Сколько путин будет править россией

Сколько путин будет править россией

Сколько лет будет править Путин

В 2000 году к власти в России пришёл Владимир Путин. Тогда страна стояла на гране развала, требовались срочные изменения во властных структурах. В новое тысячелетие Россию повёл новый президент. Результаты его работы мы видим уже сейчас. Многократное повышение уровня жизни, возвращение России на уровень сверхдержавы, распада страны.

Поэтому дискуссию о том, хороший Путин или плохой, лучше оставить украинским псевдопатриотам. Ведь именно они его не любят, даже на фоне того, что весь мир признаёт Путина лучшим политиком на планете.

Когда мы говорим о политиках, мы должны понимать, что эти люди будут держаться за власть до конца жизни. Но Владимир Владимирович не вечен. Путину сейчас 61. У политиков, людей, которые довольно много думают, здравый рассудок сохраняется до глубокой старости. А значит ещё 15-20 лет у нашего президента точно есть.

Однако не стоит забывать, что неугодные политики часто умирают не своей смертью. Это происходило с нашими царями во времена Российской империи, это произошло и в СССР, когда убили Сталина. Конечно, нужно пожелать Владимиру Владимировичу крепкого здоровья, но при этом мы должны всегда быть готовы к худшему. На сегодняшний день замены Путину нет. Возможно, у президента есть какой-то план на случай его смерти, но невооружённым глазом приемника не видно. А значит, всему российскому народу нужно хотя бы немного разбираться в политике. Ведь если мы выберем очередного Хрущева — Россия опять развалится, как развалился СССР в 1991 году.

Сколько лет будет править Путин

В 2000 году к власти в России пришёл Владимир Путин. Тогда страна стояла на гране развала, требовались срочные изменения во властных структурах. В новое тысячелетие Россию повёл новый президент. Результаты его работы мы видим уже сейчас. Многократное повышение уровня жизни, возвращение России на уровень сверхдержавы, распада страны. Поэтому дискуссию о том, хороший Путин или плохой, лучше оставить украинским псевдопатриотам. Ведь именно они его не любят, даже на фоне того, что весь мир признаёт Путина лучшим политиком на планете.

Однако до сих пор не совсем понятно, почему Ельцин отдал власть Путину? С его слов, России было необходимо обновление во власти. Но у нас есть все основания не верить в искренность намерений Бориса Николаевича, учитывая то, что он сделал с Россией за время своего правления. Ельцин не хотел быть последним президентом России. Ведь, скорее всего, в 2000 году наша страны распалась бы. Понимая это, Ельцин передал власть Путину, который должен был обеспечить распад России. Однако Путин решил играть не по правилам. И это спасло всех нас.

yellowpgs.ru

«Путин будет править Россией по-новому»

Западные СМИ о новых лицах во власти России, «стратегическом оружии» Путина, пользе Запада от миротворцев в Донбассе

Волна отставок и назначений среди российского губернаторского корпуса отразилась и в публикациях западных СМИ. Журналисты и эксперты пытаются выяснить причины внутриполитической активности в России, сходясь во мнении, что перестановки в регионах являются подготовительным этапом для вероятного нового срока президента Владимира Путина. Многие из тех, кто пишет об этом, весьма скептически относятся к тому, что замена губернаторов сможет оказать серьезное положительное влияние как на внутриполитические, так и на социально-экономические процессы в субъектах федерации. Тем не менее, западные СМИ вообще очень редко объективно смотрят на Россию, ошибочно оценивая внешнюю и уж тем более внутреннюю политику Москвы. Стремление «понять» нашу страну всегда разбивается об укорененные в сознании европейцев и американцев стереотипы, а также подчеркнуто негативное отношение к президенту Путину. В таких условиях вряд ли возможно говорить об объективной оценке происходящих в нашей стране событий «из-за бугра». «Колокол России» представляет очередную подборку любопытных материалов в западных СМИ за прошедшую неделю.

Так, влиятельное американское издание The Washington Post опубликовало материал под заголовком «Зачем главы государств дарят Владимиру Путину щенков?». Обозреватель Кайл Свенсон напоминает, что последнего питомца российскому лидеру на прошлой неделе преподнес глава Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов. «Путин принял покорного алабая и даже поцеловал его в голову. Туркменский лидер объяснил, что щенок — это подарок президенту России на день рождения», – пишет автор.

По его словам, Путин хорошо известен своей любовью к собакам, а подарок Бердымухамедова стал уже четвертым случаем, когда «агента КГБ пытаются задобрить таким милым подарком». «Каждый снимок главы российского государства – на татами, с удочкой или со своими домашними питомцами — должен служить политическим целям. И в любви президента к животным отчетливо виден стратегический подтекст», – утверждает Свенсон. Он отмечает, что своей демонстрацией с четвероногими друзьями Путин пытается сказать, что «совсем не такой бессердечный диктатор, каким его представляют западные страны».

