Право древней месопотамии законы хаммурапи

Право древней месопотамии законы хаммурапи

Законы Хаммурапи: система и принципы

Законы Хаммурапи: система и принципы

Именно стремлению зафиксировать различные нововведения в правление царя Хаммурапи и обязаны своим появлением Законы Хаммурапи (XVIII в. до н. э.). Свод судебных правил был записан в самом конце царствования знаменитого правителя — около 1750 г. до н. э. — и должен был сохранить на будущее плоды судебно-реформаторской и административной деятельности царя.

Составленные при Хаммурапи законы не были всеобъемлющим сводом всего современного ему вавилонского права. Многое оставалось во власти норм и правил обычного права (так, законы даже не упоминают о наказании за простое убийство, за обычную кражу, за посягательство на религиозные обряды) и в сфере действия традиционных судов. Новыми же законами следовало руководствоваться царским судьям в решении тех дел, которые не регулировались обычны правом, и в тех случаях, которые выходили за рамки обыденной юстиции, представляли особый интерес для власти и государства. Строго говоря, это были не законы в общем значении слова, а отдельные или типичные судебные решения, записанные для общего сведения.

Свод Хаммурапи составлялся обдуманно и по своеобразной системе. Условно его подразделяют на 282 статьи, которые можно объединить в несколько тематических разделов. Начинает текст законов особое Введение (в значительной степени повторяющее Введение из Законов Липит-Иштара). В нем Хаммурапи перечисляет свои царственные достоинства, призывая в поддержку своей власти богов, и подчеркивает цели своих нововведений: «Дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого… доставлять стране благополучие». 1-й раздел (ст. 1–5) заключал общие правила об отправлении правосудия; 2-й раздел (ст. 6-25) — правила охраны собственности царя, храмов, общин; 3-й раздел (ст. 26–41) посвящался охране имуществ, полученных от царя за службу; 4-й раздел (ст. 42–67/71) операциям с недвижимостью и охране ее от неправомерных посягательств посторонних; 5-й раздел (ст. 78/88-126) — торговым делам и неправомерным действиям, связанным с торговлей; 6-й раздел (ст. 127–195) — семейному праву; 7-й раздел (ст. 196–214) охватывал правила о наказаниях за телесные повреждения; 8-й раздел (ст. 215–282) — правила об операциях с движимым имуществом и связанных с этим нарушениях.

Статьи следовали друг за другом, подчиняясь принципу бытовой ассоциативности (в системе Законов еще не было особых юридических приемов). Так, после статей, посвященных отношениям отца с усыновленным и возможных пренебрежениях взаимным долгом, шла статья о наказании сына за избиение отца, завершавшая раздел о семейном праве; а первая статья следующего раздела — 196-я — вообще начинала перечень возможных повреждений в результате избиения одного человека другим. Статьи описывали исключительно конкретные случаи и тем самым давали законченные наставления судье: если выяснятся такие-то обстоятельства и не будет тех-то условий, то вынеси такое-то решение (почти каждая статья и начиналась с «Если…»). Такое построение правовых норм характерно для всего древнего права, не стремившегося к излишним и не полезным для тогдашней практики обобщениям; оно получило название казусного (от латинского casus — случай).

Другим характерным принципом законов был в значительной мере религиозный смысл тех запрещений, которые предписывались или подразумевались. Хаммурапи объявил противоправными и наказуемыми такие же действия, которые в религиозной традиции рассматривались как греховные: насилие, обман, всякая ложь, инициатива в семейных раздорах, нарушение установленного богами порядка и, соответственно, особого положения других лиц. О многих таких конкретных совпадениях напоминает свиток древневавилонских заклинаний «Шурпу», относящийся, правда, к более позднему времени (XII в. до н. э.).

history.wikireading.ru

Тема 3. История государства и права в Древней Месопотамии

Государство возникло в южной части долины рек Тигра и Евфрата. Древнее население Месопотамии — шумеры. В 111-м тысячелетии до н.э. в северную часть области пришли аккадцы. В начале III тысячелетия до н.э. появились первые города-государства, которых в то время насчитывалось около 40. По форме правления — это аристократические республики. Они управлялись советами старейшин, которые выполняли также судебные функции.

В конце 111-го тысячелетия до н.э. начинается возвышение города Вавилона (врата бога). Наивысшего расцвета Вавилон достигает во 11-м тысячелетии до н.э, при правлении царя Хаммурапи (XVIII век до н. э.). Вавилон неоднократно подвергался нападению горных племен, но восстанавливался. В III веке до н. э. фактически прекратил свое существование.

Государственный строй Вавилона во время правления Хаммурапи. Это восточная деспотия. Вся полнота власти находилась в руках царя. Центр управления — царский двор. Население делилось на свободных и рабов. Законы Хаммурапи упоминают две свободных, но неравных группы населения: авилум — «сын человека — человек» и мушкенум — «падающий ниц». Считается, что авилум — это те, кто покорил шумеров (завоеватели), а мушкенум — завоеванное население.

