государственная власть делится на части. Между государственными органами распределяются функции по ее осуществлению.

Согласно ст. 11 Конституции РФ государственную власть в Российской Федерации осуществляют:

2) Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума);

3) Правительство РФ;

4) суды Российской Федерации.

В связи с федеративным строением России Конституция РФ закрепляет, что государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти. Обычно региональные органы государственной власти представлены законодательным (представительным) органом и исполнительным органом власти, в некоторых субъектах образуются конституционные (уставные) суды. Система судов общей юрисдикции и арбитражных судов является единой и федеральной, поэтому субъекты Федерации не вправе создавать по своему усмотрению судебные органы данных видов.

Отличительной особенностью разделения властей в российской системе государственной власти является его несбалансированность, нарушенность системы сдержек и противовесов. Прежде всего это связано с неопределенным местом Президента РФ в системе разделения властей. Во-первых, согласно ч. 1 ст. 80 Конституции РФ Президент РФ является главой государства, а ч. 2 этой статьи закрепляет, что Президент РФ обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Эти положения свидетельствуют о том, что Президент РФ занимает положение как бы «над» всеми тремя ветвями власти, координируя их деятельность и выступая в роли «всеобщего противовеса» в системе разделения властей. Во-вторых, с другой стороны, Президент РФ фактически является главой исполнительной власти. Согласно ч.З ст. 80 Конституции РФ он определяет основные направления внутренней и внешней политики государства в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (подзаконный характер деятельности Президента РФ говорит об исполнительной природе осуществляемых им функций). Кроме того, Президент РФ обладает обширными полномочиями по отношению к Правительству РФ: он вправе назначать и освобождать от должности министров, отправлять правительство в отставку. В-третьих, Президент РФ имеет право издавать указы, содержащие нормы права. Статья 90 Конституции РФ требует, чтобы указы Президента РФ не противоречили Конституции РФ и федеральным законам. Однако федеральные законы приняты еще не по всем вопросам, требующим правового, регулирования. В этом случае указы Президента РФ являются единственным источником правовых норм и фактически выступают в роли закона.

www.bibliotekar.ru

Принцип разрешения властей это

Утвердившаяся в большинстве государств с демократическим режимом правления, в том числе и в России, система разделения властей означает такую форму организации государственной власти, при которой возможно оптимальное регулирование социальных интересов. Она позволяет уравновешивать сталкивающиеся социальные интересы, и тут возможен «юридический консенсус» [1] . Именно при такой функционально-институциональной организации в обществе могут быть реально обеспечены гарантии свободы, самостоятельности и собственности.

Вместе с тем политическая практика показывает, что, являясь, по существу, элементом эффективного государственного управления, принцип разделения властей одновременно может служить объективной базой для зарождения и развития юридических конфликтов. Это споры о компетенции органов, «война актов», споры о формах и процедурах взаимоотношений органов власти, конфликты, вытекающие из переплетения внутрифедеральных проблем, отношений с политическими партиями и движениями и др. В широком контексте в конфликт могут втягиваться все элементы, в том числе и те субъекты, которые не отождествляются с властью государства [2] .

Строгое разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную теоретически делает невозможным или по крайней мере существенно ограничивает административный и судебный произвол. Оно подчиняет также государственную власть в целом интересам гражданского общества и свободного бытия человека в обществе.

Теория государства и права, исследуя институт разделения властей, определила его институциональное и функциональное содержание, основные предпосылки реализации. Ими являются демократическая процедура законотворчества, действие всех государственных органов в рамках и на основе закона, наличие правовых процедур разрешения споров.

Разделение законодательной и исполнительной власти – необходимая институциональная гарантия от произвольного вмешательства правительственно-административных органов в общественные отношения. Но это реализуется только при наличии независимой судебной власти, которая способна контролировать законность и правомочность действий исполнительной власти и защитить общество от возможных законодательных нарушений с помощью процедуры конституционного контроля. Специфическая власть судебного решения, обязывающая спорящие стороны к его исполнению, становится мощным средством достижения социальной справедливости и согласия.

