Законы хаммурапи пример

Законы хаммурапи пример

Законы хаммурапи пример

From: Юрий Маркарян (raum@beshtau.narzan.com)

В 1901 году французская археологическая экспедиция, раскапывая г. Сузы в Эламе (к востоку от Вавилона), обнаружила базальтовый столб, со всех сторон покрытый клинописью. Эта уникальная находка была открытием древнейшего на земле свода законов. Он был составлен в царствование Хаммурапи, царя Вавилона, в XVIII столетии до н. э.

На самом верху столба изображен сам Хаммурапи. Он стоит перед троном, на котором восседает верховный бог Вавилона — Мардук.. В руках Хаммурапи жезл- символ судебной власти, врученный царю самим богом.
Стремление представить законы исходящими от бога было в обычае у всех древних законодателей. Таким. образом пытались придать им большую силу. У древних евреев бог самолично является на гору Синай, чтобы вручить Моисею скрижали законов. В другом случае еврейские законодатели пытались представить составленные ими законы неожиданно найденными в храме. Древние египтяне верили в то, что их легендарный царь-законодатель Сесострис получил законы из рук самого бога.

Законник Хаммураппи состоит из 282 статей. Из них полностью сохранилось 247. Остальные оказались стертыми. Некоторые из них удалось, впрочем, восстановить по документам знаменитой библиотеки ассирийского царя Ашурбанипала.

Законник оказался в Эламе скорее всего в виде трофея. Захваченный и вывезенный из Вавилона каким-то победоносным эламским царьком, он должен был напоминать о поражении Вавилона. Для этого на очищенном от старых надписей местепредполагалось начертать что-нибудь хвалебное. Но дни славы Элама, очевидно, были слишком короткими.

В отличие от римлян и славян, писавших свои законы на деревянных досках, древневосточные народы использовали камень. Дерева здесь мало, камня много. Выставленный на городской площади «столб законов» должен был служить правосудию, совершавшемуся здесь же, и одновременно напоминать: никто не может отговариваться незнанием права.

Хаммурапи испытывал, по-видимому, особую страсть правосудию. Дошли документы о нем как о судье. В одном из своих писем он дает инструкцию насчет допроса взяточников, в другом- требует явки очевидцев.

Статьи Законника Хаммураппи составлены совсем в другой манере, чем это принято сейчас. Мы стремимся изложить норму закона так, чтобы, оставаясь достаточно конкретной, она в то же время охватывала не один какой-нибудь случай, а всю совокупность аналогичных явлений. Древний законодатель мыслил себе закон иначе. Выросшая из судебного решения по конкретному делу, норма права формулировалась так же, как формулируют решение суда: как решение частного случая, казуса. Например: «Если человек выбьет зуб равного себе (по общественному положению), то должно выбить его зуб. »
Такую форму изложения называют «казуальной«.
Авторы законника стремились группировать статьи по их содержанию, но строгого различия между правом уголовным, гражданским или процессуальным они не проводили. Это различие, обыкновенное для современного права, в то время, да и много столетий позже, не осознавалось.
В некоторой своей части Законник восходит к более древним — шумерийским законам. Много общего имеется между ним и недавно найденным Законником царя Билаламы из города Эшнуны, который составлен на 200 лет раньше. Можно предположить, что, объединив в единое государство разные народы, Хаммурапи стремился дать им всем общее законодательство.
Законник не может считаться всеохватывающим. В нем не упоминаются многие государственные и религиозные преступления, основные виды убийства и др. Наказания за них были, по-видимому, столь обычными в практике, что Хаммурапи счел излишним говорить о них в своем кодексе.
Главными источниками кодекса были судебные решения самого Хаммурапи и высших судов вообще.

Право шумерийских городов-государств заслуживает особого внимания. «Закон и правосудие, — пишет известный шумеролог С. Крамер, — были основополагающими понятиями для древних шумеров как в теории, так и на практике. археологи обнаружили тысячи глиняных табличек со всевозможными юридическими текстами: договоры, соглашения, завещания, векселя, расписки, судебные постановления. В Древнем Шумере ученики старших классов посвящали немало времени изучению законов и усердно осваивали трудные и специфические юридические формулы, а также переписывали своды законов и судебные решения». В недавнее время С. Крамер расшифровал текст шумерийской таблички III тысячелетия до н. э. В нем говорится о денежном возмещении за телесное повреждение и др. Одно это доказывает, как должно было отличаться шумерийское право от позднейшего семитического с его принципом «око за око». К сожалению, шумерийские законы дошли до нас в отрывках.
Некоторые статьи Законника наводят на мысль, что немаловажной причиной кодификационной деятельности Хаммурапи было желание смягчить социальные противоречия вавилонского общества, вызванные крайними формами эксплуатации деревни богатыми землевладельцами-арендодателями и ростовщиками. Кодекс в некоторой степени ограничивает возможности этого круга стяжателей, заботясь главным образом о податных и военных интересах государства: платильщиком налогов и солдатом был крестьянин, и потому следовало предотвратить его разорение.
Вместе с многочисленными деловыми документами своей эпохи, дошедшими до нас благодаря тому материалу, на котором они были написаны, то есть глине, Законник Хаммурапи свидетельствует о значительной хозяйственной активности вавилонского общества. Продажа земли и строений, аренда пахотного поля и сада, наем быков для работы в поле, заклад имущества при сделках займа- денежного и натурального — все это подробным образом регламентируется в кодексе.
Для наиболее распространенных сделок, например купли — продажи, Законник предусматривает три условия действительности: чтобы имущество не было изъято из оборота, например, илку, земли воинов, чтобы продавец был действительным собственником вещи и мог гарантировать нового приобретателя от эвикции, то есть истребования проданной вещи ее хозяину, чтобы оформление сделки происходило в присутствии свидетелей.