Говоря о политическом подтексте, автор отмечает, что первый раз четвероногого питомца Владимиру Путину преподнесли еще в 2000 году, когда он только недавно сел в президентское кресло. «Это был черный лабрадор Кони, которого подарил тогдашний министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу. Сейчас он является одним из главных приближенных российского лидера», – пишет обозреватель.

Он продолжает, что в 2010 году в Болгарии Путину подарили щенка каракачанской овчарки. «Тогда София договаривалась с Москвой о поставках природного газа», – отмечает Свенсон. Третий пес, отмечает автор, Владимир Путин получил в 2012 году от Японии. «Это был трехмесячный щенок местной породы акита-ину. Таким образом Токио поблагодарил Москву за помощь в ликвидации последствий землетрясения», – подчеркивает обозреватель. Впрочем, собаки в жизни главы российского государства используются не только как подарки, но и как «инструмент запугивания», – заявляет Свенсон.

Такой случай произошел в 2007 году в Сочи во время переговоров Путина с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, вспоминает он. «Президент России позвал в комнату лабрадора Кони. При этом он наверняка знал, что германский канцлер боится собак, поскольку в 1995 году ее покусала собака», – отмечает обозреватель. Меркель в итоге напряглась и почувствовала себя не в своей тарелке, а Путин сидел с торжествующим видом, как бы доказав ей, какой он сильный и мужественный, резюмирует Свенсон.

Владимир Путин, Ангела Меркель и Кони

В свою очередь, издание The National Interest опубликовало статью под названием «Как превратить Украину из зоны боевых действий в зону успеха». Автор материала Кирилл Фокин напоминает о недавнем предложении России о размещении миротворцев в зоне конфликта в Донбассе. По его мнению, достижение такого соглашения было бы в определенной мере победой Запада, поскольку ранее Москва всячески отвергала такие предложения, рассматривая их как желание Украины и поддерживающих ее стран обойти минские договоренности. «Несмотря на это, реакция Киева была предсказуемой: там план Путина отвергли. Камнем преткновения стало место размещения миротворцев: украинское руководство хочет, чтобы они разместились на границе России и Донбасса, тогда как в Кремле этот вариант отвергли», – напоминает автор.

Но Западу стоит согласиться на российский вариант, полагает он. «Если Путин хочет миротворцев в Донбассе, то пусть они там будут. Это создаст для США, Европы и Украины целый ряд возможностей в дальнейшем», – полагает обозреватель. Это позволит создать видимость положительной динамике в трехлетнем конфликте, покажет пример успешного сотрудничества России с Западом в условиях новой Холодной войны, а также предотвратит военную эскалацию, что крайне важно в свете немалой вероятности военного столкновения Москвы и Вашингтона в Сирии, утверждает автор.

Помимо всего прочего, подчеркивает Фокин, при помощи миротворцев в Донбассе Запад и Украина смогут получить дополнительные данные об ополчении, а также о присутствии российских военных советников в зоне конфликта, их численности и вооружении. «Порой ради стратегической победы приходится делать тактический шаг назад. И Вашингтон сейчас, сделав показательный великодушный шаг в сторону Москвы путем принятия предложения российского лидера, поручит в руки козырь, благодаря которому он сможет продолжать оказывать давление на Россию, увеличивая количество миротворцев из стран Запада в Донбассе, а также постепенно, шаг за шагом, перемещая их в направлении границы с Россией», – утверждает Фокин.

Дальнейшему продвижению миротворческого контингента вглубь Донбасса в сторону границы с Россией будут помогать такие инструменты давления, как тема россиян в Донбассе, а также результаты расследования обстоятельств крушения малазийского боинга летом 2014 года.

«Приняв предложение Путина, Запад, с одной стороны, будет уверен, что пока военного конфликта удастся избежать. С другой стороны, это поставит в трудное положение самого российского лидера, которому придется объяснять патриотически настроенной российской общественности появление западных миротворцев в Донбассе», – резюмирует обозреватель.

Любопытная статья под заголовком «Кампания ЦРУ по распространению фейковых новостей» была опубликована во влиятельной The New York Times. В очередной раз говоря о «вмешательстве России в американские выборы», газета между тем, устами обозревателя Кеннета Осгуда, пишет, что в течение двух десятилетий во времена Холодной войны американцы стали жертвой масштабных фальсификаций и умело выстроенной агрессивной антисоветской кампании, которая должна была внушить страх и ненависть к войне. «Ее разработкой и проведением руководила самая влиятельная спецслужба США – Центральное разведывательное управление», – отмечает автор.

По его словам, для борьбы с распространением советского влияния в Европе ЦРУ основывает финансируемую Вашингтоном радиостанцию «Радио Свободная Европа». «Но при этом спецслужбам нужно было как-то спрятать свой след в этом проекте. Решение нашли простое: в ЦРУ решили притвориться, что все счета на новую радиостанцию оплачивают простые американцы по своей собственной инициативе», – продолжает обозреватель.