Признанное ныне в России разделение властей нашло закрепление в ст. 10 Конституции Российской Федерации. Как же реализуется этот принцип и каково его реальное наполнение?

До сего времени в обыденном понимании граждан сохраняется образ единого государственно-властного начала, недооценивается роль конституционных положений о разграничении функций и компетенции государственых органов. Сказывается недоверие к возможностям судебной процедуры разрешения споров. С другой стороны, сохраняются попытки представителей различных ветвей власти выйти за пределы их конституционной компетенции, воздействовать на судебные органы и т.п. Зачастую администрация либо определенные социальные группы и политические лидеры

вмешиваются в процесс выработки нормативных решений, преследуя корпоративные или местнические цели. Любые попытки отторжения и ревизии основ конституционного строя, невысокая правовая культура в обществе создают почву для возникновения конфликтов. Тем не менее процесс утверждения основного конституционного принципа идет, хотя и не безболезненно, постепенно приобретая общественную поддержку.

1. Конфликт в системе разделения властей и его особенности.

Краткая характеристика сущности и целевой направленности системы разделения властей позволяет выяснить некоторые особенности конфликтов, возникающих и разрешаемых на ее основе. Первая из них состоит в том, что в разрешении конфликтов всегда активно действующим субъектом являются государственные органы. Это происходит и в том случае, когда они не входят в число конфликтующих сторон, а выполняют функцию посредника или арбитра.

Вторая особенность заключается в преимущественном использовании легальных средств разрешения конфликтов или в их последующей легитимации. В условиях разделения властей разрешение конфликтов осуществляется предпочтительно правовыми, а не силовыми средствами. Но даже в случае применения вооруженной силы, результат принуждения находит впоследствии юридическое закрепление с помощью принятия нормативных актов, изменения конституции, подписания общественных соглашений.

Конфликты властей имеют, как правило, всеобъемлющий характер, затрагивают разнообразные социальные интересы. Поэтому н поиск согласия предполагает использование всего спектра способов широкой социальной поддержки. Этот фактор был использован в России, когда к выработке проекта новой конституции в рамках Конституционного совещания в течение 1993 года привлекались самые широкие круги политиков, специалистов, предпринимателей, представителей регионов.

Попытаемся определить, по каким направлениям институт разделения властей способствует разрешению конфликтов и достижению согласия.

Отметим прежде всего преодоление разногласий между самими государственными институтами. В соответствии с принципом разделения властей законодательная, исполнительная и судебная власти наделены, согласно конституции, самостоятельной компетенцией и набором средств социального управления. Однако реарганизация полномочий с помощью специфических, присущих лишь латентному государственному институту средств и методов осуществляется им не в изоляции, а в русле сложного, многофакторного процесса общественного развития. Важное значение при этом имеет социально-исторический фактор.

Существует ряд условий, которые способствуют развитию конфликта властей. Это прежде всего переходные состояния государственного развития, причиной которых является экономический, политический или военный кризисы. Другой причиной может вы-

ступать незрелость демократических начал в обществе и неразвитость политической системы, в особенности в период преодоления последствий тоталитаризма в обществе. Наконец, отсутствие или противоречивость конституционной и законодательной базы также является провоцирующим конфликты фактором. Названные обстоятельства по отдельности или в сочетании чреваты противостоянием социальных сил в обществе. А это неизбежно приводит к нарушению баланса властей. Совокупностью всех этих факторов характеризуются конфликты властей, возникающих в России, государствах, бывших в составе СССР, ряде государств Восточной Европы. Но история дает примеры подобных конфликтов и в развитых демократических государствах.

Даже всенародное голосование не всегда становится радикальным выходом из спорной ситуации и дает ответ на вопрос об оптимальном объеме полномочий законодательной и исполнительной властей. Так произошло в России, когда результаты референдума в апреле 1993 года не дали однозначного ответа о доверии одной из спорящих сторон. Итогом стало резкое противостояние властей и даже применение вооруженной силы в интересах сохранения общественной стабильности.

2. Предотвращение конфликта.