Законы Хаммурапи. Общая характеристика. Законы Хаммурапи появились в Древнем Вавилоне в XVIII веке до н. э. Состоят из преамбулы, текста и заключения, всего 282 статьи, но сохранились лишь 247. Норма права формулировалась из судебного решения по конкретному делу. Например, «Если человек совершит грабеж и будет схвачен, то его должно убить». Такую формулировку принято называть «казуальной». Причины, породившие возникновение законов: создание единого законодательства для всего государства, укрепление государственной власти, забота об армии, а также необходимость снять социальное напряжение в обществе. Например, долговая кабала ограничивалась 3 годами и установлены проценты по договору найма.

Источники законов Хаммурапи. Источниками законов Хаммурапи являются обычай, судебная практика, религия, законы, которые существовали ранее в Месопотамии в отдельных городах-государствах. Хаммурапи часто сам принимал решения по конкретным делам, которые затем были изложены в нормах закона. Если попытаться систематизировать нормы этого закона, то можно изложить их в следующем порядке. Ст. 1—5 — имеют отношение к процессу, ст. 6—-126 — это имущественные отношения и ответственность за имущественные преступления, ст. 127—195 — семейно-брачные отношения, наследственные отношения, правовой статус должностных лиц, ст. 196—214 — меры по защите личности, ст. 215— 282 — нормы, регулирующие договор найма и другие правоотношения.

Регулирование имущественных отношений. В Древнем Вавилоне преобладала общинная собственность на землю (80 %). Частная собственность на землю не получила своего развития (2 %). Собственником земли была община, но верховным собственником был парь, у которого, кроме того, были дворцовые и храмовые земли. Собственником земли «илкум» и всего имущества на ней являлся царь. Эту землю царь давал в пользование своим воинам за то, что они должны были обрабатывать ее и нести воинскую службу. Хаммурапи в законах предусмотрел меры по обеспечению выкупа из плена своих воинов — «редумов» и «баирумов», сохранности их имущества, в том числе земли, в случаях нахождения их в плену или походах.

В Древнем Вавилоне существовал высокий уровень развития частной собственности на вещи. Жители государства знали и пользовались следующими договорами: договорами купли-продажи, аренды, займа, товарищества, хранения, поручения, найма, мены.

Семейное право. Семейному праву законы Хаммурапи посвящают примерно 70 статей. Брак заключался путем брачного договора между женихом и отцом невесты. При выдаче дочери замуж отец давал ей приданое, и оно не являлось собственностью мужа в случае смерти женщины. Приданое наследовали ее дети. Если детей в браке не было, то приданое возвращалось в семью женщины. Также, если приданое растрачивалось, то его восполняли из имущества мужа. В Древнем Вавилоне были разрешены браки между свободными и рабами. Дети от их брака были свободными. Глава семьи — муж. Он решал все вопросы и имел неограниченное право на развод и мог выгнать жену из дома или оставить ее в доме рабой и жениться на другой женщине. Женщина могла подать на развод при наличии следующих оснований: измена мужа, оставление мужа дома без особых на то оснований и если муж обвиняет жену в измене без каких-либо доказательств.

Право наследования. Имело место наследование по закону и по завещанию. В наследовании по закону все наследство делится между сыновьями. Дочери получали приданое, которое равнялось доли наследования сыновей. Дети рабыни также получали часть наследства в том случае, если отец при жизни признавал их. Отец может лишить наследства сына, который совершил тяжкий грех в отношении отца. Этот вопрос решался в судебном порядке. Наследство по завещанию существовало в зачаточном состоянии. Отец при жизни мог подарить сыну, который ему нравился, определенное имущество, например, дом или сад. Договор дарения составлялся в письменной форме. При смерти мужа жена получала «вдовью долю». Если при жизни муж не оставлял ей долю, то ей выделяли часть из общего наследства.
Преступление и наказание. Наказания в законах Хаммурапи были строго определены, но не все указаны. Существовали государственные, религиозные, должностные, воинские преступления, преступления против собственности, личности, нравственности. За преступления назначались следующие наказания: смертная казнь (простая и квалифицированная); телесные наказания (болезненные, членовредительские и позорящие), изгнание из общины, штраф, отстранение от должности судьи, если тот брал взятки. При этом сохранялась коллективная ответственность общины.
•Суд и процесс. Суд и процесс, как в Древнем Египте, не отделен от администрации. Судьями были чиновники, а высшим судьей — царь. Суд велся публично. В больших городах создавались и профессиональные суды. В судах происходил обвинительно-состязательный процесс. При этом не было деления на гражданские и уголовные дела. В процессе стороны — равны. Суд исследует свидетельские показания сторон, документы и ведет себя пассивно, формально оценивает доказательства. Решение суда фиксировалось письменно. Право на обжалование принадлежало только царю. Доказательствами считались также ордалии — «суд божий», клятвы. Например, ордалии применялись в случаях обвинения женщины в измене мужу и обвинение в чародействе. Решение суда о смертной казни и членовредительских наказаниях приводилось публично и немедленно.