Если оказывалось лицо, заявлявшее, что оно является действительным собственником проданной вещи, покупатель обязывался привести продавца и свидетелей сделки. Если он не мог этого сделать, то наказывался смертной казнью как вор. Если он мог это сделать, продавец должен был назвать прежнего собственника вещи или указать свое право на вещь иным образом, иначе ему грозила смерть. Если, наконец, заявитель не мог привести свидетелей, знающих его пропавшую вещь, наказывался смертью он сам, ибо лжец он, который возводит клевету.

Малоземелье, явившееся. результатом роста населения, разграбления общинной земли и тесных пределов орошения, вызвало необычайное распространение арендных отношений. Условия аренды вследствие большого спроса были тяжелыми. Арендатор платил хозяину поля определенную долю, не зависящую от урожая: весь риск падал на арендатора. Доля эта была значительной и колебалась в среднем между1/3 и 1/2 того, что может принести поле.
Не лучшими были условия договора займа. Проценты составляли 20 годовых по денежным займам и 33 — для займа зерном. Заботясь об обеспечении долга, кредитор имел право требовать в залог обработанное и засеянное должником поле.
Исполнение обязательств было непременным для обеих сторон. Только при их обоюдном согласии разрешалось «смочить договор» то есть размягчить глину, на которой он был написан. Это значит: стереть все ненужное.
В древневавилонской семье господствует муж. Он ведет общее хозяйство семьи, он представляет ее в деловых отношениях, ему принадлежит право распоряжения женой и детьми.
В случаях крайней нужды отец вправе продать своих детей всякому, кто их захочет купить, продать без возврата.
Жену, которая позорит мужа или » расточает его имущество», разрешается » отвергнуть » или выгнать из дома. Во власти мужа оставить ее дома на положении рабыни и жениться вторично.
Бездетная жена может дать мужу наложницу, оставаясь хозяйкой дома. Но муж и в этом случае имеет право на развод. Для него не существует юридических препятствий к разводу. Они существуют для жены, одновременно действуют два принципа: свобода развода для мужа и ограничение права на развод для жены. Для нее установлены три законных основания к разводу: прелюбодеяние мужа, оставление им дома и местности проживания: неосновательное обвинение в супружеской неверности.
В то же время, как это ни странно, жена вправе распоряжаться своим собственным имуществом, нажитым ею в браке, полученным по наследству, дарению и т. д. Может заключать сделки купли-продажи и займа, наживать деньги, приобретать землю, рабов. Мужу запрещалось расточать имущество жены или распоряжаться им без согласия последней.
Закон стремится примирить между собой два требования: а/сохранить за детьми имущество их матери и б/ не изымать его при этом из оборота.
Весьма вероятно, что для замужней женщины практические возможности независимой хозяйственной деятельности были невелики. Но незамужняя женщина могла при известных условиях / если она- пользующаяся привилегиями жрица, если она не состоит под опекой и пр. / действовать вполне самостоятельно и с широким размахом.
Во всяком классовом обществе огромную роль играет институт наследования. С его помощью богатства, накопленные поколениями собственников, остаются в руках одного и того же класса.
Различаются два вида наследования — по закону и по завещанию. Оба они существуют одновременно: когда умерший \ наследователь \ не оставляет завещания, в котором выражена его воля, имущество \наследственная масса\ переходит к тем, кто на него имеет право по закону.
Первым по закону возникло право наследования по закону., имущество оставалось в роде, затем, с распадом рода, оно сосредотачивается в семье и является ее общей собственностью. Наследование по завещанию появляется на более высоком этапе развития частной собственности: право распоряжаться своим имуществом вопреки традиции, по своей воле, передавать его неродичу не было известно в глубокой древности.
Законник Хаммурапи говорит главным образом о законном наследовании. Завещательная свобода находится еще в зародыше. Отец вправе отказать сыну в наследстве, но не по произволу, а в наказание за » тяжелый грех», да и то по разрешению судей, которые исследуют дело.
Первоначально право завещания было не столько выражением свободы усмотрения наследодателя, сколько ограничением этой свободы. Законодатель раньше всего хочет обеспечит детей. В Законнике Хаммурапи дети наследуют в равной доле: сестры получают столько же, сколько и братья. Это — важная особенность семитических законодательств. Ничего подобного нет ни в одном старом афинском, ни в старом римском праве.
Долю умершего получают его дети. Усыновленные наследуют на равных основаниях с «законными» детьми. Дети, прижитые от наложницы, наследуют, если отец признает их своими / и только движимое имущество/.
Уголовное право Законника отличается, подобно другим древневосточным кодексам, значительной суровостью.
В основе уголовно-правовых представлений авторов Законника находится идея талиона: наказание есть возмездие за вину, и потому оно должно быть «равным» преступлению. Эта доктрина обычно выражается афоризмом: «око за око, зуб за зуб».
В древнееврейском Второзаконии идея талиона выражена так: «И да не сжалится глаз твой: жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб, рука за руку».

Мы часто усматриваем в талионе одну жестокость. Между тем для древних это был наиболее логический способ ограничения наказания: не больше того что сделано тебе. Выросшее на основе первобытных представлений о справедливости, оно питалось понятным стремлением ослабить врага настолько, насколько он ослабил тебя, твое племя, твой род. Первоначальный счет был очень простым. Одно из племен Новой Гвинеи вело свои войн до тех пор, пока число убитых не сравняется с обеих сторон. Каждая новая жертва включалась в счет, который противник должен был оплатить. То же наблюдается у некоторых североамериканских индейцев: пока число убитых не сравняется, мира нет.

Прямолинейное применение принципа «равным за равное» исключает установление субъективной стороны действия- умысла, неосторожности, случайности.
«Если, — говорится в Законнике, — строитель построит человеку дом и сделает свою работу непрочно и дом обвалится и причинит смерть домохозяину, должно строителя убить». Статья предполагает установление халатности строителя и осуждение на основе талиона. Но вот ее окончание: «Если же он причинит смерть сыну домохозяина- должно убить сына строителя». Как видно, закон допускает применение смертной казни к лицу, которое никакого отношения к совершенному преступлению могло и не иметь. В современном праве такого рода ответственность без вины называется объективным вменением.