Возникает вопрос: всегда ли разделение властей ведет к их конфликту или этого можно избежать? Естественно, путь безконфликтного развития предпочтителен, поскольку столкновения государственных институтов между собой имеют весьма пагубные последствия. Поэтому главным способом сохранения стабильности в демократическом государстве является деятельность самих государственных органов по предупреждению конфликтных ситуаций.

Выбор этого пути предполагает прежде всего осуществление государственными органами своей деятельности строго в рамках установленных предметов ведения и компетенции. Но выполнение этого требования предполагает решение нескольких задач.

Во-первых, своевременное получение и объективный анализ достоверной социальной информации об обстоятельствах, способных породить конфликт властей, своеобразный мониторинг взаимоотношений государственных органов между собой, а также государственных органов с другими институтами политической системы и гражданами.

Отметим, что эта информационная задача решается в условиях демократического государства правовыми средствами. Таковыми являются закрепленные в конституции и законодательстве функции взаимного контроля властей, а также специальные информационные полномочия государственных органов и должностных лиц. С этой же целью должны использоваться и сведения, имеющие неофициальное выражение: материалы изучения общественного мнения, публикации, заявления политических лидеров и государственных деятелей и др.

Во-вторых, осуществление государственными органами своей деятельности в условиях широкой публичности и информирования

граждан, учета общественного мнения. Подобные средства позволяют готовить социальную поддержку готовящихся решений и одновременно отразить в них совокупность социальных интересов.

Нельзя не заметить, что в сегодняшней российской государственной практике эти средства используются не лучшим образом. Почти забыты всенародные обсуждения законопроектов, прекратилась практика их обнародования в широкой печати. Отметим, что за последние два года из числа официально разработанных фундаментальных законопроектов только проект Общей части нового Гражданского кодекса РФ обнародовался в государственных средствах массовой информации.

В-третьих, взаимодействие властей на этапе подготовки правовых решений [3] . При подготовке концепций, проектов законов и других нормативно-правовых актов создаются совместные рабочие коллективы, в состав которых входят представители различных ветвей власти: депутаты, руководители и специалисты органов исполнительной власти, представители партий, общественных движений и организаций. Такой подход соответствует принципу взаимодействия общества и государства и позволяет обеспечить полноценный общественный диалог, в котором координируются позиции и действия властей по конкретному вопросу.

Необходимость такого взаимодействия подтвердили участники Совещания по государственной поддержке институтов гражданского общества, состоявшегося 25 мая 1994 года в Москве, в котором приняли участие представители Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства, Центральной избирательной комиссии, эксперты. Участники Совещания подчеркнули, что эффективность законодательной деятельности может быть повышена, если будет обеспечено постоянное информирование о готовящихся законопроектах всех субъектов законотворчества, а также заинтересованных общественных структур и граждан России. Тесно связанные между собой законы могут объединяться в блоки для согласования их концепций, содержания, увязки понятий, принципов и норм с учетом многообразных политических и общественных интересов.

Потребность во взаимодействии властей требует вырабатывать различные организационные формы сотрудничества. Непростая практика реализации принципа разделения властей в условиях становления института президентской власти и перехода к парламентской демократии в России, на Украине, Казахстане и других государствах заставила создать специальные службы, которые занимаются вопросами обеспечения взаимодействия в органах законодательной, исполнительной и судебной власти. В качестве иллюстрации сошлемся на Указ Президента Российской Федерации 23 мая 1994 года об утверждении Положения об отделе Администрации Президента Российской Федерации по взаимодейст-

вию с депутатами Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Основными функциями отдела являются: выяснение политических позиций фракций и групп депутатов и их отношения к законодательной стратегии Президента; разъяснение депутатам целесообразности разработки и внесения законодательных инициатив Президента; информирование Президента о ходе развития парламентской ситуации, отношениях между фракциями и группами депутатов в палатах Федерального Собрания.

В структуре аппарата Правительства Российской Федерации имеется управление с подобными функциями. Оно координирует взаимодействие федеральной исполнительной власти с Федеральным Собранием. В частности, через это управление осуществляется предварительное согласование проектов законодательных инициатив Правительства с палатами парламента. Организуется предварительная экспертиза проектов правительственных актов в части парламентских полномочий, таких, например, как проект порядка рассмотрения и принятия федеральных государственных программ.