Для этих целей, подчеркивает Осгуд, один из самых опытных тогдашних разведчиков Фрэнк Уиснер основал подставную организацию «Национальный комитет за Свободную Европу». «Ежегодно она проводила масштабную дезинформационную кампанию, призывая жертвовать средства «на борьбу с советской пропагандой», – пишет автор, отмечая, что для пущей убедительности в компании были привлечены президенты от Гарри Трумэна до Ричарда Никсона, а также губернаторы, мэры, артисты и прочие известные и влиятельные люди.

Главная идея, по словам Осгуда, была простой: внушить американцам, что Россия — их главный враг, максимально расчеловечить русских, создав их образ как жестоких агрессоров. «Типичные рекламные объявления этой пропагандистской кампании демонстрировали весь ужас жизни по ту сторону железного занавеса, страдания порабощенных коммунистами европейских народов. После этого американцев призывали жертвовать хотя бы несколько долларов на спасение поляков, венгров и чехов от «коммунистического ада». И тысячи американцев в это верили», – пишет автор.

При этом он отмечает, что все пожертвования доверчивых американцев не покрывали даже стоимость самой кампании по сбору средств, что уж говорить про бюджет самой радиостанции, которая составляла более 30 миллионов долларов в год. «Масштабная пропагандистская кампания имела целью не только скрыть факт кураторства ЦРУ в создании антисоветских СМИ, но и заручиться поддержкой американцев в борьбе с Москвой, внушив им страх перед коммунистической угрозой», – подчеркивает Осгуд.

Вместе с тем обозреватель так и не смог не упомянуть о «вмешательстве России в выборы». По его словам, «Радио Свободная Европа» якобы оказала влияние на президента России Владимира Путина во время его службы в КГБ. «Без всяких сомнений, для сотрудников спецслужб американская пропаганда была раздражающим фактором. И если президент России хотел свести счеты путем вмешательства в выборы, то ему это, несомненно, удалось», – заключает обозреватель.

Типичный антисоветский плакат времен Холодной войны

Удивительно то, что обо всем этом пишет The New York Times – насквозь идеологизированная газета, которая среди западных СМИ, кажется, активнее всего продвигала повестку «вмешательства России» и «русских хакеров», повторяя как мантру бездоказательные обвинения в адрес Москвы, а заодно и Дональда Трампа. А теперь, оказывается, пропагандистские кампании и так называемые «фейковые новости» – это то, чем давно (и, к сожалению, довольно успешно) занимается западная «демократия». Не мифические русские хакеры, и даже не сам Путин, чуть ли не лично руководящий «вмешательством в выборы», а те самые американские спецслужбы, то самое ЦРУ, которое является одним из самых мощных внешнеполитических инструментов Соединенных Штатов.

В свою очередь, влиятельное американское агентство Bloomberg опубликовало материал обозревателя Леонида Бершидского «Путин хочет управлять Россией как корпорацией». По его словам, сменив за прошедшие две недели 11 глав регионов, глава государства после своей «практически неизбежной» победы на выборах будет руководить страной как корпорацией. «Путин уже давно устал от политических игр и подковерных интриг, поэтому он намерен создать формальную систему, которая не будет зависеть от его бывших охранников и других преданных людей, которых в любом случае более чем достаточно», – отмечает обозреватель.

Он уверен: вместо этого российский лидер начал пользоваться методами кадрового отбора, которые применяются в крупных корпорациях. «Действуя в таком стиле, он хочет отыскать малоизвестных, но при этом работоспособных чиновников, которые в состоянии эффективно работать и в дальнейшем произвести безболезненную смену поколений во власти», – утверждает Бершидский. По его словам, такая система призвана устранить самые заметные недостатки в нынешней системе властной вертикали. «Среди них отсутствие возможностей для молодежи занять место во власти, почему они и стали активными участниками последних антиправительственных акций протеста. Но такая стратегия вряд ли будет успешной», – заявляет обозреватель.

Сегодняшним главам российских регионов не позавидуешь, утверждает он. «Официально это выборная должность, которую вернули после протестов 2011 года, но никто не может стать губернатором без поддержки со стороны Путина. Президент может отправлять руководителей субъектов в отставку, хотя формально регионы федерации обладают определенной автономией от центра. В итоге сложилась ситуация, при которой губернаторы несут большую ответственность за состояние дел в подконтрольных им субъектах, но в то же время их самостоятельность в работе значительно ограничена, а сами они не имеют серьезных рычагов власти», – полагает Бершиндский, добавляя, что по важным вопросам решение всегда остаются за главой государства.

В то же время, отмечает обозреватель Bloomberg, губернаторы стоят первыми в очереди жертв развернутой Кремлем борьбы с коррупцией. Он напоминает, что в настоящий момент уже четверо бывших губернаторов находятся в заключении и ожидают судебного решения по обвинению во взяточничестве. «В этой связи губернаторский корпус продолжает нести потери. Недавно был отправлен в отставку глава Ивановской области Павел Коньков в связи с тем, что многие его подчиненные погрязли в коррупции», – отмечает автор. По его словам, в связи с тем, что положение губернаторов в современной России непрочное, некоторые из них стараются как можно быстрее набить карманы на своей должности, с другой же стороны, солидное название должности в сочетании с ограниченностью власти ведет к тому, что силовики часто выбирают их как мишень, демонстрируя таким образом борьбу с коррупцией.