studopedia.org

Тема 3. Законодательство Месопотамии

1 Древнейшее законодательство Месопотамии

2 Социально-правовой строй

3 Собственность и обязательственные отношения

4 Брак и лично-имущественные отношения в семье

5 Преступления и наказания

6 Судебное разбирательство

Список используемых источников

Начало исторического законодательства на Ближнем Востоке относится ко времени еще древнешумерийских протогосударств. Законы Уруинимгины (конец XXIV в. до н. э.) − самые древние из известных в истории права. Эти за-коны не были еще вполне правовыми предписаниями, большинство правил ус-танавливало неюридического характера порядки в государственно-храмовом хозяйстве Лагаша, упорядочивало оплату жрецов и других слуг правителя, га-рантировало держателям храмовых и государственных наделов их права на бу-дущее на основе справедливости.

Более развитыми в юридическом отношении были законы Ур-Намму (ко-нец III тыс. до н. э.), правителя Шумера в период нового возвышения г. Ура. Они заключали до 35 правил-статей, касавшихся главным образом охраны брачно-семейных устоев. В этих законах впервые упоминалось о приниженном социальном статусе рабов: так, за попытку рабыни «равняться с госпожой» сле-довало весьма своеобразное наказание − промывание рта 1 кг соли. Законы ка-рали лжесвидетельство в суде, членовредительство в драке, разного рода ос-корбления. Самым древним и основным уголовным наказанием были штрафы. Некоторые правила регулировали охрану частных аграрных хозяйств.

Законы Липит-Иштара (XIX в. до н. э.) были первым законченным сводом судебных правил. По указу правителя их даже высекли на каменной стеле, чтобы все прониклись идеей всеобщей справедливости, о которой гласило особое Вве-дение. В своде было 43 статьи-правила, большая часть которых посвящалась особым правам и положению царских людей, найму ими рабочих.

Законы Эшнуны (XVIII в. до н. э.) регулировали по преимуществу прави-ла торгового оборота, даже цены на разные товары (которые, видимо, казались неизменными). Продавец товара должен быть его собственником и в случае со-мнений указать происхождение вещи: представить договор или свидетелей. В этих законах впервые появляется подразделение на не вполне полноправных людей (мушкенум), связанных с дворцовым хозяйством, полноправных общин-ников (авилум) и рабов. Полноправные общинники защищались обычным пра-вом. Новые же законы касались нововведений, Появлявшихся ранее всего в сфере новых отношений, связанных с государственным хозяйством и дворцом.

Правление царя Хаммурапи (1792 – 1750 гг. до н.э.) ознаменовано изда-нием сборников законов. Хаммурапи, придавая большое значение законода-тельной деятельности, приступил к ней с самого начала своего правления.

Первая кодификация была создана на втором году правления; это был год когда «царь установил право стране». Эта кодификация не сохранилась. Из-вестные Законы Хаммурапи относятся к концу его царствования.

1 Древнейшее законодательство Месопотамии

Стремлению зафиксировать различные нововведения в правление царя Хаммурапи и обязаны своим появлением Законы Хаммурапи (XVIII в. до н.э.). Свод судебных правил был записан в самом конце царствования знаменитого правителя − около 1750 г. до н. э. − и должен был сохранить на будущее плоды судебно-реформаторской и административной деятельности царя.

Текст Законов был выбит на каменном столбе с изображением восседаю-щего на троне бога Солнца, правосудия и предзнаменований по имени Шамаш, который считался строгим блюстителем справедливости на Небе («судья бо-гов») и на Земле. Считалось, что все живые существа он «направлял на верный путь». Хаммурапи изображен на этом же камне стоящим перед Шамашем в почтительной позе и дотрагивающимся до регалий высшей власти − жезла и магического кольца. Из-за плеч восседающего на троне Шамаша поднимаются языки пламени, они свидетельствуют о его всемогуществе. Называя себя «ца-рем справедливости», Хаммурапи утверждал в заключительной части Свода за-конов: «Слова мои изысканны, нет ничего равного моей мудрости, нет сопер-ника у моих деяний». Его мудрость была нацелена на обуздание произвола власть имущих, безмерной жадности богатых и сильных по отношению к тем, кто платил налоги в царскую казну и поставлял воинов на царскую службу.

Составленные при Хаммурапи законы не были всеобъемлющим сводом всего современного ему вавилонского права. Многое оставалось во власти норм и правил обычного права (так, законы даже не упоминают о наказании за про-стое убийство, за обычную кражу, за посягательство на религиозные обряды) и в сфере действия традиционных судов. Новыми же законами следовало руково-дствоваться царским судьям в решении тех дел, которые не регулировались обычным правом, и в тех случаях, которые выходили за рамки обыденной юс-тиции, представляли особый интерес для власти и государства. Строго говоря, это были не законы в общем значении слова, а отдельные или типичные судеб-ные решения, записанные для общего сведения.