Особо следует выделить регламенты и положения об участии в законопроектной деятельности, в которых регулируются этапы и формы участия каждого субъекта в данном процессе. В июне 1990 года утверждено Временное положение об участии Правительства Российской Федерации в законодательной деятельности. И все же рассогласованность во внесении законопроектов не устранена.

Отметим также, что взаимодействие необходимо поддерживать не только между исполнительной властью и законодателями, но и между главой государства и правительством. Указом Президента Российской Федерации № 1185 от 10 июня 1994 года установлены формы такого сотрудничества. К ним относятся: информирование, предварительное согласование, подготовка заключения на проект решения. В зависимости от характера и сферы действия актов, подготавливаемых Президентом или Правительством в соответствии с их конституционной компетенцией, определяются виды взаимодействия и сроки обмена информацией.

Судебная власть также не остается в стороне, когда речь идет о предотвращении конфликтов. Для этого у нее есть специальные полномочия, которые могут использоваться не только непосредственно при рассмотрении судом спора, но и на предварительных стадиях разрешения спорной ситуации.

Предотвращению кризисных ситуаций способствует наличие специальных государственных органов или должностных лиц, призванных анализировать информацию о взаимоотношениях государства и гражданина в обществе. Обладая различным объемом компетенции и статусом (в России – это институт парламентского уполномоченного по правам человека, во Франции – Посредник, назначаемый декретом Совета Министров, в Литовской республике – контролеры Сейма и т.п.), эти должностные лица

имеют рычаги воздействия на законодательную, исполнительную и даже судебную власти, содействуя соблюдению государством прав человека, одновременно обобщая важную социальную информацию.

3. Способы и процедуры разрешения конфликтов.

Каковы же пути преодоления конфликтов властей? Как мы уже упомянули выше, первым по значимости способом является осуществление государственными органами своей властной деятельности в пределах их компетенции. Немалая часть противоречий, коллизий возникает, когда орган превышает пределы своей компетенции, присваивает полномочия других звеньев либо не использует свои собственные правомочия. Все эти случаи довольно распространены, причем зачастую выход за пределы своих полномочий сочетается с пассивностью, бездействием государственного органа в собственной сфере [4] .

Другим не менее важным средством является укрепление, развитие и упорядочение правового статуса государственных органов и других институтов политической системы, включая партии, общественные организации и движения, местное самоуправление. Эта задача также решается постоянно, поскольку связана с необходимостью конкретизировать правомочия различных участников общественной деятельности, корректировать и развивать их взаимосвязь.

Теперь перейдем к способам, которыми разрешаются возникшие конфликты. Их можно классифицировать по уровню принудительности для конфликтующих сторон, поскольку они могут избираться сторонами либо по доброй воле и согласию, либо могут потребовать применения принуждения и силы для реализации принятых в интересах общественного согласия решений.

К первой группе относятся средства, к которым участники конфликта прибегают добровольно. Это переговорный путь.

Наиболее эффективной формой добровольного сотрудничества конфликтующих сторон является создание специальных комиссий, которые могут включать в свой состав не только представителей сторон, но и посредников, специалистов. Согласительные комиссии готовят проект решения, имеющего целью разрешение или предотвращение конфликта. Известно, что конституционная практика большинства демократических государств предусматривает создание согласительных комиссий, действующих в рамках законодательного процесса.

В работе такого согласительного органа участвуют представители палат парламента, а в ряде случаев и правительства. Таковы, например, предусмотренный Конституцией ФРГ согласительный комитет, смешанная паритетная комиссия французского парламента, согласительная конференция Палаты представителей и Сената в США. Члены парламента в согласительном органе совместно изыскивают политические пути преодоления или смягчения

разногласий. По данным Конституционного суда ФРГ, проводившего обобщение, за период с 1949 по 1990 г из 520 законопроектов, потребовавших созыва согласительного комитета, согласие не было достигнуто только в 53 случаях [5] .