Владимир Путин и Станислав Воскресенский

По его словам, в год выборов градус ответственности губернаторского корпуса повышается, поскольку они должны обеспечить победу президента на выборах в своих регионах. «С учетом высокой протестной активности, в том числе в субъектах федерации, в этом году задача глав регионов существенно усложняется», – утверждает Бершидский. Поэтому, полагает он, для потенциальных губернаторов эта должность привлекательна лишь тем, что дает возможность в дальнейшем попасть в правительство или президентскую администрацию. «В этой связи пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков назвал новых глав регионов «молодыми и талантливыми специалистами широкого профиля». Типичным представителем здесь является 41-летний Станислав Воскресенский, ставший губернатором в Ивановской области», – отмечает обозреватель Bloomberg.

Он подчеркивает, что Воскресенский ранее делал карьеру в минэкономразвития, затем занимал должность в свободной экономической зоне в Калининградской области. «И если он сумеет поднять вверенный ему субъект, являющийся в настоящий момент дотационным регионом, то, вероятно, в будущем новый губернатор может рассчитывать на пост министра», – заявляет автор. Кроме того, отмечает он, любопытен и сам способ «подбора» новых управленцев. Бершидский ссылается на видеозапись, опубликованную на прошлой неделе РБК. На ней будущим руководителям необходимо прыгнуть в воду с семиметрового обрыва. «Среди прыгунов был вновь назначенный глава Омской области Александр Бурков. Многие и тех, кто был назначен в октябре, также участвовали в этой программе», – подчеркивает Бершидский.

Автор добавляет, что в администрации президента недавно объявили о новой программе подбора профессиональных управленческих кадров «Лидеры России». Подать заявку может любой россиянин, имеющий опыт управленческой работы, но при этом не моложе 50 лет. «Это не первая попытка подобрать чиновничьи кадры с помощью открытой процедуры. Такие мероприятия проводились еще с начала 90-х годов, но программа «Лидеры России» должна, помимо прочего, стать еще и ответом на повысившуюся политическую активность молодежи», – утверждает Бершидский.

Тем не менее, он выразил сомнение, что таким образом к управлению удастся привлечь молодые и квалифицированные кадры и убедить молодежь, что существуют законные социальные лифты, благодаря которым подняться «наверх» может любой, у которого есть таланты, а главное желание работать. «Госслужба в России характеризуется крайне низкими зарплатами на нижестоящих должностях, а также славится в народном сознании укоренившейся коррупцией, которую вряд ли можно побороть лишь чистками в губернаторском корпусе», – резюмирует автор.

Материал подготовил Иван Прошкин

kolokolrussia.ru

Сколько путин будет править россией

Опубликовано 05-01-2018 • Отредактировано 05-01-2018 в 15:34

«Путин будет править постпутинской Россией»

Александр Валиев

Каким будет 2018-й год с точки зрения политики? Ждать ли сюрпризов от президентской кампании? Что предпримут сторонники Алексея Навального? Чем обернется новый срок правления Владимира Путина? На эти вопросы RFI ответили эксперты.

По мнению сопредседателя Совета движения в защиту прав избирателей «Голос» Григория Мельконьянца, власть будет довольно жестко пресекать призывы к бойкоту выборов президента.

Григорий Мельконьянц: Я думаю, что сюрпризы будут, не знаю, каких масштабов, но в любом случае, кампания будет более динамичная, чем она была в 2012 году. Это связано с тем, что много очень игроков разных заявились на участие в выборах, много свежих лиц, которые, так или иначе, захотят себя проявить. И много неизвестных, которые как-то будут влиять на ход избирательной кампании. Безусловно, власть максимально постарается держать все в своих руках, управлять всем, что происходит на выборах. Это, прежде всего, связано с кампанией бойкота, потому что для власти призывы к отказу от участия в выборах неприемлемы, стоит задача повышения явки, а общий тренд на ее снижение уже несколько лет в России отчетливо виден.

Глеб Павловский

Скорее всего, будут подключаться, в том числе, и правоохранительные органы, и судебные, и, может быть, какие-то неформальные институты –— для того, чтобы мешать тем гражданам, которые будут вести такую кампанию. Полагаю, что это будут достаточно жесткие действия, будут мешать печатать какие-то материалы, будут задерживать активистов, противодействовать сбору средств на ведение такой кампании и тд. То есть, с одной стороны, будет идти широкая пропаганда участия в выборах под лозунгом «голосовать легко», а с другой стороны будет идти пропаганда бойкота выборов. Вопрос в том, какая кампания окажется убедительнее, и на какую аудиторию эти кампании будут влиять. Список кандидатов вызывает тоже определенную интригу, сможет ли та же Ксения Собчак собрать необходимое количество подписей, или другие кандидаты. И насколько ЦИК будет в этом случае вести себя объективно, независимо в плане проверки этих подписей.