Свод Хаммурапи составлялся обдуманно и по своеобразной системе. Ус-ловно его подразделяют на 282 статьи, которые можно объединить в несколько тематических разделов. Начинает текст законов особое Введение (в значитель-ной степени повторяющее Введение из Законов Липит-Иштара). В нем Хамму-рапи перечисляет свои царственные достоинства, призывая в поддержку своей власти богов, и подчеркивает цели своих нововведений: «Дать сиять справед-ливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не при-теснять слабого. доставлять стране благополучие». 1-й раздел (ст. 1−5) заклю-чал общие правила об отправлении правосудия; 2-й раздел (ст. 6−25) − правила охраны собственности царя, храмов, общин; 3-й раздел (ст. 26−41) посвящался охране имуществ, полученных от царя за службу; 4-й раздел (ст. 42−67/71) опе-рациям с недвижимостью и охране ее от неправомерных посягательств посто-ронних; 5-й раздел (ст. 78/88−126) − торговым делам и неправомерным дейст-виям, связанным с торговлей; 6-й раздел (ст. 127−195) − семейному праву; 7-й раздел (ст. 196−214) охватывал правила о наказаниях за телесные повреждения; 8-й раздел (ст. 215−282) − правила об операциях с движимым имуществом и связанных с этим нарушениях.

Статьи следовали друг за другом, подчиняясь принципу бытовой ассоциа-тивности (в системе Законов еще не было особых, юридических приемов). Статьи описывали исключительно конкретные случаи и тем самым давали закончен-ные наставления судье: если выяснятся такие-то обстоятельства и не будет тех-то условий, то вынеси такое-то решение (почти каждая статья и начиналась с «Если. »). Такое построение правовых норм характерно для всего древнего права, не стремившегося к излишним и не полезным для тогдашней практики обобщениям; оно получило название казусного (от латинского casus − случай). Другим характерным принципом законов был в значительной мере религиоз-ный смысл тех запрещений, которые предписывались или подразумевались. Хам-мурапи объявил противоправными и наказуемыми такие же действия, которые в религиозной традиции рассматривались как греховные: насилие, обман, всякая ложь, инициатива в семейных раздорах, нарушение установленного богами по-рядка и, соответственно, особого положения других лиц.

2 Социально-правовой строй

Законы Хаммурапи исходили из того, что люди не одинаковы по своим юридическим возможностям, по своим правам и обязанностям по отношению к государству и друг к другу. В праве или подразумевалось такое различие, или оно специально закреплялось по тому или другому поводу − правовой строй общества был сословным. Хотя, конечно, жестких граней между категориями людей не было, и все они − в большей, меньшей или совсем малой степени − обладали правоспособностью как в области имущественных, так и личных прав.

Вполне полноправной личностью с точки зрения права (субъектом права) считался самостоятельный мужчина-хозяин, глава патриархального семейства. Он мог принадлежать к категории свободных общинников, быть собственником выделенной общинной земли, обладать всеми подразумеваемыми правами в отношении имущества, семейных отношений − такого законы называли авилум («человек»). Другую категорию в целом полноправных и свободных людей со-ставляли мушкенум (от «падающий ниц», т. е. поступивший в услужение); они были владельцами участков земли, переданных им на определенных условиях из царского (государственного) фонда. Авилум в основном были подвержены действию обычного права, и законы регулировали только общие для всех либо очень своеобразные ситуации. Мушкенум же представляли предмет особой за-боты и охраны царской юстиции. На условной социальной лестнице они стояли несколько особняком от авилум: законы «дешевле» оценивали их имущество, возможные телесные повреждения, взаимные оскорбления. Однако земельная собственность мушкенум охранялась в ряду храмовой и дворцовой, они плати-ли только треть той суммы, что полагалась полноправным общинникам в слу-чае развода с женой. Такие отличия были одновременно и привилегиями. Веро-ятно, это было связано с тем, что мушкенум порывали с общиной и выступали исключительно как единоличники, тогда как авилум сохраняли связи с общи-ной и могли рассчитывать на поддержку соседей и родственников в случае раз-ных конфликтов.

Полноправным субъектом права могли быть не только мужчины, но и женщины. Для этого необходимо было выйти из-под патриархальной власти отца семейства или мужа. Происходило это либо в случае вдовства, либо в ре-зультате развода, если женщина не была виновной в нем и не дала законного повода. Особую категорию составляли жрицы-энтум (как правило, дочери, вы-шедшие из-под власти отца). Они получали значительные привилегии в насле-довании отцовского имущества, вообще в отношении их собственности. Однако на них налагались и определенные запреты: так, жрицы не могли посещать «злачных» мест, заниматься торговлей, корчемством − эти занятия, видимо, считались обычными для прочих женщин. Жрицы, в отличие от жрецов-мужчин, которые состояли на жалованье у царя, могли обладать наделами из дворцовых или царских земель.