Конституция Российской Федерации впервые ввела в национальную конституционную практику понятие согласительных комиссий, урегулирующих разногласия палат Федерального Собрания по принимаемым законопроектам.

Разумеется, круг проблем, требующих использования согласительных процедур, не ограничивается рамками законодательного процесса. Так, в «Договоре об общественном согласии» предусмотрено создание Согласительной комиссии, ведущей постоянную координационную работу по реализации предусмотренных в нем задач. В ее состав вошли представители власти, политические и профсоюзные лидеры. Появились и начали работу и другие тематические комиссии (например, по проблемам налогообложения), которые сформированы на широкой социальной основе

Исполнительная власть также заинтересована в использовании согласительных процедур. Большой опыт накоплен российским правительством во взаимодействии с различными профсоюзами в рамках совместно созданных комиссий. Принята практика организации работы проблемных комиссий правительства для решения региональных проблем, в состав которых входят обычно не только представители исполнительной и законодательной власти на местах, но и лидеры общественных и национальных движений, религиозных организаций.

Наблюдается даже крайность, когда происходит невероятное разрастание числа согласительных и координирующих органов. Например, палатами Федерального Собрания создан Координационный совет по взаимодействию с органами законодательной власти субъектов Федерации. Совет будет обеспечивать сотрудничество не только с органами государственной власти регионов, но и с негосударственными межрегиональными ассоциациями, вырабатывая общие подходы и рекомендации. В план работы этого согласительного органа включаются вопросы проведения выборов органов законодательной власти в регионах, финансово-экономические проблемы на местах, согласование законотворчества, вопросы разграничения полномочий представительных и исполнительных органов государственной власти в субъектах Федерации и другие.

Представляется, что деятельность данного органа, возглавляемого на паритетных началах председателями палат парламента, будет конструктивна, если сосредоточится на проблемах информационного и методического взаимодействия самостоятельных государственных и негосударственных структур, в противном случае из инструмента социального баланса он может превратиться в источник напряженности. Приведенный пример иллюстрирует от-

мечаемое сегодня политологами и юристами явление «рассыпания власти», характеризующееся возникновением параллельных центров принятия управленческих решений.

Во вторую группу средств урегулирования конфликтов можно отнести те из них, которые связаны с применением властных полномочий сторон. Это оценка, данная в заявлении или обращении, об ошибочности или неправомерности акта, официальное признание акта незаконным. Это приостановление или отмена акта, предложение о заключении договоров по спорным вопросам. И, наконец, – обращение в Конституционный суд для рассмотрения дел о конституционности акта. Использование подобных полномочий оправдано не только «по горизонтали», на уровне органов федерации и ее субъектов, но и «по вертикали» между этими органами. Во втором случае оно должно быть очень взвешенным и мягким, не давая повода к обострению внутрифедеральных отношений. Но нельзя и пренебрегать такими полномочиями, поскольку всякое бездействие властей чревато социальными осложнениями и экономическими противоречиями. К сожалению, федеральные власти редко применяют такие полномочия, даже в случаях конституционных противоречий.

Третья группа средств преодоления конфликтов охватывает поиск согласованных решений не только парламентом, президентом и правительством, но и между ними и общественными силами Партии, профсоюзы, объединения предпринимателей, общественные организации, включенные в этот процесс, следуют не столько критическому и деструктивному курсу, сколько общим согласованным программам. Берут на себя обязательства не нарушать рамки действия государственных институтов, воздерживаться от враждебной пропаганды, поддерживать экономические и иные реформы, проводимые правительством. Два примера тут достаточно красноречивы. Первый касается «Пактов Монкло» в Испании в 1977 г., объединивших усилия разных социальных сил и получивших их реализацию в парламенте в виде совместной законодательной инициативы, второй – подписания в России в 1994 г «Договора об общественном согласии».

Четвертая группа средств связана с модификацией правового регулирования взаимоотношений властей и изменением статуса государственных и общественных институтов. Общественный опыт подталкивает даже к таким радикальным решениям, как реорганизация и приостановление или даже упразднение органов.