RFI: Призыв к бойкоту выборов нарушает законодательство?

Формально в законе нет ограничений на ведение пропаганды, информирования избирателя о том, что «не ходите на выборы». Единственное, есть запрет на принуждение к участию или неучастию в выборах.

Как раз принуждение к участию со стороны работодателей у нас практикуется, но я не слышал, чтобы за это наказывали…

Да, это практикуется, мы выпускаем различные памятки, объясняем, что нужно обращаться в правоохранительные органы, трудовую инспекцию, чтобы защищать свои права. То есть, если происходит давление на избирателей со стороны тех, кто имеет на них влияние, то тогда это нарушение. А если это общая какая-то кампания, которая говорит, что мы не считаем эти выборы честными, на них не нужно ходить, то без давления это не будет являться прямым нарушением. Но, зная репрессивный уклон нашей государственной системы, не исключено, что после выборов, если эта кампания будет яркой, успешной, угрожающей, по мнению, власти, явке избирателей, будут внесены изменения в законодательство, где такие призывы будут прямо запрещены в любых формах.

Но можно ли ожидать, что кампания Навального будет по-настоящему эффективной?

Пока, во всяком случае, экспертное сообщество относится скептически к тому, что эта кампания сможет продемонстрировать что-то значимое в политическом плане. Чтобы можно было сказать, да, эта кампания бойкота ударила по власти, легитимность выборов пострадала, потому что вместо 60 % на выборы пришло 40%, к примеру. Вот тогда да, это было бы для власти серьезным ударом.

Историк и журналист Николай Сванидзе не ждет от президентской кампании никаких сюрпризов, но уверен, что сторонники Алексея Навального выйдут на улицы, если он их к этому призовет.

Николай Сванидзе: Ну а какие могут быть сюрпризы? Никаких сюрпризов не будет. У власти будет телодвижений минимум, ей не нужны никакие телодвижения. Чем спокойнее будет кампания, тем она будет предсказуемее и тем для власти удобнее. Они ее предельно поздно начали, Путин предельно поздно объявил о своем формальном участии. Здесь никаких эксцессов не будет, и ничего духоподъемного не будет. Спокойно проведут кампанию, спокойно выиграют. Что касается Навального, что мог, он уже сделал, он будет продолжать ту же линию, призывать к бойкоту. Но он один будет призывать к бойкоту, естественно, что все участники выборов призывать к нему не будут. Смешно было бы, если Явлинский или Ксения Собчак или Грудинин, участвуя в выборах, призывали бы к бойкоту. Поэтому бойкот, конечно, не состоится, сторонники Навального в известном числе на выборы не пойдут, они бы, вероятно, без участия Навального и так бы не пошли, без всяких призывов. А больше это ничем не результируется. Я не ожидаю от кампании ничего сенсационного.

Навальный потратил немало сил и времени, чтобы аккумулировать некую политическую, электоральную энергию. Какой выход она получит? Эти люди могут пойти голосовать за Собчак?

Я думаю, что электорат Навального, если и пойдет голосовать за Собчак, то очень небольшой своей частью, минимальной. Остальные, скорее всего, будут сидеть на диване. Если Навальный призовет их к выходу на улицу, они выйдут на улицу. Если не призовет, будут сидеть на диване. Но, в принципе, конечно, отлучение Навального от выборов — это удар по его электорату. Тактически это, вероятно, победа власти, элементарная, примитивная победа, а стратегически — нет, потому что этот электорат будет искать какие-то возможности для выхода своей политической энергии. Если учитывать, что все это будет происходить на фоне не улучшающейся экономики, и главное, на фоне не повышающегося уровня жизни, то я не думаю, что отлучение Навального — это правильное решение власти.

Чего нам ждать от нового срока Путина?

Я думаю, что он сам не знает, чего ожидать. Власть сейчас действует реактивно, реагирует на внешние раздражители. Стратегии я не вижу, потому что власть разрывается в противоположных направлениях. С одной стороны, есть группировка, которую больше заботит национальная экономика. Она убеждает принимающий решения центр, то есть, прежде всего, Путина, что нужно нормализовать отношения с Западным миром, потому что без этого невозможна нормализация экономики, и призывает к каким-то, пусть тихим и нерадикальным, но все же внутренним реформам. На реформы власть не пойдет, это уже железно. На либерализацию политическую — абсолютно очевидно, не пойдет. А на нормализацию отношений с внешним миром могла бы пойти, но смотря, какой ценой. Если власть сочтет, что эта цена для нее неприемлемая, то есть, чревата хотя бы каким-то намеком на потерю лица в глазах внутренней аудитории, а эта аудитория настроена очень консервативно, в достаточной степени националистически — и любое телодвижение, которое она сочтет за прогиб, приведет к снижению рейтинга власти. Поэтому в этом случае власть выберет, конечно, сохранение лица в глазах внутренней аудитории. Тем более, что в этом направлении идет тоже большое давление на власть, со стороны другой, более сильной группировки, силовой. Она настроена на продолжение конфронтации с Западом. Есть, конечно, еще одна группировка, смежная с первой — это близкий к президенту бизнес, который понимает, что конфронтация с Западом бьет по его бизнес-интересам и его карману. Но здесь сложная система взаимоотношений и уступок, и с этими людьми, я думаю, так или иначе, президент общий язык найдет. То есть, расчеты Запада на то, что бизнес, взволнованный потерей капитала, ударит по Путину или окажет давление на Путина в направлении нормализации отношений, я думаю, не вполне оправданы.