В самом низу социальной лестницы стояли рабы. Рабство было патриар-хальным либо дворцовым. Рабами могли обладать как авилум, так и мушкенум, причем рабы последних обладали большими правами: могли вступать в брак со свободной, и их дети от этого брака считались свободными. В основном рабы рассматривались законами наравне с имуществом, в случае телесных поврежде-ний рабу полагалось денежное или взаимообразное возмещение, следуя рыноч-ным правилам. Однако рабы лично отвечали за совершенные ими преступления, теоретически могли оспаривать в суде свое рабское состояние (но проигрыш процесса влек мучительное и тяжелое наказание).

Еще одну категорию населения составляли воины − редум, баирум (букв, «погонщик» и «ловец», но смысл различий неизвестен). За свою воинскую службу царю они наделялись землей (обычно размером до 12 га), где вели сель-ское хозяйство, на определенных условиях. Закон обязывал воинов строго вы-полнять главное условие − нести службу: если воин отказывался идти в поход, его ждала казнь. Надел мог быть унаследован в семье, если был сын, пусть даже пока малолетний, который сможет впоследствии служить. В случае плена и да-же долгого отсутствия права воина на надел сохранялись. Имущество и надел, данные воину, нельзя было продавать, да и любые денежные сделки с ними во-обще считались недействительными. Однако если воин сам бросил надел и по своей воле отсутствовал более трех лет, он не мог претендовать на возврат имущества. Законы защищали воинов от злоупотреблений низших воинских начальников, которых ждала смерть за попытки присвоить надел или подарок царя.

3 Собственность и обязательственные отношения

Вавилония была страной интенсивного земледелия, существовала собст-венность на землю (царя, царских людей, храмов, общины, частных владель-цев). Земля обрабатывалась с помощью рабов или самостоятельно либо сдава-лась внаем (аренду). В области имущественных отношений законы четко под-разделяют имущественные права собственника, арендатора и наемных работ-ников и разграничивают меры ответственности за утерю, хищение, невозврат собственности или причинение вреда имуществу.

Большое внимание уделялось договорной фиксации различных сделок. Наиболее важные из них запечатывались в двойной конверт из глины в не-скольких копиях и обжигались для надежной сохранности. Некоторые из таких документов, запечатленных на обожженных глиняных табличках, сохранились до нашего времени.

Договор был необходим для фиксации займа, аренды (поля, сада), найма (скота, судна, раба). Если во время найма и аренды происходила порча имуще-ства, законы учитывали радивое или нерадивое отношение нанимателя. Вина последнего сильно смягчалась, если порча происходила по «Божьей воле» (сти-хийное бедствие и т.п.).

Если пастух похитит доверенный ему скот, заменив тавро, и продаст его за серебро, он в случае разоблачения обязан возместить хозяину скота его стоимость в десятикратном размере. Если скот поразила чесотка по вине пасту-ха, то он обязан восстановить поголовье полностью. Однако в случае эпидемии или если на стадо нападал лев, пастух приносил клятву в своей невиновности и убытки брал на себя хозяин. Если приглашенный лекарь проводил лечение за-болевшего скота удачно, его вознаграждали серебром, если, же лечение приво-дило к потере вола или осла, то сам лекарь должен был заплатить владельцу четверть стоимости покалеченного лечением животного.

Земледелие было основной хозяйственной деятельностью в стране, и за-коны уделяют ему самое пристальное внимание. Самым распространенным ви-дом этого хозяйствования было мелкое землевладение. Крупные землевладель-цы прибегали к использованию труда низшей категории царских служилых лю-дей (мушкенов) либо сдавали землю мелкими участками в аренду за фиксиро-ванную долю в треть или половину урожая, а также за фиксированную плату, вносимую заранее (ст. 45). Крестьянин-общинник мог менять, закладывать и сдавать в аренду свой участок, а кроме того, передавать его по наследству вме-сте с другой недвижимой собственностью (ст. 39−47, 60−65). Все эти правомо-чия утрачивались, если он выходил из общины. Жена беглеца из общины могла отказаться от него (ст. 136). Отчуждение земли воспринималось как несчастье, покупка земли − как несправедливость.

Каждый земледелец обязан был поддерживать в исправности ороситель-ные сооружения и нести ответственность за нерадивое или неумелое с ними об-ращение перед соседями, которые понесли вследствие такой нерадивости ущерб (ст. 53−56).

Арендатор земли должен вносить плату в 2/3 урожая и возвращать землю обработанной (ст. 42−43). Наемные сельские работники получали плату сереб-ром или хлебом. За невыращенный хлеб полагался штраф, равно как за кражу семян или изнурение скота. Штраф выплачивался зерном. Неуплата штрафа влекла за собой наказание смертью: неплательщика разрывали на части при помощи тяглового скота (быков) (ст. 256).