В ситуации конституционной и законодательной неурегулированности разделение властей превращается в их дробление. Каждая власть стремится к самодостаточному существованию и к расширению властных полномочий за счет других. Самостоятельной властью считают себя представители региональных элит, административный аппарат Президента, мэрия Москвы, предпринимательские объединения. Все это ведет к параллелизму в управлении, очень плохо, если создаваемые согласительные межинституциональные органы станут выходить за пределы своих функций.

Чтобы этого не произошло, следует укреплять и конкретизировать правовой статус государственных органов и других участников политического процесса. Процесс формирования обновленной на основе Конституции правовой системы должен сопровождаться принятием целого ряда статутных актов, среди которых главнейшее место занимает ряд федеральных конституционных законов – о правительстве, о федеральных органах исполнительной власти, об основах судебной системы, о федеральных судах конституционном, арбитражном и общей юрисдикции. Закрепления в законе требуют институты непосредственной демократии и самоуправления, статус средств массовой информации, учреждений пауки, хозяйствующих субъектов, некоммерческих организаций, политических партий и других общественных организаций.

Таким образом, разделение властей как принцип и институт конституционной организации государства двояким образом влияет на разрешение юридических конфликтов. Имеются средства для погашения конфликтов между властями, с одной стороны, и для преодоления юридических конфликтов в более широком социальном контексте, с другой. И необходимо обеспечить их эффективное и своевременное использование.

[1] См.: Варламова Н.В, Пахоленко Н.Б. Общественный консенсус: подходы к проблеме//Гос. и право. 1992. № 9.

[2] См.: Дмитриев Ю. Проблемы полновластия в Российской Федерации// Право и жизнь.

www.kursach.com

Судебная власть в системе разделения властей Текст научной статьи по специальности «Правоохранительные органы»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Ковалевская Ольга Валерьевна

Теория разделения властей это общедемократическая концепция, которая направлена на то, чтобы все разновидности государственной власти осуществляли свои властные функции посредством взаимного сотрудничества. Согласно принципу разделения властей , все ветви государственной власти обладают самостоятельностью, но при этом выступают как элементы единого механизма государственной власти. При реализации принципа разделения властей государственные структуры исполняют свои функции не обособленно, а взаимодействуя друг с другом. Судебная власть признается разновидностью государственной власти наряду с законодательной и исполнительной ветвями власти . Конституционное закрепление судебной власти в системе разделения властей способствует взаимному контролю и сбалансированности полномочий всех государственных органов. Социальная роль судебной власти при условии ее самостоятельности заключается в защите прав и свобод граждан, их законных интересов путем разрешения правовых споров и конфликтов. Судебная власть , которая реализует свой потенциал независимости и беспристрастности, заложенный в ней принципом разделения властей , обеспечивает равновесие и взаимодействие в процессе исполнения своих функций всеми ветвями государственной власти. Библиогр. 12.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Ковалевская Ольга Валерьевна,

JUDICIAL POWER IN THE SYSTEM OF SEPARATION OF POWERS

The theory of separation of powers is the common democratic conception in which different state powers fulfill their duties thanks to their cooperation. According to this principle, all state power branches are independent but at the same time act as a common state power mechanism. Exercising the principle of separation of powers, the state bodies use their functions not by oneself but interacting with each other. The judicial power is considered to be a variety of the state authority together with the legislative and executive branches of powers. Constitutional ratification of the judicial power in the system of separation of powers helps to the mutual control and equal duties of all state bodies. The social role of the judicial power, on conditions that it is independent, is the protection of human rights and freedom of citizens, their legal interests with the help of disputes and arguments authorization. The judicial power, which realizes its potential of independence and impartiality, according to its principle of separation of powers, provides a balance and interaction fulfilling its functions by all the branches of the government.

Текст научной работы на тему «Судебная власть в системе разделения властей»

О. В. Ковалевская СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ В СИСТЕМЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ

Разделение властей — это политико-правовая доктрина, конституционный принцип, лежащий в основе организации власти демократического государства и являющийся «одним из главных принципов, на которых основывается политическая демократия» [1, с. 43]; это теория о соотношении властей в государстве, согласно которой для эффективного функционирования государства необходимо существование независимых друг от друга ветвей власти: законодательной, исполнительной, судебной.