Широкое распространение объективное вменение получает в древнем китайском праве. Одним из указов Ханьских императоров (III век до н. э. ) предписывалось истребление 3 поколений родственников виновного. При этом они, гласил указ, должны быть сначала татуированы клеймом, затем должныбыть отрезаны их носы и ноги; после этого они будут забиты до смерти палками. Их головы будут сняты, их кости и мясо будут разрублены на части на базарной площади и т. д. наказание распространялось на отца, мать, детей, братьев, сестер виновного, причем независимо от возраста. Мучительной казне придавались малые дети и дряхлые старики. В иных случаях понятие трех поколений толковалось расширительно, и тогда наказанию подвергались также родственники по линии жены виновного.
Не следует думать, что объективное вменение похоронено вместе с режимами, которые его породили. Непревзойденные в своем роде образцы объективного вменения показали гитлеровские полицейские и генералы (уничтожение гОрадура, расстрелы заложников, уничтожение тысяч людей в отместку за действие партизан и т. д. ).

Своеобразным выражением талиона в Законнике Хаммурапи служило правило, согласно которому всякий ложный обвинитель
\ клеветник \ должен был нести ответственность в той мере, которая грозила обвиненному: кто неосновательно обвинил другого в убийстве, должен умереть сам.
Когда по характеру преступления применение принципа «равным за равное» в точном значении было невозможно, прибегали к фикции: непослушному рабу отрезали ухо: сыну, оскорбившему отца, отрезали язык: врачу, сделавшему неудачную операцию, отрезали пальцы и т. д. Это называют обыкновенно талионом символическим.
Талион также древен, как кровная месть. Но сохраняется он дольше. В Законнике Хаммурапи кровной мести уже нет.
Безраздельное господство кровной мести — этого поистине всемирно-исторического института, возникшего вместе с самим человеком,
— продолжалось до той поры, пока единственной платой за жизнь человека могла служить жизнь другого человека. Появление избыточного продукта меняло дело. На смену мести приходит выкуп, сначала натуральный, потом денежный штраф.

На самой ранней стадии развития классового общества выбор между местью и выкупом был делом пострадавшего или его семьи или рода.. Об этом можно судить по хеттскому законнику, разрешавшему «хозяину крови» определить, должен ли виновный умереть или заплатить. » Царю же до этого дела нет» То же самое можно сказать и о размере выкупа. О нем договаривались в каждом отдельном случае, пока обычай или закон не установили общие нормы \ и даже после этого \.
Законник Хаммурапи знает только денежный штраф в строго определенных размерах. Величина штрафа может быть большей или меньшей. Она зависит как от тяжести преступления, так и от социального положения сторон.

Вот соответствующий пример: » Если человек ударит лицо, занимающее более высокое положение, чем он сам, должно ударить его. 60 раз плетью из воловьей кожи. Если авилум ударит по щеке равного себе. он должен отвесить одну мину серебра \500 граммов \: если мушкенум ударит по щеке мушкенума — он должен отвесить 10 сиклей серебра \ в 6 раз меньше \.
Старый обычай искупительного штрафа вплетается здесь в общую ткань правовой системы Вавилона \но в каком виде1\. Другой пример дают ст. 23-24 Законника. Первая из них обязывает сельскую общину возместить убыток, нанесенный человеку грабителем, если преступление совершено на территории общины, а виновный не найден, вторая устанавливает, что будет дополнительный штраф, » если при этом загублена жизнь». Обычай этот, напоминающий » дикую виру» Русской правды, гораздо древнее Законника Хаммурапи, но сохранен в целях установления круговой ответственности членов общины.
Классовое содержание Законника не вызывает сомнения. Достаточно ознакомления с теми его статьями, которые угрожают смертной казнью за оказание помощи бежавшему рабу, за покушение на священный принцип собственности.
Кража скота или лодки каралась огромным штрафом \ в 10-30 раз больше стоимости украденного \ «Если же вору нечем отдать — его должно убить». Если управитель станет расточать имущество хозяина, » должно разорвать его на этом поле с помощью скота» и т. д.
Законник Хаммурапи почти не говорит о государственных преступлениях, но в одном из вавилонских литературных памятников ( Диалог между господином и рабом) мы читаем: » Не поднимай восстания. Человека, поднявшего восстание, или убивают, или ослепляют, или схватывают, кидая в темницу.

Другой литературный памятник Вавилона, так называемая Исповедь-заклинание, указывает и на другие преступления: на оскорбление богов, согрешение против предков и др. Автор вопрошает: » Не обвешивал ли, не обсчитывал ли фальшивыми деньгами, не лишал ли законного сына наследства и отдал незаконному, не проводил ли неверной межи. » и т. д.
Смертная казнь упоминается в Законнике в 30 случаях и это при умолчании о государственных преступлениях и много других. Была она, как правило, мучительной: это сожжение, утопление, посажение на кол и т. п.
В Древнем Египте способы смертной казни были не менее мучительными: сожжение, посажение на кол. Очень широко применялись палочные удары, отрезание носа и ушей, нанесение разных ран.
Различия между исполнителем преступления и его соучастниками (укрывателями, подстрекателями) Законник Хаммурапи не знает. Не различаются и стадии развития умышленного преступления, то есть приготовление, покушение. Вместе с тем Законнику не чуждо представление о смягчении наказания. Штрафом, а не смертью наказывается, например, убийство в драке, если будет доказано, что убийца не имел намерения убить. Здесь зародыш столь существенного для современного уголовного права различения умышленного и неумышленного преступления.
Следует, впрочем, оговориться, что шумерийские законы уже различают выкидыш от нечаянного удара и выкидыш от злостного избиения, назначая за эти преступления разные наказания.
О судебном процессе Законник Хаммурапи говорит мало. Судоговорение происходило публично на паперти храма. Судебные функции осуществлялись, как правило, спец. чиновником, но были и какие-то судебные коллегии, составленные из » старейших и именитых людей города». Жрецы участвовали в процессе только тогда, когда они принимали клятву свидетелей.
В затруднительных случаях судьи прибегали — как и в других странах — к клятве перед статуями богов ( Шамаша и Мардука).
Высшей судебной инстанцией был царь.
Законы Хаммурапи — сборник моральных установлений или отчет царя перед богами с описанием тех судебных дел, которые разбирал Хаммурапи — так до сих пор думают многие историки, не придя к единому мнению. Законы эти дают историкам широкую картину жизни Древнего Вавилона.
В целом же, Законы Хаммурапи были направлены на поддержание существующей жизни и, по мнению ряда историков, препятствовали изменениям в обществе.

