Преступление в римском праве понятие

Преступление в римском праве понятие

(III.2.1) Понятие преступления, его основные характеристики

Правонарушение, подверженное действию уголовного наказания, и сле­довательно, принадлежавшее сфере уголовного права, обозначалось crimen в отличие от правонарушений частного права ( delictum ). Терми­нология сложилась механически — как обозначение требования о жестком возмездии, совершаемого в процессе публичного обвинения в данном деянии. В общем виде преступления по римскому публичному праву разделялись на традиционные (с. ordinaria ) и нетрадиционные, или чрез­вычайные (с. extraordinaria ). Различие было не содержательным, а формально историческим: первые, традиционные, были предусмотрены старым правом ( jus vetus ) и прежде всего законами в строго определенных наименованиях и строго формализованном содержании инкриминируемого действия, а все дальнейшие дополнения в понимании данного пре­ступления или аналогичного действия не должны были выходить за рам­ки первоначальных определений, иногда весьма случайных. Вторые, чрезвычайные, были в юридическом смысле созданы постановлениями императоров и не придерживались каких бы то ни было строгих формаль­ных категорий, эти преступления допускали смягчение или отягчение ответственности в зависимости от разного рода обстоятельств. Другое ос­нование для различия этих классов преступлений заключалось в том, что традиционные преступления предполагали в качестве наказания только ту меру, какая была предписана древним законом, где впервые устанав­ливалась наказуемость данного действия. Преступления чрезвычайные предполагали свободное усмотрение судьи в вынесении меры наказания, следуя общим предписаниям права: «В настоящее время тому, кто разби­рает crimen extraordinaria , разрешается выносить такой приговор, какой он хочет — или более тяжкий, или более легкий — с тем, чтобы не выйти за пределы умеренности». Тем самым этот класс преступлений предпо­лагал более сложную оценку наказуемого действия — не только по факту преступления, но по совокупности субъективных и объективных обстоя­тельств его совершения.

Уголовная квалификация правонарушения предполагала выясне­ние совокупности обстоятельств, в равной степени важных для призна­ния действия преступным: causa , persona , loco , tempore , qualitate , quantitate , eventu (т.е. повод, личность, место, время, свойство, объем содеянного, последствия). В общем виде личность преступника (или субъект преступ­ления) не обязательно идентифицировалась с человеческой личностью: преступления не могли совершать только боги (в христианскую эпоху субъектом преступления мог быть признан дьявол, действующий через чье-либо посредство). Могли быть преступления, совершенные живот­ными, но уже отдельный вопрос составляло дальнейшее применение на­казания. В узком смысле при оценке личности преступника следовало иметь в виду, «мог ли он совершить преступление, не совершал ли прес­туплений в прошлом, действовал ли сознательно и в здравом уме». Ина­че, главное внимание уделялось фактически содеянному и отношению преступника к этому содеянному, а также тому, представлял ли преступ­ник общественно опасную личность вообще. Среди других обстоятельств оценки преступления качество и общественная опасность действия так­же представлялись наиболее существенными для уголовной квалифика­ции и вынесения последующего наказания.

www.bibliotekar.ru

Преступление в римском праве понятие

III.2. Преступление: общая характеристика в римском праве

(III.2.1) Понятие преступления, его основные характеристики в римском праве

Преступление в римском праве было строго индивидуализирован­ным действием: не признавались преступления, совершенные сообществом или в группе; в последнем случае каждому участнику группы вменялось в вину собственное наказуемое законом деяние. Преступным было только активное действие: нельзя было, в традиции римского права, совершить преступление бездействием; это в свою очередь выражалось и в специфи­ческом понимании уголовно-правовой вины как обстоятельства, важней­шего для оценки личности преступника и вынесения ему возможного на­казания (cм. III .2.3). В целом ряде правонарушающих действий специальное качество субъекта преступления также было существенным для квалифи­кации действия как преступления: например, женщины или дети не могли быть преступниками по обвинению в «посягательстве на конституцию», не гражданин Рима не мог быть субъектом должностных преступлений и т.д. Другие специальные условия оценки преступлений определялись ви­дом действия в зависимости от условной правовой их классификации.

(III.2.2) Основные группы и виды преступлений в римском праве.

Классифи­кация преступлений в римской юридической культуре предопределялась в основном объектом преступного посягательства. Поскольку в общем виде для того, чтобы действие было признано как преступление-crimen, необходимо было предполагать, что совершается посягательство на пра­вопорядок «публичных дел», то критерием для спецификации объекта — и соответственно для отнесения действия к той или другой группе (от чего зависело и предполагаемое возможное наказание) — была важность объекта посягательства в общей иерархии «публичных дел». В зависимо­сти от этой важности можно выделить не менее 12 общих групп преступ­ных действий в римском уголовном праве.