Монополизация и проникновение государственной власти во все сферы общественной жизни зачастую выдаются за усиление власти, утверждение ее стабильности. Однако монополизация государственной власти не только отрицательно сказывается на жизни общества, но и не способствует самой власти, ее органам эффективно управлять общественной и государственной жизнью [2]. Именно теория разделения властей предлагает механизм, препятствующий узурпации власти. Данный механизм предусматривает разделение единой власти на несколько независимых, но взаимосвязанных властей, которые могли бы сотрудничать и контролировать друг друга. Назначение теории разделения властей — исключить возможность концентрации всей полноты власти в руках одного лица или органа, который превратился бы в неограниченного и всесильного правителя, издающего законы, обеспечивающего их исполнение, наказывающего за непослушание [3]. Реализация принципа разделения властей является «институциональным способом ограничения государственной власти во имя защиты народного суверенитета, сохранения прав и свобод граждан» [4, с. 423]. Разделение властей в государственном механизме должно служить гарантией от диктатуры произвола, обеспечивать баланс властных полномочий, т. е. такое «взаимное равновесие органов власти, чтобы ни один из них не мог получить преобладание над другими, чтобы каждый из них был гарантирован от посягательств на его самостоятельность» [5, с. 10]. При этом самостоятельность каждой ветви государственной власти не должна приравниваться к ее автономности в государственном механизме или к абсолютизации властных полномочий ее органов. Смысл принципа разделения властей не в обособленности, а во взаимодействии всех трех ветвей власти, поскольку «обеспечение интересов государства достигается . не противостоянием . а тесным взаимным сотрудничеством, точным исполнением каждой из ветвей власти своих функций» [6, с. 3]. Специфика принципа разделения властей заключается в том, что самостоятельные (но не разрозненные) ветви власти «образуют законченное единство, именуемое государственной властью», и образуют они это единство «только своей совокупностью, только выступая как элементы единой системы» [6, с. 3].

Разделение властей является одной из важных составляющих правового государства, к достижению которого стремится современная Россия. Конституция Российской Федерации закрепляет принцип разделения властей как одну из основ конституционного строя нашего государства. Статья 10 Конституции [7] содержит положение о разграничении властных полномочий между различными ветвями власти, устанавливает самостоятельность их органов в осуществлении своей деятельности и недопустимость вмешательства в сферу ведения и компетенцию друг друга. Одной из главных целей демократизации современного общества была провозглашена идея создания правового государства, в котором судебная власть должна стать одним из важнейших элементов структуры государственной власти наряду с законодательной и исполнительной. Без судебной власти правовое государство не может выполнять функции охраны правопорядка, защиты прав и свобод граждан, поэтому признание государством ценности судебной власти, принятие идеи о самостоятельности последней означает, что государство признает необходимость самоограничения власти [8]. Такое самоограничение реализуется с помощью системы разделения властей. И выделение судебной власти в отдельную ветвь государственной власти в России — «весьма решительный шаг с точки зрения утверждения принципа разделения властей» [6, с. 3]. Принцип разделения властей в российском государстве признан, конституционно закреплен и в той или иной мере применяется в построении и функционировании государственных институтов [6, с. 3], однако насколько конституционный постулат о самостоя-

тельности судебной ветви власти соответствует объективной действительности — вопрос дискуссионный и очень актуальный среди ученых, исследующих феномен судебной власти. Объективная действительность, состояние общества в настоящее время, — «сложное многоплановое явление во взаимодействии социальных и политических условий» [9, с. 5]. О судебной власти можно говорить как о «базовой характеристике любого человеческого общества» [10, с. 5], как о «необходимом элементе общественной организации, без которого невозможны жизнеспособность и функционирование общества» [10, с. 5]. Судебная власть регулирует взаимоотношения между людьми, общественными и государственно-правовыми институтами [10, с. 5], поэтому современное общество и государство испытывают потребность в такой судебной власти, которая независимо от политических пристрастий, приоритетов других ветвей «государственного древа» могла бы осуществлять свою деятельность «в соответствии с сущностью и государственными целями достижения и сохранения социального мира правовыми методами, сдерживать другие ветви власти . и контролировать сохранение баланса власти и личности, нахождение самой государственной власти в правовом пространстве» [11, с. 15].