1. Артемов В. В. Всемирная история: вопросы и ответы. 1996.

Черниловский З. М. Хрестоматия по всеобщей истории. 1993.

Владимиров Б. Н. Всеобщая история государства и права. 1996.

lib.ru

Хаммурапи — Первый царь Вавилона

Сегодня считается, что Вавилония не была отдельной страной. Вавилон – это последний всплеск умирающего царства шумеров. Первым царем красивейшего и самого загадочного города, как считается, был великий Хаммурапи, который правил в 1792-1750 годах до нашей эры. Именно он жесткой рукой объединил разрозненную после очередных смут страну, он же возобновил торговлю, строительство, ужесточил законы, которые позволили продлить предсмертную агонию шумерской цивилизации.

Законы Хаммурапи

Кодекс Хаммурапи содержал 282 статьи, в которых были и уголовные законы, и административные, и гражданские. Настоящая находка для наших юристов, увидевших, что в древности судили не по положению в обществе или богатству. Считалось, что свиток с законами Хаммурапи передал сам бог Солнца Сильного наказывали, если он обидел слабого. Процветала начальная форма вендетты: око за око. Все было просто и в то же время кроваво. Зато действенно. За грабеж казнили. Если грабитель перед этим проламывал стену в доме, то именно перед проломом его и зарывали, хорошо еще, что не заживо. За кражу детей убивали. Грабителей храмов и дворцов убивали. Перекупщиков убивали. Приютившего белого раба убивали. За прелюбодеяние топили обоих: изменщицу и то, с кем она изменила. Если жена убивала из-за другого мужчины супруга, ее сажали на кол. Если пришедший тушить пожар, что-то крал, его кидали в этот же огонь. Если сын поднимал руку на отца, ему отрезали обе верхние конечности. Если дом, который построил строитель, рухнул и убил домовладельца, строителя казнили. За неудачную операцию врачу отрубали кисти рук. Некоторые из административных статей кажутся очень удачными в свете существующего сегодня разгула коррупции и халатности чиновников, врачей и различных компаний.

Существовало положение и касающееся судей, которые, к сожалению, и тогда не действовали бескорыстно. Если их ловили на мздоимстве, или если судья менял свое решение, то он уплачивал большой штраф и больше не имел права судить.

Для примера несколько первых параграфов законов принятых Хаммурапи в вольном переводе:

  1. Тот кто обвинил человека в убийстве, но не смог это убийство доказать карается смертью
  2. Если один человек обвинил другого в колдовстве и не смог этого доказать, тогда обвиняемый должен погрузиться в реку — если утонет, значит виновен и обвинитель может забрать дом обвиняемого, если нет — обвинитель должен быть убит, а обвиняемый может забрать дом обвинителя.
  3. За лжесвидетельство в суде в деле касающегося жизни человека — наказание смерть
  4. За лжесвидетельство в деле не касающегося жизни человека — наказание в соответствии с тяжестью рассматриваемого дела
  5. Если судья вынес окончательное решение по делу и оформил это документально, а потом изменил решение, то этот судья должен быть навсегда уволен и оштрафован на сумму двенадцати кратную исковой сумме
  6. За кражу и скупку краденного имущества из дворца или храма — наказание смерть
  7. Если человек купил что-либо или взял на хранение без свидетелей или договора, то этот человек вор и наказывается смертью
  8. Если человек своровал вола, овцу, осла, свинью или же лодку, то, если это имущество принадлежит храму или дворцу, он обязан возместить в тридцати кратном размере, если же это имущество — собственность мушкенуму, он должен возместить ущерб в десятикратном размере. Если же этот человек не способен платить, он карается смертью.
  9. Если человек увидел свою пропавшую вещь у другого человека, и тот, у кого была обнаружена пропавшая вещь приобрел ее при свидетелях или с договором, а хозяин может доказать что эта вещь принадлежит ему, то продавший эту вещь – вор, он должен быть убит. Хозяин может забрать свою вещь, а покупатель — взять из дома продавца потраченные средства.
  10. Если покупатель не может доказать законность своей покупки, а хозяин пропавшей вещи может доказать что эта вещь его, то покупатель – вор, он карается смертью, а хозяин пропавшей вещи может ее забрать.
  11. Если хозяин пропавшей вещи не может доказать что эта вещь его, то он – лжец и должен быть убит.
  12. Если продавец умер, то покупатель может взять в доме продавца сумму иска в пятикратном размере.
  13. Если свидетели в данный момент отсутствуют и не могут быть допрошены, то судьи назначают срок до шести месяцев, в течение которого необходимо обеспечить явку свидетелей, если этого не происходит, то этот человек – лжец и должен понести наказание.
  14. За кражу малолетнего сына другого человека — наказание смерть
  15. Если человек вывел за городские ворота дворцового раба, рабыню, либо раба или рабыню мушкенума,то он должен быть убит.
  16. За укрывательство беглых рабов — наказание смерть
  17. Если человек поймал беглого раба и вернул его хозяину, то хозяин должен дать вознаграждение — два сикля серебра.
  18. В случае, если этот раб не назвал хозяина, то поймавший его человек обязан привести его во дворец
  19. Если поймавший этого раба человек задержал его в своем доме, после чего раб был в этом доме схвачен, то этот человек должен быть убит
  20. Если человек сделал пролом в доме другого — его следует казнить.
  21. Ограбление карается смертью
  22. Если грабитель не был пойман, то ограбленный может описать все свое пропавшее имущество, а община и староста, на земле которых произошло ограбление, должны ему все возместить
  23. Если при этом ограблении были жертвы, то община и староста должны возместить 1 мину серебра родственникам погибшего.
  24. За мародерство наказание — смерть
  25. Если человек уклоняется от воинской службы, он должен быть наказан смертью.
  26. Если десятник или сотник взял человека, не подлежащего призыву, или принял для царского похода наемника в качестве замены — этот сотник или десятник должен быть казнен.
  27. .