1) Преступления против всего сообщества ( versus rei publicae ). Субъектом этого класса преступлений мог быть только римский гражда­нин, причем в отдельных видах — с дополнительной квалификацией. Важнейшими видами в этой группе преступлений были: а) наказуемое сотрудничество с врагом (воинская измена, дезертирство при военных действиях, сдача врагу города, области, поджог города или обороняемого объекта в условиях боевых действий и т.п.) — субъектом этого вида преступлений были только военные лица, т.е. римские граждане в момент про­хождения ими воинской службы; б) ниспровержение конституции, или публично-правового порядка (заговор с целью изменения формы госу­дарственного строя или изменения полномочий учреждений, действия с целью передачи власти неуправомоченному лицу и т.п.) — в этих преступлениях предполагалось, что преступником может быть только полноправный римский гражданин, который мог оказать реальное влияние на отправление государственных полномочий; в) посягательство на ма­гистратские и жреческие обязанности и их исполнение (корыстное ис­пользование полномочий для изменения публично-правового порядка и прав римского народа) — субъектом этих преступных действий также мог­ли быть только особые лица: магистраты, жрецы; г) пренебрежение граж­данскими обязанностями (отказ от несения воинской службы граждани­ном, неисполнение воинских порядков и службы, восстание с любой целью, т.е. участие в нем); д) небрежение гражданско-религиозными обя­занностями (вранье при трактовке т.н. «сивиллиных книг» и вообще ре­лигиозных предзнаменований, преступления против римской религии) — в этих преступлениях субъектом могли быть и женщины-римлянки, осо­бенно причастные исполнению религиозных церемоний; е) покушение на личность должностного лица (покушение на магистрата, попытка убить, неудавшееся убийство государя и т.п.). В эпоху поздней республики сло­жился особый подвид внутри этой группы — 1а) оскорбление величия римского народа ( laese maiestatis ). Так квалифицировались убийства должностных лиц, позднее — государя. Понятие было неконкретным и нередко охватывало любые, даже идейные посягательства на власть.

2) Преступления против религии христианской эпохи. К этой группе относились три вида: а) посягательства на порядок, установлен­ный для государственной церкви, и на отправление церковных служб (формы нарушений порядка определялись не законами, а церковными уставами и трактовались распространительно); б) посягательства на не­прикосновенность храмов (кража в церкви, нарушение храмовой территории, святотатство по отношению к культовым предметам и т.п.); в) пре­ступные формы иноверия (ересь, язычество, выход из христианства). Субъектом этой группы преступлений мог быть не только римский гражданин, но вообще любой индивид, любой сословной принадлежности, даже рабского состояния, любого возраста и пола, причем здесь не действовали даже ограничения, связанные с условным определением вменямости лица; такого рода преступления могли быть совершены и животными.

3) Убийство и приравненные к нему преступления. Эта груп­па преступлений римского права наиболее точно выражает специфичность вообще конструкции преступного действия. Во-первых, далеко не всякое убийство рассматривалось как уголовно наказуемое, но только в тех си­туациях, где усматривалось посягательство не на личность, а на ее специфический статус как римского гражданина, носителя части полномочий римского народа. Во-вторых, особой квалификации подлежали связан­ные с убийством действия, которые свидетельствовали о подготовке, об­думанности и злостном характере посягательства на правила публичного правопорядка. Из числа вполне наказуемых убийств исключались: убий­ство раба, ребенка, убийство в случае необходимости, на войне, совер­шенное вне римской территории, убийство перебежчика, приговоренно­го к смерти, убийство нарушителя святости брака отцом потерпевшего. Все прочие виды убийств расценивались равно и рассматривались как тяжкое преступление. С точки зрения последствий действия все прикос­новенные к убийству квалифицировались едино как сообщники. Допол­нительно квалификации подлежали: убийство оружием и при соверше­нии разбоя, убийство родственников, изгнание плода или неродившегося ребенка. Специально квалифицировались (как намерение совершать убийство): приготовление ядов и «любовных» зелий, кастрация, магия и «волхование», злостный поджог на корабле. Приравнивание этих пре­ступлений к убийству вызывалось презумпцией наступления наиболее воз­можных и наиболее опасных последствий.

4) Злоупотребление властью в отношении граждан. Основным видом действий, признаваемых здесь как преступные, было насилие долж­ностного лица в отношении личности или имущества гражданина, не вызванное исполнением магистратских обязанностей, но с использова­нием атрибутов должности (ликторов, стражников, знаков власти и т.д.). Субъект этой группы преступлений был строго специальным — должно­стное лицо и только при исполнении своих полномочий.