Должник вынужден был отдавать свою землю в обеспечение долга либо отдавать в кабалу детей, других членов семьи. В заслугу Хаммурапи ставится ограничение ростовщического процента по займам и возможность в некоторых случаях отсрочить уплату долга (ст. 48). Так, торговый агент (тамкар), выдав-ший кредит, не мог брать больше 20% при займе серебром и свыше 33,5% при займе зерном (ст. 89). В случае завышения этого процента тамкар рисковал не получить всю долговую сумму. Устанавливался запрет забирать в покрытие долга поле или сад (ст. 49 и 66).

Работа по найму практиковалась очень широко, и свободные люди участ-вовали в этом наряду с рабами. Нанимали, как правило, на короткий срок − на время посевных работ или жатвы. Оплата в основном была поденной, но в та-ком размере, чтобы наемный работник был в состоянии прокормить свою се-мью в течение всего периода работы по найму.

Особое регулирование получила работа профессионалов (людей высокой квалификации) − врачей, строителей, корабельщиков. Услуги были дифферен-цированы в оплате в зависимости от категорий потребителей услуг, например, хирург получал разную в кратном отношении плату за операцию для авилума, для мушкенума и раба.

Договоры поручения (что-либо вывезти и продать) оформлялись пись-менно. Нарушение этого ритуала и формы было сопряжено с ответственностью для обеих сторон.

Характерными были отношения между крупными и мелкими торговыми агентами − между тамкарами и шаммалумами соответственно. Последние были партнерами-помощниками тамкаров и несли определенную ответственность за недополучение торговой прибыли. Если прибыль не получена, шаммалум воз-мещал ее тамкару в трехкратном размере. Если продажа была удачной и при-быль получена, шаммалум обязан был передать прибыль с надлежащими доку-ментами тамкару. В случае непредставления документа сделка считалась недей-ствительной, прибыль утаенной и шаммалум обязывался возмещать прибыль в трехкратном размере. В случае несправедливости обвинения в утаивании при-были шаммалумом, тамкар обязывался компенсировать несправедливое обвине-ние в размере, превышающем размер прибыли в 6 раз.

4 Брак и лично-имущественные отношения в семье

Брак заключался по договору жениха и отца невесты. Отец невесты после предварительного согласия на брак дочери и получения выкупа обязывался вы-дать дочь замуж. Если он нарушал свое обязательство, то принуждался оплатить жениху двойную сумму выкупа. Если дочь, будучи замужем, не приносила на-следника и умирала, муж имел право востребовать свой выкуп за невесту с отца, но отцу возвращалось приданое дочери. Выкуп выплачивался частями, вначале предоставлялся задаток. Жена могла потребовать включения в договор оговорки, лишающей мужа права продавать ее за свои долги (ст. 151).

Развод был упрощенным только для мужа. Жену, изменившую мужу, бросали в реку связанной вместе с любовником, если муж ее не прощал (в слу-чае ее прощения царь мог помиловать и любовника). Бесплодную жену муж был вправе покинуть, дав ей выкуп и вернув приданое. Только длящаяся измена мужа, который уходит из дома и «очень позорит жену», давала последней право на развод: она уходила в дом отца со своим приданым.

Отец не имел права жизни и смерти над своими детьми. Женщина в Ва-вилонии, по Законам Хаммурапи, имела более высокий и привилегированный статус по сравнению с более поздними кодификациями (например, Кодексом Наполеона 1804 г.). Если муж избивал жену, унижал ее и изменял ей, то она могла забрать свое приданое и вернуться к родителям. Нарушение брачного до-говора влекло утрату задатка и выкупной платы. Ни возраст, ни рабское поло-жение не служили мужу препятствием для брака (ст. 175−176). Рабыня, родив-шая детей своему хозяину, не могла быть проданной после этого «за серебро», а после смерти хозяина-отца отпускалась на свободу (ст. 171). Если муж попадал в плен или пребывал в безвестном отсутствии и оставлял жену без надлежащего материального обеспечения, то она имела возможность выйти замуж вторично с условием вернуться к первому мужу после его возвращения домой.

Считался возможным брак свободного человека и рабыни, причем дети от такого брачного союза становились свободными, равным образом с рабом мог-ла жить в браке и свободная женщина, ее дети также считались свободными. Только в случае смерти мужа-раба половина нажитого имущества переходила хозяину раба, а другая половина оставалась жене, от которой она потом пере-ходила по наследству ее детям. Запрещались кровосмесительные браки между близкими родственниками и свойственниками (например, между мачехой и па-сынком).

Если жена возненавидит своего мужа и скажет ему «не касайся меня», то следует исследовать ее дело среди ее соседей. Если она целомудренна и беспо-рочна, а ее муж ходит из дома и очень позорит ее, то эта женщина невиновна; она может взять свое приданое и уйти в дом своего отца (ст. 142). Если она не целомудренна и ходит из дома, разоряет свой дом, позорит своего мужа, то эту женщину должно бросить в воду.

Если авилум берет себе жену, которая рожает ему детей, а потом умирает, то ее приданое принадлежит только ее детям (ст. 162).