В общем этот свод законов регулирует все основные аспекты жизни и хозяйствования граждан. Большинство законов из свода, принятого Хаммурапи понятны и выглядят достаточно справедливо в наше время (за исключением пожалуй смертной казни почти по любому поводу). Полный перечень законов Хаммурапи можно посмотреть в википедии http://ru.wikipedia.org/wiki/Свод_законов_Хаммурапи

Торговля и ремесло при Хаммурапи

В Вавилон в те времена переселяли многих. Царю нужны были специалисты в самых разных областях. Испытывали они потребность и в различных ресурсах. Своих ресурсов не было, поэтому сокровища привозили. Хотя торговцев в Вавилоне было немного, ведь она требовала наличия определенных знаний, как минимум: письменности и математики. Каждая торговая сделка должна была подтверждаться письменным договором. Касалась ли продажа человека или обычного сосуда. Иначе считалось, что человек украл имущество. Торговлей могли заниматься как мужчины, так и женщины. Причем женщина могла торговать от собственного имени. Купцы продавали камни (лазурь, сердолик), золото, предметы роскоши, и получали за это огромнейшие прибыли.

Процветали и ремесленники. Текстильщики одевали горожан в лен и шерсть. Кожевенники в шапки и сапоги. Ювелиры изготавливали самые разные украшения для женщин и для мужчин. Плотники изготавливали для повседневных прогулок красивые резные посохи, а каменщики подрабатывали на изготовлении печатей. Строители возводили храмы, дамбы и каналы, бассейны, сады и ванны. В это же время появляются халдеи, которые славятся своими умениями в колдовском ремесле.

Кстати, некоторые считают, что Вавилонская башня была построена именно в эту эпоху. Другие считают, что она была разрушена задолго до его воцарения.

В целом правление Хаммурапи и его свод законов — это значимая эпоха в истории древнего Шумера.

melma.ru

Менеджерами не рождаются, менеджерами становятся

Законы Хаммурапи и проблема принципал – агент

Свод законов Хаммурапи (или Кодекс Хаммурапи), созданный вавилонским царем Хаммурапи в конце его правления (приблизительно в 1750-х годах до н.э.), является одним из древнейших памятников права. Сохранился в виде клинописной надписи на чёрной диоритовой стеле (рис. 1), найденной французской археологической экспедицией Жака де Моргана в ходе раскопок в 1901–1902 годах в Сузах (территория древней Месопотамии), территория современной провинции Хузестан в Иране. Современные издатели делят свод на 282 статьи (37 статей, как полагают, были стёрты ещё в древности, но частично восстановлены по глиняным табличкам, найденным в различных местах, в частности в библиотеке Ашшурбанипала).

Рис. 1. Стела с Кодексом Хаммурапи в музее Лувра. В верхней части стелы изображено получение Хаммурапи свода законов от Бога Солнца (фото взято здесь). Ниже на стеле видна клинопись

Скачать заметку в формате Word или pdf

Эпоха Хаммурапи – это так называемый Старовавилонский период (кон. XX – нач. XVI вв. до н.э.). В XXI в. до н.э. на централизованное общемесопотамское «царство Шумера и Аккада» обрушились кочевники, обитавшие ранее в Сирийской степи. В итоге бурных политических событий изменились и политические системы, и общественно-экономический строй древней Месопотамии, а сама она к концу XIX в. оказалась разделена между несколькими крупными царствами. Междоусобицей воспользовался Хаммурапи, царь Вавилона (1792–1750 до н.э.) – незаурядный государственный деятель и удачливый военный организатор, глубоко и искренне уверовавший в свою миссию – объединить Месопотамию. Около 1755 ему это удалось (рис. 2). «Законы» были в окончательной редакции изданы только после этой победы, как своего рода итог всей государственной деятельности Хаммурапи. Этот царь ставил себе в заслугу прежде всего водворение справедливого порядка в созданной им империи, а саму свою победу рассматривал как явный божественный мандат на устроение такого порядка. [1]

Рис 2. Вавилон при Хаммурапи

Законы Хаммурапи нас будут интересовать в свете решения проблемы «принципал – агент». Поэтому сначала о самой проблеме.