5) Подделка и вранье с правовыми последствиями. Смысл этой группы преступлений заключался в наказуемости посягательств на уста­новленный порядок правовых отношений и управления, а также правосу­дия: подделка завещаний, фальшивомонетничество, подделки в отноше­нии права и закона (ложное истолкование закона судьями или адвокатами, использование вымышленных норм права), подделки в отношении мер и весов, измышление в отношении родства (при завещании, опеке и т.п.). Для одних видов преступлений этой группы подразумевался специальный субъект — судейские и юрисконсульты, для большинства — любые лица, даже не из числа римских граждан.

6) Половые преступления. Субъект этой группы преступлений различался в зависимости от внутренних видов: в преступлениях против норм брачно-семейного права (инцест, запрещенные браки, прелюбодея­ние, неравный или бесчестный брак, двоеженство) мог быть обвинен толь­ко полноправный гражданин, причем в специальных случаях (бесчестный брак) только особого сословного статуса; в преступлениях в собственном смысле половых (похищение женщин, педерастия, сводничество) могло быть обвинено любое лицо, причем в некоторых случаях для собственно римских граждан предполагалась извинительность таких действий.

7) Вымогательство. К этой группе относились два главных вида преступлений: взяточничество чиновников (причем предметами наказу­емой взятки могли быть только определенные вещи, главным образом деньги; не рассматривались в качестве взяток, даже безразлично к их стоимости, еда и питье для личного употребления, почетные подарки от родственников и тп.) и вымогательство при отправлении должностных обязанностей (главным образом при сборе налогов). В этой группе субъект был вдвойне специфичен: это только должностное лицо, и такое должностное лицо, от которого прямо зависело совершение действий в интере­сах потерпевшего.

8) Преступления против собственности. В классическую эпо­ху римского права к этой группе относилось немного преступлений, и главным образом кража с дополнительно квалифицирующими признака­ми; имущественные посягательства одних римских граждан против дру­гих считались главнейшим из частных деликтов и не влекли уголовных наказаний. В позднейшую эпоху особо квалифицированные виды кражи, содержавшие момент общественной опасности (ночная, крупная по раз­меру украденного, кража в банях, скота, кража с оружием в руках, кража из сумок и сундуков), стали объектом уголовного преследования. Вторым особо квалифицированным видом краж была кража имущества с элемен­тами посягательства на публичный порядок (супружеская кража, кража государственного и священного имущества, урожая целиком, кража на­следства). При краже также безразличен был момент прикосновенности: соучастие или пособничество, один или несколько — важен был только свершившийся результат действия.

9) Покушение на неприкосновенность личности. Если не со­держалось деликта — личной обиды в результате действия, и если не было более тяжкого последствия, то сам факт намерения причинить это был преступным. Наказывалось любое лицо, даже уличенное только в попыт­ке нанести личное повреждение, тем более совершить убийство.

10) Повреждение имущества. Из имуществ, покушение на кото­рые рассматривалось как преступление, исключалось любое имущество частных лиц. Преступным было любое посягательство любого лица, даже ребенка, на целость общественных зданий, строений, храмов, гробниц и т.п.

11) Предвыборная коррупция. Это преступление (и сходные с ним) подразумевало посягательство не столько на собственно публичный порядок, сколько на морально-нравственные нормы общежития. Субъек­том мог быть только римский гражданин, официально допущенный к ве­дению предвыборной агитации в свою пользу и лично уличенный в пре­ступлении (подкуп избирателей). Действия аналогичного смысла от его имени не рассматривались как это преступление.

12) Преступления против хозяйственного порядка. К этой груп­пе преступлений относились главным образом злоупотребление экономи­ческой монополией (взвинчивание цен, отказ в продаже товара какому-либо лицу не по причине цены и т.п.) и корыстное использование торговой сво­боды (скупка товара по дороге на рынок). Субъектом преступления мог быть только полноправный хозяйственный субъект (обладавший jus coinmercii ).

sinref.ru

Римское право. Шпаргалки (П. Ю. Смирнов, 2011)

В книге кратко изложены ответы на основные вопросы темы «Римское право». Издание поможет систематизировать знания, полученные на лекциях и семинарах, подготовиться к сдаче экзамена или зачета. Пособие адресовано студентам высших и средних образовательных учреждений, а также всем, интересующимся данной тематикой.