Современное развитие России открывает перспективу установления таких отношений между личностью, обществом и государством, в которых интересы личности, права и свободы граждан являются основной ценностью. Условием реализации таких отношений в правовом государстве является независимая судебная власть, эффективно выполняющая свою социальную роль. Судебная власть, которая реализует свой потенциал независимости и беспристрастности, заложенный в ней принципом разделения властей, дает обществу уверенность в том, что судебные решения будут основываться на Конституции и законах страны, а не являться результатом смены политической власти или влияния со стороны государственных структур. Облеченная такой независимостью судебная власть необходима для разрешения на основе норм права споров или конфликтов в ситуации посягательства на установленный в государстве порядок [8], но при этом «перед судебной властью не могут быть поставлены задачи судить о целесообразности, об идеях, пристрастиях или выгоде, о политических взглядах, если это не затрагивает правоотношений» [8, с. 53]. Это означает, что судебная власть «легитимно снимает возникающую социальную напряженность» [12, с. 21] с помощью превосходства в знании права и беспристрастности. В системе разделения властей судебная власть обеспечивает такие направления деятельности государственного механизм, как разрешение социального и правового конфликта, обеспечение социального мира, преодоление общественных противоречий, достижение социального компромисса на основе права [11].

В настоящее время основы организации и функционирования судебной власти в качестве независимой и самостоятельной ветви государственной власти закреплены в Российской Федерации на самом высоком — конституционном уровне, что свидетельствует о признании ее значения и потенциала, уникальной роли в жизни государства и общества. В процессе проводимой судебной реформы достигнуты определенные успехи в утверждении судебной власти как влиятельной самостоятельной силы. В свою очередь, независимая судебная власть позволяет обеспечивать практическую реализацию принципа разделения властей в Российской Федерации.

1. Нарлиев Т. Х. Взаимосвязь горизонтального и вертикального разделения властных полномочий // Власть. — 2006. — № 4. — С. 45-50.

2. Комутков С. В. От единовластия к разделению властей // Власть. — 2005. — № 1. — С. 17-23.

3. Lib.Ru: Библиотека Максима Мошкова [электронный ресурс]: Политология, политика. — Теории

государственной власти / С. Г. Паречина. — Режим доступа: http://lib.ru/POLITOLOG/parechina2.txt.

4. Социология. Основы общей теории: Учеб. для вузов / Г. В. Осипов, Л. Н. Москвичев, А. В. Кабыща и др. — М.: Норма, 2005. — 912 с.

5. Дряхлов С. Принцип разделения властей и мировая юстиция // Российская юстиция. — 2007. — № 4. -С. 9-10.

6. Фоков А. Судебная власть в системе разделения властей // Российский судья. — 2007. — № 10. — С. 2-4.

7. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская газета. — 1993. — № 237.

8. Левин С. В. Судебный контроль над исполнительной властью в Российской Федерации // Российская юстиция. — 2007. — № 6. — С. 53-55.

9. Мархат П. М. Судебная власть и гражданское общество: взаимный диалог // Российский судья. -2007. — № 12. — С. 5-7.

10. Красюкова Е. В. Этос судебной власти // Российский судья. — 2007. — № 8. — С. 5-7.

11. Анишина В. И. Функции судов как самостоятельной ветви государственной власти в Российской Федерации // Российский судья. — 2006. — № 10. — С. 14-16.

12. Бородин С. В., Кудрявцев В. Н. О судебной власти в России // Государство и право. — 2001. — № 10. -С. 21-27.

Статья поступила в редакцию 20.06.2008

JUDICIAL POWER IN THE SYSTEM OF SEPARATION OF POWERS

Key words: principle of separation of powers, branches of powers, judicial power, protection of the rights and freedom of citizens, authoritative functions, equilibrium of powers.

cyberleninka.ru

admin

Обсуждение закрыто.