Политолог Глеб Павловский уверен, что власть серьезно отстает от перемен, которые происходят в обществе, и в ближайшем будущем это приведет к конфликту.

Глеб Павловский: У нас самое интересное сегодня — это кампания, которая ведется в обществе. Прошлый год был годом сюрпризов, все сюрпризы были не со стороны власти, а со стороны общественной активизации, политизации там, где ее не было до сих пор, уже очень давно, почти 20 лет. И сегодня у нас официальная кампания является периферией общественной кампании, а это самое главное обстоятельство, без него просто ничего нельзя понять в происходящем. Сперва и год назад эту кампанию начал Алексей Навальный, потом в нее включались разные политические силы, от противников московской реновации, «Открытой России» Ходорковского до Ксении Собчак. Это все происходило в общественном поле, в общественном домене, а не в официальном секторе. И то, что Ксению Собчак зарегистрировали, является исключительным следствием нового общественного доминирования. И так же то, что Зюганову впервые пришлось уйти из позиции вечного кандидата на выборах, уступив место Грудинину, тоже является свидетельством новой общественной атмосферы. Власть — в стратегической обороне, хотя у общества пока нет никаких достаточных организационных сил для того, чтобы сформировать полноценную политическую альтернативу. Поэтому Путин, разумеется, останется президентом, но он будет управлять уже не путинской Россией, а Россией постпутинской. Кремль стал отставать от развития событий, этого раньше не было, и такими средствами он будет еще больше отставать от развития общественного процесса. То есть, у нас будет формироваться альтернативная политическая сцена.

К чему, на ваш взгляд, приведет такая ситуация разнобоя?

Прежде всего, она приведет к тому, что выступят вперед реальные силы, реальные группы страны, потому что главное преступление, которое было совершено и властями, и близкими к ним тележурналистами, пропагандистами, было то, что Россия стала невидимой. Никто не знал, что происходит в стране. Все были искусственно загнаны в молчание, а говорили пропагандисты о какой-то чепухе. Сегодня здесь ситуация сломалась, люди говорят о реальных проблемах повестки дня, а власть не готова о них говорить. И, конечно, это приведет к конфликту, и довольно быстро, как я думаю. Этот конфликт развернется уже в этом году, который только начался.

m.ru.rfi.fr

Как долго будет править Владимир Путин?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Общаясь в четверг с участниками Валдайского форума, Владимир Путин не исключил для себя возможности баллотироваться в 2018 году на четвертый, а с учетом президентства Дмитрия Медведева, когда он, по общему мнению, оставался фактическим лидером, на пятый срок.

«Не исключил» не означает «подтвердил», так что открывается широкий простор для предположений и версий.

Эксперты расходятся во мнениях. Одни уверены, что Путин в душе хочет править не только до 2024 года, но и пожизненно, а помешать ему ничто не может, другие полагают, что препятствия велики, и сам он пока ничего не решил.

«Путин пойдет на четвертый срок. Нет оснований считать иначе», — заявил Русской службе Би-би-си политолог Александр Морозов.

Его коллега Станислав Белковский уверен, что возможны варианты.

«Решение будет диктоваться многими факторами, от состояния экономики и уровня протестного движения до здоровья самого героя, которое, по разным данным, оставляет желать лучшего. На Валдайском форуме вчера не произошло ничего. По крайней мере, до осени 2015 года обсуждение этого вопроса в практической плоскости невозможно», — считает эксперт.

Противоречивые прогнозы

Существуют как минимум четыре причины, которые могли бы помешать новому президентскому сроку Путина. Первая — физическая форма. Тут анализировать нечего, и делать предсказания бессмысленно.

Вторая — кризис верхов и раскол элиты. Маловероятно. Путин, с одной стороны, «построил» и бюрократию, и бизнес, с другой стороны, дал всем по куску пирога и обеспечил фактическую несменяемость. С какой стати кто-то будет выступать против него, рискуя потерять все?

Третья — изменение электоральных настроений.

«Исторический опыт показывает, что при длительном авторитарном режиме население привыкает, приспосабливается, забывает, что вообще возможна какая-то иная власть и иная жизнь. В таких условиях даже недовольство не приводит к активным действиям. Несомненно, формируется активное меньшинство, состоящее из самостоятельных людей, но это именно меньшинство», — говорит Морозов.