Оглавление

  • 1. Римское право как древнейшая система права
  • 2. Составные части римского права
  • 3. Гражданское и преторское право
  • 4. Публичное и частное право классического периода
  • 5. Уголовное право классического периода
  • 6. Роль римских юристов в развитии права
  • 7. Характеристика источников римского права
  • 8. Законотворческая деятельность Юстиниана
  • 9. Основные кодификации в римском праве
  • 10. Легисакционный процесс
  • 11. Формулярный процесс
  • 13. Виды исков по объекту иска
  • 14. Виды исков по способу привязки и основанию
  • 15. Средства преторской защиты
  • 16. Исковая давность в римском праве
  • 17. Субъекты в римском праве
  • 18. Ограничение правоспособности субъектов в римском праве
  • 19. Права римских граждан в области публичного права
  • 20. Правовое положение римских граждан
  • 21. Дееспособность по римскому праву
  • 22. Ограничения по дееспособности в римском праве
  • 23. Инфамия
  • 24. Правовое положение латинов, перегринов, вольноотпущенников
  • 25. Правовое положение рабов
  • 26. Отличия в правовом положении колона и раба
  • 27. Изменение правового положения раба
  • 28. Способы получения латином римского гражданства
  • 29. Появление понятия юридического лица
  • 30. Понятие семьи в римском праве

Из серии: Зачет

5. Уголовное право классического периода

Уголовное право классического периода было направлено на стабилизацию социальных и политических порядков. В связи с этим некоторые частные деликты постепенно становятся уголовно наказуемыми, переходят в категорию преступлений; растет число новых преступлений, связанных с посягательством на устои государства: заговор с целью свержения императора, покушение на его жизнь или жизнь его чиновников, непризнание религиозного культа императора и т. д.

В ряд государственных преступлений вошли присвоение казенного имущества и расхищение государственных средств, взяточничество, подлог, фальшивомонетничество, участие в запрещенных сборищах и объединениях, спекуляция зерном и другими продуктами, неуплата налогов и т. п.

В число воинских преступлений вошли измена в бою, дезертирство, утеря оружия, неповиновение командиру и т. п., в ряд религиозных преступлений (после официального признания христианства) – множество преступлений против веры. Преступления против личности относят к публичным деликтам убийства, а также «обиды», прежде всего телесные повреждения. В период империи ответственность за телесные повреждения стала дифференцироваться в зависимости от того, какое место занимал потерпевший в социальной иерархии.

Расширился круг преступлений, относящихся к сфере семьи и нравственности: кровосмешение, супружеская измена, полигамия, сожительство с незамужней женщиной, мужеложство и т. д.

Характерной чертой уголовного права императорского периода становится сословный принцип уголовной ответственности. Уголовный процесс приобретает инквизиционный характер. В императорском Риме происходит резкое увеличение видов наказания, усиление их карательной направленности.

При императорах восстанавливается смертная казнь, в том числе новые ее виды: сожжение, повешение, распятие на кресте, утопление. За тяжкие преступления назначались каторжные работы на рудниках, принудительные работы на установленный срок, отдача в гладиаторы, различные виды ссылок: изгнание из Рима с потерей гражданства, ссылка на острова с полной изоляцией, временная ссылка, смертная казнь за самовольное оставление места ссылки. По некоторым видам преступлений предусматривались телесные наказания, конфискация имущества.

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Римское право. Шпаргалки (П. Ю. Смирнов, 2011) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

kartaslov.ru

Виды преступлений в Древнем Риме

Рассмотрим виды преступлений в Древнем Риме , определим особенности каждого из них.

В качестве видов государственных преступлений XII Таблиц и иные источники права называли: измену, выдачу римского гражданина врагу, подстрекательство врага к нападению на римское государство. К тяжким видам преступлениям в Древнем Риме относилось и уклонение от военной службы.

При императоре Сулле реализуется такой состав государственного преступления, как оскорбление его величия. При этом имелось в виду величие римского народа, государства, а вернее самого Суллы.

В период империи начали подстраивать под этот термин самые разные виды деяний против существующего строя: самовольное ведение войны, вооруженные восстания, убийство магистрата, измена, подстрекательство армии к мятежу, подмена государственных документов, заговор с целью убийства членов консистории и сената. Как правило, за подобные виды преступлений в Древнем Риме предусматривалось наказание в виде смертной казни.

Ряд преступлений определялись как преступления против религии. К их числу следует отнести убийство народного трибуна. Оно было нарушением LEX SACRATA, то есть «священного закона». К этим видам преступлений относили также волшебство и колдовство. Подобным преступлением в Древнем Риме считалось нарушение обета целомудрия весталкой, которое приводило к смертной казни для обоих виновных.

До определенного времени строго наказывалось исповедание христианства. Однако с момента превращения христианства в государственную религию, начали сурово наказывать уже за язычество, вероотступничество и ересь.