Экономическая теория о проблеме принципал – агент

В экономической теории проблема «принципал – агент» является следствием асимметричности информации. Эта проблема появляется во многих ситуациях, например, в отношениях «собственник – менеджер». Собственник компании (принципал) и менеджер компании (агент) могут преследовать разные цели. Конечно, менеджер заинтересован в процветании фирмы, как и ее владелец, но у менеджера могут быть и свои собственные цели, типичными среди которых обычно называют рост личного благосостояния, разрастание управленческого аппарата, сокращение рабочего дня. Принципал не имеет полной информации о целях своих управляющих, поэтому деятельность фирмы может быть далеко не всегда направлена на максимизацию прибыли. [2]

В более общем случае принципал рассматривается в качестве собственника ресурсов, а агент – как субъект, который наделяется принципалом правом пользования ресурсами. Другими словами, принципал делегирует определенные правомочия агенту. В свою очередь, агент должен представлять интересы (работать в интересах) принципала за определенную плату. Примеров отношений «принципал–агент» мы видим множество: землевладельцы и арендаторы, физлица и риэлторы, работодатели и работники, инвесторы и брокеры, муниципалитеты и подрядчики, избиратели и законодательный орган (например, Государственная Дума, которой мы делегировали право представлять наши интересы). [3] Агент обладает большей информацией, нежели принципал, т.е. информация между ними распределена асимметрично. В этих условиях принципал не может полностью контролировать действия агента. Следовательно, у последнего возникают стимулы к оппортунистическому поведению и использованию своих правомочий исключительно в собственных интересах.

Например, вы и ваш компаньон как принципалы удовлетворены работой ООО «Коржик», производящего печенье. Ваш партнер давно мечтал совершить кругосветное путешествие на воздушном шаре, и по этой причине собирается сделать перерыв в трудовой деятельности на один год. Вы же, в свою очередь, хотели бы переключиться на коммерческую деятельность в другой области, скажем, заняться закупками товаров народного промысла у коренного населения одного северо-восточного полуострова России с целью дальнейшей продажи на экспорт. На время вашей занятости вы решаете взять на должность руководителя фирмы наемного управляющего (агента), назначив ему фиксированную заработную плату и оставив инструкции по работе. Однако вскоре обнаруживается: что рыночные позиции вашей фирмы ухудшились. Допустим даже, что управляющий обладает порядочностью и профессионализмом. Но, переложив на его плечи ответственность по принятию оперативных решений, вы поставили перед ним непростую дилемму: зачем идти на риск, если он все равно получает стабильный доход? Отрыв функции собственника от функции управляющего порождает так называемое оппортунистическое поведение ex post (после заключения договора о найме).

Эффекты информационной асимметрии наряду с прочими проблемами приводят к неоптимальному размещению ресурсов. В последнее время экономика информации стала интенсивно развивающейся отраслью микроэкономики. В круг проблем входят методы сигнализирования, позволяющие ограничить асимметрию информации, процедуры торгов, схемы налогообложения, способы оптимизации контрактов. Нобелевская премия 1996 г. по экономике была присуждена Уильяму Викри и Джеймсу Миррлизу за фундаментальный вклад в развитие теории поведения экономических агентов в условиях асимметричной информации. [4]

Нассим Талеб о переносе хрупкости и проблеме принципал – агент

В ставшей бестселлером Антихрупкости… Нассим Талеб пишет: «Одна из худших проблем нового времени – это пагубный перенос хрупкости [5] с одной группы людей на другую; в итоге одни извлекают выгоду, а другие вынуждены мириться с потерями (хотя они ничего не делали). Из-за этого переноса пропасть между этическим и законным все время расширяется. Суть, конечно, в агентской проблеме. И агентская проблема, конечно же, асимметрична».

О чем речь? Рассмотрим таблицу (рис. 3). Здесь мы видим тех, кто не ставит на кон свою шкуру, но извлекает выгоду за счет других, а также тех, кто принимает риск и ощущает на себе негативные последствия. Как решить эту проблему? На помощь приходят, как обычно, древние. Законы Хаммурапи, созданные около 3800 лет назад, предписывают восстанавливать симметрию хрупкости так: если строитель построил человеку дом и свою работу сделал непрочно, а дом, который построил, рухнул и убил хозяина, то этот строитель должен быть казнен. Если он убил сына хозяина, должны убить сына этого строителя. Если он убил раба хозяина, то он, строитель, должен отдать хозяину раба за раба.

Рис. 3. Перенос хрупкости

Как можно видеть, 3800 лет назад люди были мудрее, чем сегодня. Идея этих параграфов состоит в том, что строитель знает куда больше, чем любой инспектор по технике безопасности, особенно о том, из каких материалов делается фундамент. Это лучшее правило управления риском на все времена, ведь фундамент с его отсроченной способностью к разрушению – главное вместилище скрытого риска. Хаммурапи и его советники знали толк в маленьких вероятностях. Ясно, что цель этого закона – не столько наказывать за разрушившиеся дома, сколько спасать жизни, побуждая строителей всячески избегать причинения вреда кому бы то ни было. Подобная асимметрия особенно сильно проявляется, когда дело доходит до очень маловероятных событий, то есть до Черных лебедей, – мало кто понимает, что это такое, и скрыть риск тут легче всего.

Ральф Нейдер придумал простое правило: у каждого, кто голосует за войну, должен быть по крайней мере один потомок (сын или внук), который отправится на фронт. В Древнем Риме инженеры обязаны были какое-то время жить под мостом, который построили. Талеб считает, что всякий, кто принимает решение, должен «поставить на кон свою шкуру», чтобы разделить ущерб, который будет нанесен, если мнение этого человека или запущенная им информация окажутся неверными. Второе правило гласит, что нам нужны перестраховка и запас прочности; мы должны избегать оптимизации и уменьшать (а то и сводить к нулю) асимметрию нашей чувствительности к риску.

Мы привыкли воспринимать интеллектуала и комментатора как непредвзятых и защищенных членов общества, однако Талеб утверждает, что глубоко неэтично говорить, ничего не делая, не подвергая себя потенциальной опасности, не ставя на кон собственную шкуру и совершенно ничем не рискуя. Вы выражаете свое мнение; оно может навредить другим (тем, кто вам доверяет), а вы при этом не несете никакой ответственности. Разве это честно?