«Протестные настроения будут нарастать, — возражает Белковский. — Успех Навального и победа Ройзмана тому красноречивое свидетельство. Власть надоела образованным горожанам, и изменить это невозможно, как невозможно было изменить отношение активной части общества к КПСС в конце 1980-х годов».

Четвертая, и, по оценкам аналитиков, самая существенная угроза — экономический кризис.

«Он уже разворачивается на наших глазах, — утверждает Белковский. — Минфин идет путем урезания бюджетных расходов, министр Алексей Улюкаев признает, что таким плохим положение в экономике не было с 2008 года. Мы видим непопулярные меры вроде введения «энергетического пайка», замораживания индексации зарплат и пенсий, фактической конфискации в бюджет пенсионных накоплений «молчунов». Неустранимая причина — гигантские масштабы коррупции. «Экономика роз» — распила, отката и заноса — тотально неэффективна даже при высоких ценах на нефть».

Александр Морозов замечает, что еще неизвестно, как поведет себя население при наступлении экономических трудностей — ополчится на власть или сплотится вокруг нее. К тому же на случай серьезного кризиса у Владимира Путина имеется убойный патрон — отставка правительства, которая создаст иллюзию обновления и породит надежды. Есть и другие способы отвлечь внимание общества, от досрочных парламентских выборов до перезахоронения Ленина.

«Владимир Путин попал в капкан, типичный для авторитарных лидеров, когда невозможно ни уйти, ни остаться, — рассуждает Белковский. — Оставаться нельзя, потому что каждый лишний год усиливает раздражение, а он очень хочет любви и высокой оценки его прежних заслуг. Уходить нельзя, потому что непонятно, на кого бросить это хозяйство, которое грозит развалиться при замене ключевой фигуры, цементирующей всю властную конструкцию».

«Не знаю, как он из этой дилеммы выйдет, — продолжает эксперт. — Насколько я могу судить, Владимир Путин психологически склонен откладывать решения до той поры, когда их уже нельзя не принимать».

Суд потомков

На Валдае Путин не исключил возможности помилования или амнистии обвиняемых по «болотному делу».

Это фигура речи, или президент всерьез думает о смягчении режима и диалоге с оппозицией?

Нации надо предложить что-то кроме принципа «лишь бы хуже не было». Требуется содержательная идея. На что поставит Путин: на модернизацию или на дальнейшее завинчивание гаек, консервативную мораль и антизападничество?

Думает ли он вообще о своем месте в истории или просто хочет править и решает сиюминутные задачи?

«Я уверен, что мнение потомков ему не безразлично, — говорит Белковский. — Он все время явно и неявно возвращается к собственной исторической роли, правда, в основном апеллирует к прошлому, упирая на то, что принял страну в состоянии хаоса и разброда. Мне также кажется, что в его планы не входит оставаться до самого конца, когда он будет восприниматься не как спаситель и архитектор стабилизации страны, а как человек, который ее разрушил».

«Ни о чем таком Путин не думает, — уверен Морозов. — Ключевое слово в его мышлении и практике — «капитализация». Все его основные достижения связаны с финансами: выход российских компаний на мировой рынок, укрепление банков, распространение потребительского кредита. Это у него получается, это постоянно находится в зоне его внимания. Внешнеполитические представления Путина, очевидно, сводятся к тому, что, если Россия будет богатой, с ней станут считаться. То, что связано не с деньгами, а с развитием общества, его никогда не интересовало. Он не размышляет над отвлеченными вещами вроде исторического выбора, национальной идеи, новой идентичности России».

Долгий путь

В ответ на критику бесконечного правления Владимира Путина прокремлевские комментаторы обычно отвечают, что это выбор большинства, как бы ни хотелось кому-то утверждать обратное.

Но если большинство делает такой выбор, не означает ли это, что оно не доросло до демократии и не понимает ее сути?

Демократия — не всенародное избрание царя, и не диктат большинства над меньшинством. Это плюрализм мнений и баланс интересов. Если лидер, даже реально эффективный и заслуженно популярный, проявляет авторитарные наклонности, граждане демократической страны должны насторожиться, а не восторгаться.

«Большинство россиян действительно не знают, зачем им демократия, — говорит Александр Морозов. — Они даже не поддерживают Путина, они не ходят голосовать. Пока лишь меньшинство понимает смысл демократии, принимает идею разделения властей, настаивает на прозрачности и состязательности экономики и политики. Оно может прожить жизнь невостребованным, как «шестидесятники», но хочется верить, что все-таки получит исторический шанс».

«Россия — страна с многовековой авторитарной традицией, и ждать, что она изменится в один день, было бы наивно, — считает Станислав Белковский. — В конце концов, восторги значительной части интеллектуалов по поводу Навального — это проявление той же традиции поиска хорошего вождя вместо плохого».