В семье сохранялись многие патриархальные порядки. Отец мог отдать детей в долговую кабалу, дочь в жрицы или блудницы, сына лишить наследства «за тяжкие грехи». Жене он мог подарить сад, поле, а ставшая затем вдовой его жена могла все это подарить «любимому сыну» (ст. 150). Наследование проис-ходило в основном по закону. Все сыновья уравнивались, даже от рабыни, если того пожелал отец. Жена владела вдовьей долей только пожизненно, затем она переходила детям. Сыновья рабыни могли быть признаны законными наслед-никами в том случае, если их отец признавал их наследниками в определенном порядке. В любом случае сыновья от рабыни считались свободными.

5 Преступления и наказания

Законы не проводили различия между преступлением и гражданским правонарушением. Более четко обособлялись некоторые формы виновности − различные виды недоносительства, укрывательства. К числу отягчающих об-стоятельств отнесены посягательства на личность или имущество представите-лей высших сословий, дерзость рабов по отношению к хозяевам или детей по отношению к родителям. Возможны наказания без вины. Строитель дома, в ко-тором обрушилась крыша, погубившая сына хозяина дома, наказывался смер-тью собственного сына. Такой вид наказания − редкая форма талиона − равно-возмездного наказания, которое вслед за ветхозаветным библейским текстом иногда называют правилом «око за око». Э. Аннерс называет этот принцип зер-кальным талионом.

Наиболее употребимым было наказание в виде денежного штрафа. Выра-ботан своего рода тариф поранений, согласно кото¬рому повреждение в драке или по злому умыслу кости авилума, мушкенума и раба влечет за собой различные виды компенсаций − либо по принципу «око за око» (для авилумов), либо в виде денежной компенсации. Некоторые разновидности штрафов имели явно завы-шенный размер, равносильный приговору к смертной казни. Например, похити-тель вола или ладьи из царского дворца или храма обязывался уплатить штраф в размере 30-кратной стоимости похищенного.

Разновидности описываемых и перечисляемых преступлений можно сгруппировать следующим образом: преступления против личности, против собственности, против семейных устоев, а также должностные и государствен-ные преступления.

Наиболее суровыми были наказания за лжесвидетельства и клятвопресту-пления, особенно в случаях несправедливых обвинений в убийстве. К смерти приговаривали того, кто после продажи своего товара обвинял покупателя в том, что тот украл у него товар.

В числе преступлений против личности перечислены убийство мужа же-ной, неудачная операция лекаря, телесные повреждения в драке, оскорбление словом и действием, ложные обвинения. Большое значение имело социальное положение обвиняемого и потерпевшего, которое способствовало возникнове-нию особого тарифа поранений и иных форм причинения вреда здоровью или имуществу. Если авилум («сын человека») ударил равного ему, то с него брали штраф 10 сикле серебра. Если раб авилума ударил сына человека, то ему отре-зали ухо. Если человек ударил по щеке человека, высшего по положению, он должен был быть подвергнут бичеванию плетью в количестве 60 ударов (ст. 202−205).

Смертью карали того, кто крал ребенка у свободных родителей с целью превратить его в раба. Сурово наказывалось снятие клейма с раба (ст. 226). Ес-ли бык, идя по улице, забодает человека и причинит ему смерть, то это не было основанием для претензии к хозяину быка (ст. 250).

В числе преступлений против собственности чаще всего встречаются кражи и грабеж, повреждение чужого имущества, а также многочисленные по-сягательства на чужих рабов: кража и укрывательство раба, снятие с раба знака его рабского состояния. Особо выделены некоторые составы мошеннических проделок − мошенничество корчемницы, тамкара и др.

Если вор признавался до собирания свидетельских показаний, то ему доз-волялось в качестве наказания оплатить стоимость украденной вещи в 10- или 30-кратном размере. Если у него не было такой суммы денег, его уличали при свидетелях и убивали (ст. 7−8). Если человек осмеливался украсть имущество из царского дворца или из храма, убивали его самого и того, кто купил краде-ное.

Преступления против семейных устоев включают кровосмешение, невер-ное и распутное поведение жены, похищение и подмену ребенка.

В разряде совершающих должностные преступления упомянуты судьи, меняющие вынесенный приговор на другой, солдаты, младший командный со-став. Не упомянуты государственные преступления в виде измены или мятежа, как полагают, в силу их общеизвестной и безусловной наказуемости. Наказания были дифференцированными и весьма строгими по сравнению с некоторыми образцами предшествующего законодательства в древних государствах Шуме-ра и Аккада. Смертная казнь осуществлялась путем утопления, сожжения или сажания на кол. Широко применялись также устрашающие членовредительные наказания: отсечение руки, пальцев рук, отрезание уха, языка и иные формы наказания по принципу талиона. Задолго до римлян принцип талиона, т.е. рав-новозмездности, был определен в Библии как принцип «око за око», а в законах Вавилонии и других древних государств он получил вид конкретного предпи-сания: «если человек повредит глаз какого-либо из людей, то должно повредить его глаз» (ст. 196 Законов Хаммурапи).