В старину привилегии появлялись вместе с обязательствами. Хотите быть феодалом – вы будете первым, кто в случае чего умрет. Хотите войны? Пожалуйте сразу же в бой. Наполеон подвергался риску: когда он появлялся на поле боя, армия будто увеличивалась на 25 тысяч бойцов. Черчилль доказал, что в боевых условиях он отважен как лев. Эти полководцы воевали и верили в то, за что они воевали. Статус предполагает, что вы подвергаетесь риску физически. В традиционных обществах даже те, кто проиграл, но брал на себя риск, – имеют более высокий статус, чем те, кто не подвергался риску вовсе.

Возможно, социальной справедливости сегодня больше, чем до эпохи Просвещения, но что касается переноса опциональности, его сегодня тоже больше – и вообще больше, чем когда-либо, а это очевидный шаг назад. Как и всегда, когда вместо дела на кону слова, побеждает не тот, кто близок к истине, а тот, кто более очарователен, – или тот, кто способен выдать самый наукообразный текст.

Лекарство от многих этических болезней таково: никогда никого не просите высказать мнение, сделать прогноз или дать совет. Спрашивайте только, какие инвестиции человек сделал – или не сделал. У психолога Герда Гигеренцера есть простое эвристическое правило. Никогда не спрашивайте врача, что вам нужно делать. Спросите его, что он сделал бы на вашем месте. Вы удивитесь разнице между ответами. [6]

Обобщая, можно сказать, что Мать-Природа и в грош не ставит мнения и предсказания; существенно только выживание.

Вопиющее проявление агентской проблемы состоит в следующем. Есть разница между бизнесом, который управляется наемными менеджерами, и бизнесом, который управляется собственником; в последнем случае владелец отчитывается сам перед собой и готов нести убытки. У менеджеров корпораций есть стимулы, но не ограничители, однако общественность этого не понимает, сохраняя иллюзию, что менеджеры «стимулируются» должным образом.

В «Исследованиях о природе и причинах богатства народов» Адам Смит весьма осторожно отнесся к идее позволить кому-либо получать прибыль и не нести убытки: «Однако от директоров подобных компаний, которые заведуют в большей степени чужими деньгами, чем своими собственными, нельзя ожидать такой неусыпной осторожности, какую участники частного торгового товарищества проявляют в управлении своим капиталом. Подобно управляющему на службе у богатых людей, они склонны считать мелкие дела ниже достоинства своих хозяев и очень легко освобождают себя от заботы о них. Поэтому небрежность и расточительность должны всегда в большей или меньшей степени проявляться в управлении делами такой компании. Вследствие этого акционерные компании для внешней торговли редко обнаруживали способность выдерживать конкуренцию частных торговых товариществ. Они редко имели успех без исключительных привилегий; часто не имели успеха и с привилегиями. Без исключительных привилегий они обыкновенно расстраивали торговлю. При исключительных привилегиях они и расстраивали, и стесняли ее». [7]

Талеб считает, что чем меньше людей из левой колонки (см. рис. 3) будет в любой версии «капитализма» или какой-либо иной экономической системы, тем лучше для экономики. Никто не понимает, в чем заключалась главная беда советской системы: каждого, кто был связан с экономикой, она вынуждала перейти в отвратительную левую колонку, отвечающую за хрупкость.

В долгосрочном плане корпорации хрупки настолько, что в итоге рушатся под весом агентской проблемы, ну а менеджеры доят их, получают премии и бросают косточки налогоплательщикам. Корпорации обанкротились бы раньше, если бы не лоббисты: те берут государство в заложники.

Чхан Ха Джун о проблеме принципал – агент наоборот

В книге 23 тайны: то, что вам не расскажут про капитализм Чхан Ха Джун обращает внимание на обратную проблему. Считается, что компании принадлежат акционерам. Поэтому компании должны работать в их интересах. Это не только моральный постулат. Акционерам не гарантированы фиксированные выплаты, в отличие от работников (которые получают фиксированные зарплаты), от поставщиков (которым выплачивают определенные цены), от банков-кредиторов (которые получают фиксированные проценты) и от других участников бизнеса. Доходы акционеров варьируются в зависимости от показателей компании, что дает им мощнейший стимул заботиться о том, чтобы компания показывала хорошие результаты. Когда компания становится банкротом, держатели акций теряют все, тогда как остальные заинтересованные лица получают хотя бы что-то. Тем самым, акционеры несут риск, который не несут остальные участники, что заставляет первых максимизировать результаты компании. Когда вы управляете компанией на пользу акционерам, ее доход (то, что остается после осуществления всех фиксированных выплат) максимально увеличивается, что, в свою очередь, максимально увеличивает ее общественный вклад.

Всё это красиво в теории, но… Возможно, акционеров и можно считать владельцами корпораций, но их, как наиболее непостоянных из всех «участников процесса», зачастую меньше всего заботит отдаленное будущее компании (за исключением случаев, когда они являются столь крупными пайщиками, что не могут продать свои акции, не нанеся при этом серьезного ущерба бизнесу). Поэтому акционеры, особенно мелкие, но не только они, предпочитают корпоративные стратегии, которые максимально увеличивают краткосрочную прибыль, обычно в ущерб долгосрочным инвестициям, и максимально увеличивают дивиденды с этой прибыли, что еще больше ослабляет долгосрочные перспективы компании — тем, что сокращают объем нераспределенной прибыли, которую можно было бы пустить на реинвестирование. Когда компанией управляют акционеры, это нередко снижает ее возможности долгосрочного развития.

И, наконец, вклад законов Хаммурапи в проблему принципал – агент

Посмотрите, как изящно в 1755 г. до н.э. проблему принципал – агент решали вавилоняне. Вспомните, что упомянутая проблема связана с асимметрией информации: агент располагает значительной информацией, но в соответствии с логикой Талеба «не ставит шкуру на кон», принципал же знает меньше, зато рискует всем. Современное право опутывает агента всевозможными законами, пытаясь предусмотреть как можно больше нюансов (отсюда и многостраничные контракты, описывающие всё и вся). Древние просто «переводят стрелки» на агента: раз ты располагаешь информацией, ставь на кон свою шкуру!