«Дело, по большому счету, не в Путине, — замечает он. — Не кто будет после Путина, а что будет после него — так должен стоять вопрос. Если хотя бы активное меньшинство консолидируется не вокруг лозунга отставки Путина, а вокруг перехода к парламентской демократии европейского образца, отказа от суперпрезидентской модели и вождистской парадигмы власти, страна сможет вырваться из порочного круга постоянного воспроизводства авторитаризма».

Путин сохраняет интригу

Политолог Дмитрий Орешкин в интервью Би-би-си отметил, что высказывание Путина о возможности его выдвижения на четвертый срок прозвучало на фоне высказываний других политиков, близких к нему, о том, что они президентскими амбициями не обладают.

«Это было предсказуемо. Незадолго до того Собянин с излишней торопливостью заявил, что не собирается ни в коей мере двигаться в президенты[. ] Господин Иванов Сергей, который глава президентской администрации, тоже начал, как бы между прочим сказал, что в президенты не собирается. Кому они заявляют, широким народным массам или Владимиру Владимировичу? Скорее всего Владимиру Владимировичу», — сказал он.

По словам бывшего депутата Госдумы, российского политика Геннадия Гудкова, Путин, возможно, старается решить какие-то возникающие в его окружении конфликты.

«Есть надежда, что это было сделано, чтобы избежать шевеления внутри кланов за разыгрывание операции «Преемник». Когда такое начинается, происходит внутриаппаратная борьба, подсиживания, интриги. Может быть, чтобы избежать этого, Путин и сказал, что он готов», — считает Гудков.

В том, что «аппаратная нестабильность» имеет место, Гудков не сомневается.

«Один из наиболее очевидных результатов этих противоречий — отставка Сердюкова, которая не просто так состоялась. За этим стоят определенные группы лиц», — считает политик.

Тактическая неопределенность

Согласно другой точке зрения, это заявление Путина, на самом деле вписывается в его традиционную тактику — сохранять интригу, неопределенность настолько долго, насколько это возможно.

«Мне, честно говоря, представляется маловероятным, что он пойдет на четвертый срок. Но обсуждать в настоящее время это действительно несколько рано. Понятно, что он должен отвечать. Его кредо — неопределенность. Объявить о вакантности места президента в 2018 году он не может. Он должен держать общество в напряжении», — сказал в интервью Би-би-си член бюро федерального политсовета «Солидарности» Сергей Давидис.

Американский политолог, директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США Николай Злобин, который участвовал в валдайском форуме и первым поднял вопрос о будущих выборах на заседании в присутствии Путина, считает, что тому на самом деле и не хотелось вообще говорить об этом.

«Когда я ему задавал вопрос, у меня сложилось впечатление, что он не хочет говорить об этом. И не потому что он не хочет об этом говорить, а просто это не тема для него сегодня», — сказал он.

«Его ответ сенсацией никак не может быть. Вот если бы он сказал, «я не рассматриваю такую возможность», вот это была бы сенсация», — добавил политолог.

Политическая пустота

По словам Дмитрия Орешкина, вероятность того, что Путин выставит свою кандидатуру на следующих выборах, довольно высока, поскольку в его окружении нет сильных политических фигур.

«Я не думаю, что это проблема российской земли. Это проблема организации власти, которая не допускает сколько-нибудь реального самостоятельного политика вообще», — сказал Орешкин.

С ним согласен и Глеб Павловский, который высказал свое мнение Интерфаксу в кулуарах валдайского форума.

«Я думаю, что он рассматривает это как основной, базовый вариант, который может измениться по каким-то тактическим причинам, но стратегически он, несомненно, намерен идти на четвертый срок», — заявил Павловский.

Однако эксперты и политики, ответившие на вопросы Би-би-си, считают, что пока еще слишком рано говорить об этом за четыре года до выборов.

«Из этого единственное что следует, что публичной, официальной стратегией Кремля отказ от выборов на четвертый срок не является», — считает Сергей Давидис.

Подтверждением этих слов может служить и комментарий пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, который он дал РИА Новости.

«Необъяснимым образом, несмотря на то, что президентский срок Владимира Путина только начался, среди вопросов фигурировал и этот. Отвечая на этот несвоевременный и неактуальный вопрос, президент сказал, что действительно этого не исключает. На риторический вопрос был дан соответствующий ответ», — сказал пресс-секретарь.

Четверть века

Впрочем, оппозиционно настроенные политики раскритиковали даже такую призрачную перспективу в 2018 году получить на президентских выборах Путина в качестве оппонента.

Член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству коммунист Вадим Соловьев не стал комментировать вероятность того, что Путин пойдет на выборы, но заявил, что и третий президентский срок Путина нарушает российскую Конституцию.

А политик Геннадий Гудков сказал, что в современном мире такой долгий срок правления одного человека в стране, которая старается развиваться и экономически, и политически, невозможен.

«Шесть лет, еще шесть, до этого 12, это получается 24 года. Если мы говорим о стране динамично развивающейся, и пытающейся. Если мы говорим о какой-то эффективной власти, о ротации власти. То это абсолютно неприемлемо», — сказал он.

www.bbc.com

admin

Обсуждение закрыто.