Преступников обращали в рабство, изгоняли из страны помимо обычных наказаний в виде; штрафов и членовредительных действий. В Законах Хамму-рапи можно обнаружить три разновидности наказаний по принципу талиона: наказание по типичному (простому) талиону «око за око» для авилума, по пра-вилу символического талиона (сыну, ударившему отца, отрубали руку; лекарю, неудачно удалившему бельмо, отрубали кисть руки и др.) и по правилу так на-зываемого зеркального талиона (наказание смертью сына строителя дома, если обвалилась крыша построенного им по заказу дома и загубила жизнь сына хо-зяина дома).

6 Судебное разбирательство

Судебное решение воспринималось как акт справедливости, который со-вершался и при помощи законов, а иногда и с участием богов, например бога Реки в случае испытания водой. Проверяемых бросали связанными в реку, и невиновным считался тот, кто после этого всплывал. Этот редкий вариант ис-толкования невиновности контрастирует с обыкновениями древних индийцев и средневековых европейцев, у которых всплывал во время испытаний человек виновный, нечистый, греховный.

Судебный процесс был устным и состязательным, а также единым по де-лам уголовным и гражданским. Истец сам приводил ответчика в суд, а пре-ступника приводили царские слуги, которые находились в подчинении и распо-ряжении наместников. Практиковалось разбирательство с учетом алиби и ве-щественных доказательств. Большое значение придавалось клятвам свидетелей и су¬дебным испытаниям с участием местных богов (ордалии). Отсрочка в пред-ставлении свидетельских показаний могла предоставляться до 6 месяцев (ст. 13). Приговоры о смертной казни и членовредительстве приводились в испол-нение немедленно и публично.

Суды были нескольких уровней и разных юрисдикции: на уровне общи-ны, храмовые и царские суды. Часть разбирательств начиналась принесением клятвы в стенах храма, здесь же заверялись некоторые свидетельства для предъявления в суде. Богиней справедливости считалась Китту, дочь бога Солнца, справедливости и предсказаний Шамаша. Китту посвящались многие храмы на территории царства. Верховные судебные полномочия принадлежали суду царя. Царские суды разбирали дела в отношении авилумов и «царских лю-дей» (мушкенумов), осуществляли помилование по некоторым категориям дел, в том числе могли помиловать любовника жены, если согрешившая жена была прощена своим мужем. В противном случае обоих ожидала смертная казнь че-рез утопление.

Очень важную роль в судебном разбирательстве играли письменные сви-детельства. Письменная фиксация документов, в том числе юридических (тор-говых, брачных и др.), имела большое значение в сохранении и воспроизводст-ве политической и правовой культуры древнего общества. По замечанию из-вестного востоковеда Дж. Брестеда, широкое распространение письменности в государственном делопроизводстве, в религии и коммерции создавало во все времена классовое различие между неграмотными и образованными, − разли-чие, которое создает проблему и в современном обществе.

Таким образом, сборник Законов Хаммурапи в целом был продуктом зре-лой стадии эволюции древнего общества, в котором сложились устойчивая клас-совая структура, упорядоченные отношения между социальными группами жре-цов, воинов и земледельцев. Рабы воспринимались интегральной частью соци-альной структуры, и значительная часть законов регулировала их правовой ста-тус, который исключал конкретные права, но предполагал возможность женить-бы раба на свободной, что было его относительной свободой.

Справедливость в суде гарантировалась ордалиями на взаимной основе для истца и ответчика, а также дифференцированной системой штрафов. Самое тщательное регулирование торговли свидетельствует о большом хозяйственном значении городского населения страны, заинтересованного в товарах и торго-вом обмене со всем окружающим миром. Характерно также, что по некоторым преступлениям высшие классы подвергались более суровому наказанию, чем низшие (например, тамкары по отношению к шаммалумам, командиры по от-ношению к солдатам, авилум по отношению к не равному себе по статусу и др.).

Законы древневавилонского правителя Хаммурапи считаются одними из древнейших в мире. По своему содержанию и по юридическому значению эти законы стали самым важным памятником всего древневосточного права, отра-зив вместе с тем самое начало развития права вообще.

Законы, записанные по судебным решениям Хаммурапи, несмотря на свою древность и значительную архаику отдельных правоположений, заложили основы всей системы юридических принципов и институтов, присущих праву Ближнего Востока в целом, а впоследствии и античному праву. В них впервые в праве было обосновано соотношение преступления с наказанием и то, что от-ветственность настигает виновного, принцип ответственности за ущерб и связь этой компенсации с причинами, приведшими к нему, предпочтение интересов делового человека злостному «таскальщику», наконец, то, что обязательство двусторонне и связывает обе стороны. Это сходство древнего права с поздней-шими правовыми системами более неожиданно, чем очевидные различия в конкретных правилах.

www.bibliotekar.ru

admin

Обсуждение закрыто.