К преступлениям против порядка управления в Древнем Риме следует отнести и так называемое AMBITUS, то есть в буквальном смысле происки. Под ними подразумевалось домогательство и занятие определенной должности путем оказания влияния.

Однако получение должности недозволенными способами являлось делом весьма распространенным. Практически ни один магистрат или чиновник не оказывались на своей должности благодаря только дозволенным способам. В Древнем Риме взятка, протекция, угощения и развлечения были привычными средствами для претендентов на различные должности. Законы, которые издавались против подобных явлений, своей цели в большинстве случаев не достигали.

К преступлениям против нравственности, прежде всего, относили прелюбодеяние, под которым понималось нарушение супружеской верности женой. Женщина, которая нарушила верность супругу, теряла путем конфискации половину приданого и треть прочего её имущества, а также отправлялась в ссылку на остров. У её сообщника отбирали половину имущества и также отправляли в ссылку на другой остров.

Заметные качественные изменения в истории уголовного законодательства Древнего Рима связаны с именем Суллы. Его закон 83 года н.э. об убийствах и отравителях предусматривал наказание за изготовление и продажу яда, ношение оружия для убийства или воровства, поджог, а также дачу ложных показаний по делу, которое предполагало смертную казнь. За подобные виды преступлений назначалось наказание в виде ссылки на острова и конфискации имущества.

В Древнем Риме закон предусматривал и такой вид преступления как частное и публичное насилие. Также подлежало наказанию похищение свободных людей либо лишение их свободы.

Во времена Суллы был издан закон о подлогах. Данным законом определялись разные деяния, которые совершались в корыстных целях: соглашения о ложных показаниях свидетеля, подлог в счетах или документах, подкуп судьи, похищение либо уничтожение завещания.

lecu.ru

Система преступлений и наказаний по Римскому праву

Преступления против всего сообщества (versus rei publicae). Субъектом этого класса преступлений мог быть только римский гражда­нин, причем в отдельных видах — с дополнительной квалификацией. Важнейшими видами в этой группе преступлений были: а) наказуемое сотрудничество с врагом (воинская измена, дезертирство при военных действиях, сдача врагу города, области, поджог города или обороняемого объекта в условиях боевых действий и т.п.) — субъектом этого вида преступлений были только военные лица, т.е. римские граждане в момент про­хождения ими воинской службы; б) ниспровержение конституции, или публично-правового порядка (заговор с целью изменения формы госу­дарственного строя или изменения полномочий учреждений, действия с целью передачи власти неуправомоченному лицу и т.п.) — в этих преступлениях предполагалось, что преступником может быть только полноправный римский гражданин, который мог оказать реальное влияние на отправление государственных полномочий; в) посягательство на ма­гистратские и жреческие обязанности и их исполнение (корыстное ис­пользование полномочий для изменения публично-правового порядка и прав римского народа) — субъектом этих преступных действий также мог­ли быть только особые лица: магистраты, жрецы; г) пренебрежение граж­данскими обязанностями (отказ от несения воинской службы граждани­ном, неисполнение воинских порядков и службы, восстание с любой целью, т.е. участие в нем); д) небрежение гражданско-религиозными обя­занностями (вранье при трактовке т.н. «сивиллиных книг» и вообще ре­лигиозных предзнаменований, преступления против римской религии) — в этих преступлениях субъектом могли быть и женщины-римлянки, осо­бенно причастные исполнению религиозных церемоний; е) покушение на личность должностного лица (покушение на магистрата, попытка убить, неудавшееся убийство государя и т.п.). В эпоху поздней республики сло­жился особый подвид внутри этой группы — 1а) оскорбление величия римского народа (laese maiestatis). Так квалифицировались убийства должностных лиц, позднее — государя. Понятие было неконкретным и нередко охватывало любые, даже идейные посягательства на власть.

2) Преступления против религии христианской эпохи. К этой группе относились три вида: а) посягательства на порядок, установлен­ный для государственной церкви, и на отправление церковных служб (формы нарушений порядка определялись не законами, а церковными уставами и трактовались распространительно); б) посягательства на не­прикосновенность храмов (кража в церкви, нарушение храмовой территории, святотатство по отношению к культовым предметам и т.п.); в) пре­ступные формы иноверия (ересь, язычество, выход из христианства). Субъектом этой группы преступлений мог быть не только римский гражданин, но вообще любой индивид, любой сословной принадлежности, даже рабского состояния, любого возраста и пола, причем здесь не действовали даже ограничения, связанные с условным определением вменямости лица; такого рода преступления могли быть совершены и животными.