§ 1. Если человек клятвенно обвинил человека, бросив на него обвинение в убийстве, но не доказал его, то обвинитель должен быть убит.
§ 9. Если человек, у которого нечто пропало, обнаружил свою пропавшую вещь в руках другого человека, и тот, в чьих руках была обнаружена пропавшая вещь, сказал: «Продавец-де мне ее продал, при свидетелях-де я ее купил», а хозяин пропавшей вещи сказал: «Я приведу свидетелей, знающих мою пропавшую вещь», затем покупатель привел продавца, который продал ему эту вещь, и свидетелей, при которых он ее купил, и хозяин пропавшей вещи привел свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то судьи должны рассмотреть их дело, а свидетели, перед которыми покупка была совершена, и свидетели, знающие пропавшую вещь, должны рассказать перед Богом то, что они знают, и тогда продавец – вор. Он должен быть убит. Хозяин пропавшей вещи может забрать свою пропавшую вещь, а покупатель может взять из дома продавца серебро, которое он отвесил.
§ 10. Если покупатель не привел продавца, продавшего ему эту вещь, и свидетелей, перед которыми он ее купил, а хозяин пропавшей вещи привел свидетелей, знающих его пропавшую вещь, тогда покупатель – вор. Он должен быть убит, а хозяин пропавшей вещи может свою пропавшую вещь забрать.
§ 11. Если хозяин пропавшей вещи не привел свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то он – лжец, он возвел напраслину и должен быть убит.
§ 42. Если человек арендовал поле для обработки и не вырастил на поле зерна, то его следует уличить в невыполнении необходимой работы на поле, а затем он должен будет отдать хозяину поля зерно в соответствии с урожаем его соседей.
§ 53. Если человек был нерадив в отношении укрепления плотины, что на его земле, не укрепил свою плотину, и в его плотине образовалась брешь, и вода затопила поле соседей, то человек, в чьей плотине образовалась брешь, должен возместить зерно, которое он погубил.
§ 109. Если шинкарка, в доме которой собирались преступники, не схватила этих преступников и не привела их во дворец к властям, то эта шинкарка должна быть убита.
§ 120. Если человек ссыпал свое зерно в доме другого человека для хранения, а в амбаре произошла пропажа, или же хозяин дома открыл амбар и взял зерно, или же он совсем отрицал, что зерно было ссыпано в его доме, то хозяин зерна может перед Богом поклясться относительно своего зерна, и хозяин дома должен будет удвоить количество зерна, которое он взял, и отдать хозяину зерна.
§ 138. Если человек захочет оставить свою супругу, которая не родила ему детей, то он должен дать серебро, равное ее выкупу, а также восстановить ей приданое, которое она принесла из дома своего отца, а затем он сможет ее оставить.
§ 188. Если ремесленник взял малолетнего для воспитания и передал ему свое ремесло, то приемыш не может быть потребован обратно по иску.
§ 189. Если он не передал ему своего ремесла, то этот воспитанник может вернуться в дом своего родного отца.
§ 218. Если лекарь сделал человеку тяжелую операцию бронзовым ножом н убил этого человека, то ему должны отрубить кисть руки.
§ 229. Если строитель построил человеку дом и свою работу сделал непрочно, а дом, который он построил, рухнул и убил хозяина, то этот строитель должен быть казнен.
§ 230. Если он убил сына хозяина, то должны убить сына этого строителя.
§ 231. Если он убил раба хозяина, то он, строитель, должен отдать хозяину раба за раба.
§ 232. Если он погубил имущество, то все, что он погубил, он должен возместить и, так как дом, который он построил, он не сделал прочно и тот рухнул, он должен также отстроить дом из собственных средств.
§ 234. Если лодочник соорудил человеку судно, но свою работу сделал ненадежно, и это судно рассохлось в том же году или оно имело другой недостаток, то лодочник должен это судно разобрать, а из собственных средств сделать прочное и отдать судовладельцу прочное судно.
§ 253. Если человек нанял человека для управления своим полем и доверил ему скот и обязал его договором обрабатывать поле, то если этот человек украл семена или же фураж, а это было схвачено в его руках, ему должны отрубить его руку.

[1] Цитируется по «Законы вавилонского царя Хаммурапи», см., например, здесь.

[2] Используются материалы из Курса экономической теории под ред. Чепурина, Киселевой, главы 8 и 9.

[3] Подробнее о проблеме «принципал–агент» в отношениях между избирателями и законодателями см. в книге Дугласа Норта «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики».

[4] Подробнее см. «50 лекций по экономике», лекция 49 Асимметрия информации.

[5] Под хрупкостью Талеб понимает свойства нашей организации ведения дел, которая не способствует выживанию… фирм, сообществ, человечества в целом. Мать-природа предусмотрела много резервных ресурсов, что помогает выживать организмам и целым экосистемам, даже в условиях катастроф. С другой стороны, наши организации оптимизированы настолько, что незначительные колебания конъюнктуры способны их убить. «Заточенность» на извлечение прибыли делает наши компании хрупкими при появлении Черных лебедей – неожиданных негативных событий.

[6] См., например, эссе Герда Гигеренцера (на русском языке), посвященное тому, как научиться брать на себя ответственность и жить в ситуации неопределенности. Книги Гигеренцера на русский язык не переводились, но на английском их вышло немало; см., например, на Ozon.ru или Amazon.com. Дополнение от 6 мая 2017 г. В 2015 г. на русском языке вышла книга Герд Гигеренцер. Понимать риски. Как выбирать правильный курс.

[7] Адам Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. — М.: Эксмо, 2007. — С. 691.

baguzin.ru

admin

Обсуждение закрыто.