3) Убийство и приравненные к нему преступления. Эта груп­па преступлений римского права наиболее точно выражает специфичность вообще конструкции преступного действия. Во-первых, далеко не всякое убийство рассматривалось как уголовно наказуемое, но только в тех си­туациях, где усматривалось посягательство не на личность, а на ее специфический статус как римского гражданина, носителя части полномочий римского народа. Во-вторых, особой квалификации подлежали связан­ные с убийством действия, которые свидетельствовали о подготовке, об­думанности и злостном характере посягательства на правила публичного правопорядка. Из числа вполне наказуемых убийств исключались: убий­ство раба, ребенка, убийство в случае необходимости, на войне, совер­шенное вне римской территории, убийство перебежчика, приговоренно­го к смерти, убийство нарушителя святости брака отцом потерпевшего. Все прочие виды убийств расценивались равно и рассматривались как тяжкое преступление. С точки зрения последствий действия все прикос­новенные к убийству квалифицировались едино как сообщники. Допол­нительно квалификации подлежали: убийство оружием и при соверше­нии разбоя, убийство родственников, изгнание плода или неродившегося ребенка. Специально квалифицировались (как намерение совершать убийство): приготовление ядов и «любовных» зелий, кастрация, магия и «волхование», злостный поджог на корабле. Приравнивание этих пре­ступлений к убийству вызывалось презумпцией наступления наиболее воз­можных и наиболее опасных последствий.

4) Половые преступления.Субъект этой группы преступлений различался в зависимости от внутренних видов: в преступлениях против норм брачно-семейного права (инцест, запрещенные браки, прелюбодея­ние, неравный или бесчестный брак, двоеженство) мог быть обвинен толь­ко полноправный гражданин, причем в специальных случаях (бесчестный брак) только особого сословного статуса; в преступлениях в собственном смысле половых (похищение женщин, педерастия, сводничество) могло быть обвинено любое лицо, причем в некоторых случаях для собственно римских граждан предполагалась извинительность таких действий.

5) Преступления против собственности. В классическую эпо­ху римского права к этой группе относилось немного преступлений, и главным образом кража с дополнительно квалифицирующими признака­ми; имущественные посягательства одних римских граждан против дру­гих считались главнейшим из частных деликтов и не влекли уголовных наказаний. В позднейшую эпоху особо квалифицированные виды кражи, содержавшие момент общественной опасности (ночная, крупная по раз­меру украденного, кража в банях, скота, кража с оружием в руках, кража из сумок и сундуков), стали объектом уголовного преследования. Вторым особо квалифицированным видом краж была кража имущества с элемен­тами посягательства на публичный порядок (супружеская кража, кража государственного и священного имущества, урожая целиком, кража на­следства). При краже также безразличен был момент прикосновенности: соучастие или пособничество, один или несколько — важен был только свершившийся результат действия.

Наказание. Признание действия уголовно наказуемым ставило юридический вопрос о наложении на лицо уголовного наказания — роеnа. Термин был гречес­кого происхождения и выражал исходное представление об очищении (punitio) общины, сообщества, от преступника и предоставлении его во власть богов карающих. В раннем римском праве осуждение на уголов­ное наказание от имени народа имело абстрактно-всеобщий смысл, а кон­кретная форма применения наказания устанавливалась дополнительно, по усмотрению высших магистратов. С развитием специально уголовно­го законодательства наказание стало конкретным в зависимости от вида и даже сопутствующих обстоятельств преступления, от характера субъекта преступления, стали применяться также комплексные наказания. Нако­нец, в развитом римском праве выработались некоторые общие критерии определения формы наказания, следуя общей цели уголовного возмездия и общим принципам публично-правового порядка.

По своему содержанию и по направленности наказание должно носить правовой характер, т.е. оно должно быть прямо предусмотрено правом в связи с данным преступлением и представлять конкретную общественную оценку действий преступной личности: «Наказание нала­гается не иначе как по закону или по иному правовому предписанию соответственно правонарушению». Наказание должно быть конкретно в юридическом отношении связано с оценкой именно данного преступ­ления: «Сколько правонарушений, столько и наказаний», — и не может быть наказания, адресованного преступнику вообще либо за вообще пре­ступления без точного правового определения их свойств. В определении наказания, следовательно, безусловно отсутствует расширительность его понимания.

1) Смертная казнь (poena capitis). Этот вид наказаний назна­чался либо ввиду особой общественной опасности, особой дерзости пре­ступлений, либо при посягательстве на священные устои римского обще­ства. Обычным способом смертной казни эпохи классического Рима было обезглавливание топором; для военных или в военных условиях — ме­чом. Специальными видами смертной казни (по квалифицированным, обычно со специальным субъектом, преступлениям) были: распятие на кресте (в дохристианскую эпоху для свободных, нарушавших религиозные предписания и осуждаемых жреческой юстицией; в христианскую эпоху — для рабов), утопление в мешке, брошенном в воду (за убийство своих родственников), сожжение, отдание диким зверям во время цирко­вых представлений (равнозначное распятию и с тем же религиозным смыс­лом отвергающего осуждения), замуровывание в стене (в отношении женщин — жриц богини Весты, либо позднее монахинь за нарушения религиозных предписаний или общественной морали), сбрасывание со скалы. В обиходе были и так называемые домашние виды смертной казни, выражавшиеся в приговаривании к самоубийству (принуждение выпить яд, вскрытие вен в теплой ванне и т.п.).

2) Принудительные работы. К этому виду наказания могли при­говариваться как неримские граждане, так и римские, но для последних было предварительное условие в виде лишения прав гражданства, и по­этому они как бы карались рабскими, недостойными занятиями. Основ­ных видов принудительных работ было два: приговаривание к работе на рудниках (за преступления против римского народа, за военные преступ­ления), которые считались по тяжести следующим наказанием после смертной казни, и приговаривание к использованию в школе гладиаторов (инструктором, бойцом, «куклой» для тренировок); второй вид принудительных работ был несколько более благоприятным, поскольку давал потенциальную возможность при ремесленном успехе получить освобождение от рабства на удачно проведенном бою.

3) Лишение гражданского статуса. За очень многие виды пре­ступлений, за должностные преступления, нарушения нравственных ус­тоев общества т.п. законы предполагали лишение гражданина его ста­туса. Оно могло быть максимальным — в виде полного и окончательного лишения прав римского гражданина (путем изгнания из общины навсег­да, путем продажи в рабство вовне римской территории) и могло быть частичным. Частичное лишение прав гражданства следовало либо после осуждения на лишение прав по римской семье (преступления против род­ственников, бесчестные поступки), либо после специального лишений прав гражданства через осуждение на изгнание (deportatio).

4) Заключение в тюрьму.Заключение в тюрьму как вид наказа­ния допускался только в отношении рабов — за маловажные преступле­ния, за ослушание господ, за отказ от свидетельских показаний и т.п. Тюрьмы в основном были или храмовые, или используемые не в точном своем назначении подземные помещения при цирках, школах гладиато­ров, других общественных учреждениях. Какого-либо регулирования сро­ков заключения не было и, по-видимому, все зависело от административ­ной практики по каждому случаю.

Сервитуты по Римскому праву

Сервитутами назывались права пользования чужой вещью, которые устанавливались или для создания определенных вы­год при эксплуатации определенного земельного участка или в пользу определенных лиц. Слово servitus означало собственно «рабство вещи», «служение ее», т. е. такое отношение, при котором вещь, участок — praedium serviens — служил не только своему собственнику, но и использовался для эко­номических выгод соседнего господствующего участка — praedium dominans, следовательно, для выгод собственника последнего. Права последнего на служащую вещь тоже назывались сервитутами. Затем термин servitus был распространен на целый ряд сходных отношений. Собственник служащей вещи был обязан или воздерживаться от опре­деленного воздействия на нее, какое он оказывал бы на свою вещь, если бы она была свободна от вещных прав другого лица — servitus, quae in поп faciendo consistit — сервитут, который состоит в воздержа­нии от действия: собственник участка обязуется не строить зданий выше определенной высоты, или терпеть — pati — действия другого лица по отношению к веши, которые собственник мог бы устранить, если бы вещь не была обременена сервитутом — servitus, quae in patiendo consistit, который состоит в допущении, например, собствен­ник участка обязуется допускать скот соседа к водопою. К положи­тельным действиям сервитут обязывать не мог. Однако римское право знало один сервитут — несения тяжести надстройки, при котором на собственнике обремененного участка лежала обязанность производить ремонт и восстановление опоры — servitus oneris ferendi. Хозяин обязанного сервитутом участка должен был постоянно дер­жать его в состоянии пригодности, чтобы поддерживать строение, соб­ственнику которого принадлежал сервитут. Сервитут есть всегда право на чужую вещь. Так как в своей соб­ственной вещи соединяются для собственника все нормы пользования ею, то выработалось основное положение nemini res sua servit — никому не служит собственная вещь (D. 8. 2. 26), т.е. не может быть сервитута на свою вещь. Древнее римское право знало лишь земель­ные сервитуты, при которых подчинение одному земельному участку (praedium dominans) в пользу его собственника другого земельного участка (praedium serviens) было формой экономического восполнения хозяйственной полезности господствующего участка (D. 45.1.140.2). Такие сервитуты возникали на почве мелкой раздробленной соб­ственности, когда отдельные участки не являлись «хозяйственно-самостоятельными». Они не могли обойтись собственными средства­ми и ресурсами для удовлетворения неотложных хозяйственных по­требностей иначе, как путем создания постоянной связанности и вза­имного восполнения между близлежащими участками. Первоначально таким путем юридически удовлетворялись интересы сельскохозяйственного пользования земельных участков, их сельско­хозяйственное обслуживание и установились сервитуты сельских участков — servitutes praediorum rusticorum. Сюда относились земли без строений, или где строения носили служебный характер в отношении сельскохозяйственного производства. Лишь позднее, когда город Рим разросся и стал оживленным цент­ром растущей державы, возникли городские сервитуты, применявшие­ся в отношении застроенных участков — servitutes praediorum urbanorum. И те и другие сервитуты принимали в городах довольно разно­образные формы. Гораздо позднее возникла новая группа личных сервитутов — servitutes personarum. Вначале к ним применялись старые названия владения и собственности — usufructus, usus, которые затем стали уже техническими терминами. Выражение «сервитуты» было перенесено на личные сервитуты лишь в позднеклассическое время.

Виды исков по Римскому праву

По личности ответчика иски делились на actiones in pem (вещные иски) и actiones in personam (личные иски). Вещный иск направлен на признание права в отношении определенной вещи ,ответчиком по такому иску может быть любое лицо, нарушающее право истца, так как нарушителем права на вещь может оказаться любое третье лицо. Actiones in personam направлена на выполнение обязательства определенным должником. Обязательство всегда предполагает наличие одного или нескольких определенных должников; только они могут нарушить право истца ,и только против них и давался личный иск.По объему и цели имущественные иски делились на три группы:

l. actiones rei реrsесutоriае — иски для восстановления нарушенного состояния имущественных прав; здесь истец требовал только утраченную вещь или иную ценность ,поступившую к ответчику,

2. actiones poenales — штрафные иски, цель которых в частном наказании ответчика. Предметом их служили : а) прежде всего взыскание частного штрафа и б) возмещение убытков

3. actiо mixtae — иски, осуществляющие и возмещение убытков и наказание ответчика (например: за повреждение вещи взыскивалась не ее стоимость, а высшая цена, которую она имела в течение года. Личные иски, направленные на получение вещей или совершение действий, на-зываются condictiones. Личное требование в римском праве рассматривалось с точки зрения кредитора как требование принадлежащего ему долга (debitum) или обязанности должника что-либо отдать или сделать (dare, facere, oportere).

Преторский эдикт публиковал в систематическом порядке формуляры отдельных исков. Они излагались применительно к существующей системе правоотношений ,для которых вырабатываются соответствующий иск. Естественно, все иски формулярного процесса получили характеризующие их с материальной стороны индивидуальные наименования :actio empti,actio venditi,actio pro socio,rei vindicatio. Индивидуальность этих исков нужно понимать,конечно,не буквально и конкретно, а как обозначение типов крупных институтов.Пользуясь этими формулами-типами для конкретных лиц и отношений, преторы придавали искам действительно индивидуальное значение. Дальнейшая классификация римских исков проводилась по системам права,положенным в основание исков. Различались цивильные иски,основанные на цивильном праве,и иски гонорарные, или преторские, основанные на преторском праве. Иск, требовательный пункт которого направлен на утверждение существования или несуществования какого-либо права, согласно цивильному прaву,называется actio in ius concepta. Некоторые иски предоставлялись всякому гражданину:например,“иски, предъявлявшиеся к тем, кто что-либо поставил или подвесил так, что оно может упасть на улицу. Они назывались actiones popula-геs. Если по образцу уже существующего и принятого в практике иска создавался аналогичный ему иск, то первоначальный иск назывался actio directa,a производный — actio utilis.Фиктивными исками (actiones ficticiae) назывались такие , формулы которых содержат фикцию, т.е. указание судьи присоединить к наличным фактам определенный несуществующий факт или устранить из них какой-либо факт, а весь случай разрешить по образцу другого определенного случая. Во многих исках судье предоставлялось произносить свое решение в соответствии с тем,чего требует Ьопа fidеs(добрая совесть). Судья обязывался в этих случаях восполнять предписания действующего права, исходя из соображений bonum et aequum, т.е. того ,что в обороте считается соответствующим справедливости. В классическом праве редко попадаются формулы, в которых не указывалась бы aequi-tas, как принцип решения.

studopedia.org

admin

Обсуждение закрыто.